Доступность ссылки

Крым: Право на бесправие


В течение мая и начале июня становится понятно, что оккупационные власти в Крыму вовсе не намерены сглаживать свое там присутствие – крымское население для них что-то среднее между своими подданными и военнопленными. Что же делать Украине – и государству, и обществу?

Следует констатировать, что Кремль проводит в Крыму системную и систематическую зачистку всех прав и свобод, принятых в Западном мире. Россия, конечно-же, выпадает из состава этого мира, а поведение ее ставленников и госструктур в оккупированном Крыму – лишь небольшой штрих,
Это ничто иное как государственный терроризм: «терроризм» – потому что страдают косвенно вовлеченные в конфликт люди, «государственный» потому что делается это руками государства, а не заведомых преступников
подтверждающий первичный тезис.

По отношению к своему населению Москва никогда особенно этих прав не придерживалась, но сейчас она распространяет дикие свои навыки и по отношению к гражданам другой – нашей – страны. Это ничто иное как государственный терроризм: «терроризм» – потому что страдают косвенно вовлеченные в конфликт люди, «государственный» потому что делается это руками государства, а не заведомых преступников.

Россия не имеет ни малейшего права распространять свою юрисдикцию на крымчан: вхождение Крыма в Российскую Федерацию незаконно полностью. Это подтверждено непризнанием аннексии Крыма мировым сообществом и государствами. Это то же, что держать в подвале семью соседа: даже если никто из вашего квартала не станет этих заложников освобождать с винтовкой в руках, никто и не признает ни малейшего права вам так делать. Вы стали преступником, права на насилие вам никто не давал. Россия – государство-преступник, но оно наглейшим образом применяет свои карательные структуры к
В теперешнем Крыму не гарантировано базовое право: на жизнь. В Крыму исчезают люди и никто не занимается их поисками, кроме родственников и друзей
украинцам – или не применяет их к тем, кто совершает против украинцев преступления.

В теперешнем Крыму не гарантировано базовое право: на жизнь. В Крыму исчезают люди и никто не занимается их поисками, кроме родственников и друзей. Похищают (или убивают), вероятно штатные или нештатные сотрудники ФСБ, а может быть – полиция или так называемая «самооборона» – группировки погромщиков. Право на здоровье, как часть права на жизнь, нарушается куда чаще – избить человека в России всегда было просто, а тем более на захваченной территории. В России у государства всегда было еще одно специфическое право – на пытки. Пытать можно запросто, главное – чтобы «при исполнении обязанностей» или в свободное время, получив на это полномочия.

Столь важные для нормального общества понятия, как «право на собственность» и «права на информацию», в Крыму тоже никто не гарантирует (относительно имущества, денег или собственного бизнеса), или прямо подавляются – как с правами на информацию. Не сегодня-завтра может начаться кампания по «национализации» промышленных объектов или недвижимости (в чем роль «правительства республики» будет ключевой) или же, по инициативе «самообороны» или «полиции» – разрозненные вымогательства у бизнесменов или просто владельцев красивых домов. Журналистики в России нет, в Крыму ее тоже не должно быт, журналист – если он журналист – имеет
Погромщики препятствуют службам и угрожают прихожанам – как в случае с церквями Украинской православной церкви Киевского патриархата, или угрожают, действуя индивидуально на членов общины – как то происходит с некоторыми исламскими течениями
прав столько же, как в «горячих точках», то есть он во власти любого человека с оружием или – что чаще – оказывается перед шайкой хулиганов там, где нет прокуроров и судов.

Важная вещь, принятая по умолчанию в свободном мире уже лет эдак 200-250 – «свобода совести» – в Крыму тоже под вопросом. Никто прямо не запрещает ту ли иную конфессию, но всеми силами дается понять, что отправлять некие ритуалы или демонстрировать свою принадлежность к ряду общин становится опасно. Погромщики препятствуют службам и угрожают прихожанам – как в случае с церквями Украинской православной церкви Киевского патриархата, или угрожают, действуя индивидуально на членов общины – как то происходит с некоторыми исламскими течениями. Угрожаемыми чувствуют себя и этнические общины – украинцы и крымские татары, евреи пока не заявляли о своих тревогах, что, кстати, странно – антисемитских выходок в Крыму было немало и делали такое неонацисты и русские шовинисты, – те, кто сейчас восторгается властью Москвы и патрулирует городские улицы.

Новое для Крыма да и, пожалуй, для других хроник оккупированных территорий – это дискриминация «по гражданству», фактически лишение всех прав по отсутствию определенного гражданства. Конечно, на оккупированных территориях местное население полностью бесправно, но нигде еще это население не принуждали к получению паспорта страны- агрессора. Это ноу-хау России. Сомнительные «права», предоставляемые книжицей с двухголовой птицей, и те недоступны не имеющим ее. «Принуждение к гражданству» в исполнении Путина похоже на закрепощение крестьян его историческими
Мы, украинцы, должны защищать европейские ценности во взаимотношениях со взбесившимся соседом
предками: мол, пока свободные, буду пороть постоянно, идете ко мне – может и вообще не буду, а так, вообще-то, посмотрю по настроению.

Что важно: эти свои правила Россия распространяет на граждан другой страны! Ее власть в Крыму признана только ей самой, она захватила около 2-х миллионов людей, превратив их военнопленных. Украина должна давать себе отчет, что а) под властью России наши, украинские, сограждане и она ответственна за них настолько, насколько ответственны за жертв банального криминального похищения, и б) преступления против неграждан Украины, тех, кто уже обзавелся российским паспортом, столь же нельзя допускать, как и преступления на нашей территории, даже если и преступник, и жертва имеют чужое гражданство. Вот собственно, те обстоятельства, при которых мы, украинцы, должны защищать европейские ценности во взаимоотношениях со взбесившимся соседом.

Андрей Кириллов, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», могут не отражать точку зрения редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG