Доступность ссылки

Современная достоевщина, или сомнения семинариста


Иван Ампилогов, русский писатель из Крыма
Как-то пару лет тому назад довелось мне душевно поговорить с неким семинаристом; дело было в Симферополе, семинарист, соответственно – Симферопольской семинарии. Был он из замечательной категории «сомневающихся» – как известно, семинаристов есть три категории: верующие в Господа и в Жизнь Вечную, неверующие и сомневающиеся.

Первые встречаются в чистом виде редко и, по правде сказать, малопригодны к общению, со вторыми и говорить не хочется, да и не о чем, а сомневающиеся бывают очень интересными личностями, особенно когда сомневаются искренно, внутренне трудясь. Такой мне и попался, а таких-то, искренних и откровенных, среди семинаристов совсем немного.

Беседовали мы недолго, но я ликовал. Прохаживаемся по одноименному, симферопольцам знакомому скверу, а я думаю: какая, мол, литературщина, карамазовщина. Сомневающийся семинарист, искренний, внутренне трудящийся! Достоевщина, прости господи.

Среди прочего рассказал он мне об одном своем недоумении. В какой-то предназначенной им к получению квалификации книге он наткнулся на поразившую его мысль, а именно такую: приход Антихриста в России куда более вероятен, нежели в каком-то ином регионе Земного шара.

Объясняется мысль эта так: благочиние и добродетель в России чрезвычайно высоки, собственно, только в России и есть, а потому Антихристу необходимо будет явится именно там, чтоб, разрушив бастион добродетели и истинной веры, уже далее по миру беспрепятственно распространятся. Мол, явись он где-нибудь на Тайване или в Пуэрто-Рико, то сразу всем будет ясна его сущность, а вот когда с берегов Оби или Енисея начнет он свой путь, то смутит многих и тем будет пользоваться.

- Так ведь, главное, понимаете, – явиться он в облике хорошем, справедливом. Возбудит любовь у всех, массово. Не различат его, как ведь в преданиях сказано: обольстит и обольстятся.

- На Святой Руси?

- Да…

Мучавшая его тревога поневоле передалась и мне. Его глаза горели внутренним огнем, видны были следы мучительных терзаний и трудов.

Спрашиваю:

- А что, есть уже и признаки, так сказать, приближения?

- Да, конечно! Идентификационные коды, например, реестры, базы данных. Как ведь написано: «и поставит он всем печать и число, чтоб торговали», так, кажется. И что жить все вместе станут, и забудут роды свои и языки – вот вам и глобализация. Все вместе и все под числом.

- Но все-же предания как-то неопределенно…

- Конечно! Но вот что: будет он справедливым и всех обольстит. Войну остановит, пути к сердцам имеет. Все полюбят его, не различат. И пастыри полюбят, и солгут, и людям скажут, – говорил семинарист и смотрел эдак тревожно, с сомнением.

Что тут было сказать? Я в таких вопросах не очень разбираюсь, мне и в «Братьях Карамазовых» больше нравится смена неожиданных периодов, нежели психология. Но мелькнула у меня смутная догадка:

- Справедливый, всех обольстит… Миролюбивый.

- Да.

- И при том на Святой Руси. На берегах Оки.

- Да, да.

- А что, не пришел он еще? Пару лет назад, положим, лет десять? С номерками для всех, с базами данных? Не появился?

Ответа я не получил, но ход мыслей мне этот понравился.

Иван Ампилогов, русский писатель из Крыма

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG