Доступность ссылки

«Уроки Крыма» и других сепаратистов для Запада (обзор прессы)


В западных публикациях ситуацию вокруг Крыма сравнивают с положением в других «раскольнических» регионах постсоветских государств.

Западные правительства правы, когда настаивают на территориальной целостности Украины и Грузии, но это не должно препятствовать им развивать контакты с раскольническими регионами, пишут американские политологи Линкольн Митчелл и Алегзандер Пули в журнале Foreign Policy. Они напоминают, как в конце мая, когда на Западе радовались решительной победе Петра Порошенко на президентских выборах в Украине, в самопровозглашённой Абхазии на северо-западе Грузии активисты двинулись требовать отставки президента Александра Анкваба, которого обвиняли в коррупции и в экономическом застое. Через несколько часов тот убежал, а через несколько дней официально подал в отставку. И посредником в договорённости о политическом выходе стала Россия, главный союзник и ментор Абхазии. США и ЕС не смогли сделать ничего, пишут авторы статьи. Между тем последние события в Украине, считают они, могли бы стать для США случаем публично выразить заинтересованность в политических проблемах этих раскольнических регионов. Но из-за неэффективной внешней политики у США и их западных союзников не было никаких контактов с абхазской фракцией, которая устроила восстание против Анкваба, и с самим Анквабом тоже. И теперь Абхазия, похоже, приблизилась к России ещё ближе, чем когда-либо. Политика США в отношении большей части бывшего СССР была ограничена рамками двойной цели: укрепления суверенитета и независимости постсоветских государств. Но она, а также недооценка желания Москвы откровенно вмешаться и предоставить военную поддержку этим раскольническим регионам привели к тому, что сейчас ни Грузия, ни теперь и Украина не укрепили ни суверенитет, ни независимость. Неспособность Запада извлечь урок из истории также ослабила его ответ на Крым. По мнению авторов статьи, в будущем США должны мыслить более творчески о подходах, которые приводили бы к настоящему распределению властных полномочий в конфликтных регионах и к разрешению конфликтов. В частности, в таких странах, как Грузия, Молдова или Украина, США должны развивать гражданские и образовательные связи с общинами раскольнических регионов, которые издавна игнорировали. Американским чиновникам лучше бы понять, что неспособность развивать такие связи в конце концов окажется контрпродуктивной относительно целей, которых они стремятся достичь.

Другой американский аналитик Томас де Вал ищет параллели и антипараллели между Крымом и ещё одним сепаратистским регионом, Нагорным Карабахом, пути которых после распада СССР были совершенно разными – доныне. Как пишет исследователь на сайте проекта openDemocracy, преимущественно русский по населению Крым тогда остался в составе Украины, преимущественно армянский Нагорный Карабах – внутри территории Азербайджана. Армения фактически аннексировала Нагорный Карабах, хотя эта территория продолжает говорить о своей декларации независимости ещё от 1991 года, которую не признало ни одно государство (даже та же Армения) – только такие же самопровозглашённые Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье. В начале 1990-х были опасения, что Крым последует примеру Карабаха, Абхазии или Чечни, которые воевали за своё отделение. Но полуостров, к всеобщему облегчению, оказался бочкой с подмоченным порохом. И так было до 2014-го, когда Россия аннексировала Крым, разорвав полдесятка международных договоров и создав новый территориальный спор из ничего. И сейчас в мире интересуются не тем, будет ли Карабах прецедентом для Крыма, а тем, не будет ли наоборот. В Нагорном Карабахе «референдум» в Крыму о присоединении к России назвали «хорошим прецедентом» для себя, а Армения стала одной из всего десяти стран, которые поддержали захвата Россией Крыма в ООН.

Британская же газета The Times рассказывает читателям, как «победа» России в Крыму вернула моду на президента Владимира Путина. Эйфория из-за «возвращения» Крыма заполнила все уголки повседневной жизни России, патриотизм перерос в безумие, рейтинги Путина пошли стремительно вверх. И эта популярность на прошлой неделе отразилась в давке в универмаге ГУМ в Москве за футболками и футлярами для айфонов с изображениями Путина. Продажу планировали на три дня, но всё распродали за два, и толпа, пришедшая в пятницу, была разочарована, что им не досталось футболок по 1200 рублей (более 400 гривен) с Путиным, который на пляже сосёт коктейль и передаёт поздравления из Крыма, или Путиным в чёрных очках в образе Джеймса Бонда и т.п. Влияние Крыма шире и не ограничивается футболками: рекламные щиты призывают решить одну из проблем российской столицы лозунгом «Вернули Крым, вернём и Москву без пробок», а в Сибири начали выпускать конфеты под названием «Крым» и с лозунгом «А ну-ка отними». В статье напоминается, что такое всенародное безумие будто бы предсказал русский писатель Василий Аксёнов в книге 1979 года «Остров Крым», в конце которой Москва тоже аннексирует полуостров силой под обманутый восторг крымчан, вывешивающих лозунги «Крым + Кремль = любовь».

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG