Доступность ссылки

Любая война заканчивается миром. А что дальше?


Ирина Виртосу

Мы не хотим признавать себя ответственными за войну, которая, к сожалению, ведется и между гражданами нашей страны. А она продолжается, и уже давно приобрела угрожающие масштабы – и для территориальной целостности Украины, и для единства украинских граждан.


Я читаю эмоциональные всплески в социальных сетях и в сообщениях СМИ о смерти и похоронах «наших» солдат, о взрывах черной «радости» от мяса растерзанных «террористов» и «сепаратистов», о «тучных» переселенцах из Донецкой и Луганской, о крики ненависти – какого черта нам кормить Донбасс, Луганск, Крым ...

Я читаю трогательные истории отчаяния матерей, отправляющих своих
Любая война заканчивается миром. Две-три-четыре стороны конфликта когда-то все-таки сядут за стол переговоров и договорятся. Вопрос в количестве жертв
Бранка Шесто
19-летних детей на войну, агрессивные комментарии о «правосеках», «майданутых», «бандеровцах» ... А еще о похищении и избиении коллег журналистов, имена которых для меня не чужой звук.

И тем труднее включить мозг и написать строки ниже.

«Любая война заканчивается миром. Две-три-четыре стороны конфликта когда-то все-таки сядут за стол переговоров и договорятся. Вопрос в количестве жертв», – как-то заметила в частной беседе Бранка Шесто, председатель регионального представительства Мониторинговой миссии по правам человека ООН. Бранка из Хорватии, она знает о чем говорит – ее страна почти пять лет была в состоянии гражданской войны, как и все другие страны бывшей Югославии.

Сейчас важно говорить, что в Украине идет война и между гражданами. Ведь когда военные действия прекратятся, «военные» настроения людей сами не исчезнут, если не начать информационную кампании по их погашению, говорит Бранка. И с ней трудно не согласиться, учитывая тот массив информации, который я получаю со СМИ, социальных сетей и в разговоров с моими коллегами, друзьями.

... Моя коллега по работе – умная, красивая женщина. Она – профессионал в своей сфере. Ее украинский чрезвычайно остроумный и насыщенный вкусными украинскими поговорками, пословицами. Она волнуется за судьбу единой
В информационное пространство нам не уставали вбрасывать страшные сказки о «татарах», нас приучали к «донецким», пугали «бандерами». Это однозначно выгодно тем, кто расшатывает страну. Кому нужно настроить запад-юг-север-восток друг против друга?
страны. У нее есть сын-подросток, который за полтора-два года уйдет в армию.

Моя коллега – из Луганской области, но уже длительное время живет и работает в Киеве. И ее старенькая мама осталась там – в 30 километрах от Лисичанска и 70 километрах от города Счастье, где ведутся боевые действия.

Кроме всеукраинской войны, женщина вынуждена вести еще и личную «борьбу» за развенчание стереотипов вроде «на Донбассе все чудовища», «сколько можно их кормить», «они не хотят учить язык», «пусть сами защищают себя»...

Когда мы теряли Крым, что-то подобное звучало и в сторону крымчан. И тем беспокойнее я спала, чем ближе к моей родной Херсонской области вкапывали столбики границы с Россией. Я боюсь представить, которая могла бы звучать риторика в сторону херсонцев, если бы, не дай Бог, развернулись боевые действия на этой территории. Мои волнения разделяла и моя подруга из Николаева. Все это пережила моя подруга и коллега из Крыма.

Когда я «начала» эру заграничных командировок, только тогда я осознала – насколько Украина большая по территории страна, насколько Украина – разнообразна: по количеству в ней национальных сообществ, по языку, по мышлению...

И в информационное пространство нам не уставали вбрасывать страшные сказки о «татарах», нас приучали к «донецким», пугали «бандерами». Это однозначно выгодно тем, кто расшатывает страну. Кому нужно настроить запад-юг-север-восток друг против друга?

Идет война и между гражданами Украины. И до тех пор мы будем в ней активно, да нет – ожесточенно участвовать, – до тех пор мы будем проигрывать в защите нашего государства.

Наберусь смелости, чтобы написать ниже.

Нет «донецких беженцев» – есть люди, которые нуждаются в помощи здесь и сейчас. Они не хотели покидать свои дома, чтобы жить в палатках в лесах Харькова.

Не может быть «фильтрации» переселенцев: с пророссийскими настроениями – в один лагерь, с проукраинскими – в другой. Иначе мы рискуем «подкормить» социальную бомбу замедленного действия, которая уже заложена. И заложена против всех граждан Украины.

Следует понять, что переселенцы из Донбасса или Луганщины проживали в полном вакууме со стороны Центральной и Западной Украины, и активно закачивались пропагандой со стороны России. Чтобы эту 20-летнюю беду выровнять – нужно обеим сторонам начать общаться, налаживать общественный диалог, а не меряться, кто круче.

Вместе с тем следует брать ответственность за свою жизнь и не приучаться, что кто-то обязан кормить меня всю жизнь. Переставать быть зависимым от коллективной помощи.

Помощь переселенцам – это только старт, чтобы учиться жить в тех условиях, в
Нельзя бросать на произвол судьбы оккупированные регионы. Проигрыш в Крыму разве ничему не учит?
которых оказались из-за войны. Однако думать, что государство (или скорее всего – волонтеры) будут заниматься нами, потому что мы «бедные и несчастные» – это по меньшей мере унизительно для человеческого достоинства.

Чем дольше переселенцы будут зависеть от кого-то и не решать самостоятельно вопрос будущего жилья, работы, устройства детей в школы и детские сады – тем сложнее им будет адаптироваться в новых условиях. Это вопрос ответственности за собственную жизнь. Это сложно, но это неизбежно – никто им ничем не обязан. Мы все – заложники войны.

Нельзя бросать на произвол судьбы оккупированные регионы. Проигрыш в Крыму разве ничему не учит? Следует забыть застенчивое слово «АТО» и говорить о реальных боевых действиях. Ответственность за разрушенные дома, жертвы гражданского населения, волны переселенцев – исключительно на государстве.

Вместе с тем защита страны не может иметь «местечковый» интерес: мол, если двинутся к нам, только тогда мы выйдем на бой, а умирать за «них» не хотим.

Следует забыть о риторике, что вся Украина кормит тот или иной регион. Экономика страны – единый организм, и если выпадает одно звено – страдают все остальные.

Стоит вести не информационную «войну», а информационную кампанию.
Не кто виноват, а что делать дальше и как избежать гуманитарной катастрофы – это должно быть ключевой темой информационных кампаний
Конечно, важно собирать правдивые показания и писать истории. Но если цель таких сюжетов – увеличить риторику ненависти друг к другу, грош цена такой журналистике. Не кто виноват, а что делать дальше и как избежать гуманитарной катастрофы – это должно быть ключевой темой.

Все мы устали от войны. Но если она длится, значит для кого-то является «матерью родной». Повторюсь снова: любая война заканчивается миром.

Вряд ли кто-то из нас готов платить еще большую цену за участие в войне, которая ведется и между украинскими гражданами. Почему мы ее так активно продолжаем?

Ирина Виртосу, Центр информации о правах человека

Мысли, высказанные в рубрике «Мнение», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG