Доступность ссылки

Изгой. Политический портрет Владимира Константинова. Часть 1


Владимир Константинов
После успешного проведения выборов Президента Украины психологическое состояние «главы госсовета Крыма» Владимира Константинова резко изменилось. До этого дня каждое утро, входя в свой рабочий кабинет, он чувствовал себя героем дня, человеком, в руках которого находилась судьба Крыма, а часто и всей Украины. Но, посмотрев инаугурацию Петра Порошенко, Константинов почувствовал, что после этого дня история, в том числе в Крыму, окончательно пошла своим путем, и от него уже ничего не зависит, поскольку он бессилен что-либо изменить или на что-то кардинально повлиять. Это было неожиданностью для него, он думал, что сладкое время пребывания на вершине власти продлится дольше. Но все ушло так быстро. Линия Киев – Москва стала первичной, а линия Симферополь – Москва потеряла значение и стала равна отношениям столицы с новой, но зачуханной, провинцией…

В корне изменилась и ситуация в Крыму. Константинов, выдвинутый спикером парламента с назначением в Крым на первую роль Василия Джарты, всегда был «на подхвате», молчаливым исполнителем. А тут настал его «звездный час» – на какое то время, от сессии, объявившей «референдум», до назначения Аксенова «и.о. главы Крыма» – Владимир Константинов был главным действующим лицом всех событий в автономии. Чему быть и что кому делать – решал он. Но теперь он почувствовал, что инициатива уплыла из его рук.

Заложники и жертвы «Крымской весны»

«Судьба Крыма» вдруг оказалась в руках Аксенова: он стал издавать «указы», решал, кому быть в правительстве, руководил «самообороной», раздавал награды, держал связь с Москвой и со «Стрелком», с непризнанными ДНР и ЛНР, он вербовал в Крыму наемников на войну, ездил в Чечню договариваться с Кадыровым, он принимает делегации из России и подписывает с ними договора, решает «вопросы по татарам», и вот уже начал менять кадры руководителей регионов. И все без него.

Константинов запаниковал! Не постепенно, а практически одним махом, все решающие вопросы жизни перешли к Аксенову, а ему осталось только созывать сессии и штамповать голосованием депутатов подготовленные многочисленными «российскими специалистами», прикомандированными к Крыму, «законы» и постановления. Константинов явственно почувствовал опасность того, что такую простую роль может выполнить любой из депутатов, и если он совершит хоть один неверный шаг – его заменят без малейшего сожаления. Он почувствовал, что надо спасаться, но где оно, спасение?
Остро захотелось публично «проучить» Аксенова, подчеркнуть их связь, чтобы Аксенов никогда не забывал, кем он был до того момента, пока именно он,
Сергей Аксенов и Владимир Константинов
Сергей Аксенов и Владимир Константинов
Константинов, не выдвинул его на первые роли.

«Тут необходимо понимать природу ситуации, кто такой Аксенов, и кто такой Константинов, – заявил спикер в интервью корреспонденту «Крыминформа» по поводу 100 дней после референдума. – Если это понять, очень легко разобраться в их действиях. Мы с ним обречены быть вместе, нас судьба спаяла, хотели мы этого или нет. На нас лежит «Крымская весна», и мы ее заложники. Если он отойдет в сторону – погибнет, точно так же как и я, если отойду. И он это понимает, и я. И это понимают все – мы это сделали, и такая наша судьба – пройти этот исторический путь. Каким он будет, мы не знаем… И в этом мы с Аксеновым спаяны, что обязывает нас координировать свои действия друг с другом. Когда мы выбирали премьера, я не рвался на это место и предложил Аксенова. Он согласился, и я ему за это благодарен, иначе ничего бы не получилось. Сейчас притираем друг к другу команды».

Конечно, он блефует. Никакой команды у него нет. Не считать же командой «регионалов», которых он бросил под «танк референдума»? Депутатов, которых он заставил голосовать под дулами автоматчиков «Стрелка»? Или новоиспеченных «единороссов», которые вступили в новую партию под страхом не быть «белыми воронами»? Он стал чувствовать, что одиночество в политике – страшнее одиночества в старости…

Константинов не забыл, что «мобилизовать» депутатов на сессию по референдуму ему пришлось под дулами автоматов «Стрелка». Он знал – депутаты тоже не забыли этого. Он силой заставил их голосовать за Россию. Поэтому Константинов помнит и открытое письмо его «единомышленницы», директора завода шампанских вин «Новый Свет», бывшей «регионалки» Янины Павленко. «Сегодня определенные крымские политики делают все, чтобы ввергнуть Крым в противостояние, связанное с сепаратизмом, – писала Павленко. – Хочу уберечь вас от решений, направленных на раскол в крымском обществе, ибо сегодняшние митинги возле нашего парламента говорят о неадекватности действий Верховного Совета Крыма. Люди выходят на митинги, когда власть их не слышит… Вам, как никому, известно, что Конституцией Украины и Крыма, законами страны какого либо механизма изменения статуса Крыма в сторону независимости либо присоединения к другому государству нет. Любые попытки это сделать автоматически приведут к насилию и кровопролитию».

Оказалось – все именно так. Он знает – сегодня Павленко уже «поет славу России», но, в зависимости от обстоятельств, может и отказаться от этого письма, и заявить – а я вас предупреждала публично. В любом случае крайний даже не Аксенов, а он, Константинов, и скрыть это уже невозможно.

На «празднике» в Москве Константинов бодро говорил одному из российских телеканалов, что «такого государства, как Украина, уже нет», что оно «рассыпалось», что «власть там ни на что не способна», а в Крыму наоборот, все отлично, и именно «Крым станет центром будущей федерации». Теперь он понял, почему миловидная журналистка, державшая микрофон, снисходительно улыбалась. Все – не так! Украина есть.

И есть она, неожиданно для него, совсем не такая, как он ожидал, – еще слабая,
Константинов почувствовал, что ни ему, ни Аксенову никуда не деться от того факта, что Генеральная прокуратура новой Украины, а затем и украинский суд, рано или поздно настигнут их
но уже перспективная, несравнимо огромная по сравнению с его малостью и мизерностью, с перспективами и незначительностью «его Крыма». Константинов понял: войну на Востоке не выиграть, Украина вступит в Евросоюз, окрепнет, обгонит Крым по темпам развития, станет по-настоящему демократической. Он бы и сам позавидовал такой стране, поэтому понял, как могут завидовать этому крымчане, а значит – Крым никому в России не удержать. Константинов почувствовал, что ни ему, ни Аксенову никуда не деться от того факта, что Генеральная прокуратура новой Украины, а затем и украинский суд, рано или поздно настигнут их. Неизвестно пока, как именно это будет, но было явно понятно, что этого не миновать…

Случайный спикер

Главой парламента Владимир Константинов стал случайно. Когда Янукович решил «освоить» Крым, он направил туда лично преданного ему Василия Джарты. Для успешного водворения его в кресло главы Совмина требовался послушный, неискушенный в политике, не амбициозный и не компетентный в процессах управления спикер. Среди сотни депутатов нашелся Владимир Константинов, бывший глава строительной фирмы «Консоль», дела которой к тому моменту сильно пошатнулись.

Владимир Константинов родился в 1956 году в Молдавской ССР. В 1973 году окончил Научненскую школу в Бахчисарайском районе Крыма. Работал помощником машиниста камнерезной машины Альминского комбината строительных материалов. Параллельно учился в довольно непопулярном на тот момент вузе – Симферопольском филиале Севастопольского приборостроительного института по специальности «промышленное и гражданское строительство». Через год перешел на дневное отделение и закончил учебу в 1979 году. Из армии демобилизовался в 1981 году, к 1991 году довел карьеру до начальника Крымского специализированного РСУ треста «Укрремстройматериалы».

В 1991 году коллектив взял это предприятие в аренду, превратив его в фирму «Консоль». Константинов становится генеральным директором. Фирма приватизируется, и с 1993 года он уже гендиректор, а потом председатель правления ООО «Консоль ЛТД». На базе этой фирмы создается корпорация «Укрросбуд», где он сначала был председателем, а позже – президентом.
Владимир Константинов и Василий Джарты
Владимир Константинов и Василий Джарты

В марте 2010 года Константинова поставили главой парламента Крыма. Он отказывается от получения заработной платы спикера, перечисляет ее детскому дому, заявив журналистам: «Я уже заработал столько, что мне хватит на всю жизнь». При режиме Януковича Константинов свое назначение оправдал. Можно долго перечислять историю дерибана крымской земли, парков, заповедников, других объектов, которое проводилось с молчаливого согласия Константинова.

При нем огромная территория крымского леса была отдана охотничьему хозяйству «Кедр», в которое, как известно, входили высшие чиновники администрации Януковича и приближенные к «семье». При нем была уничтожена всемирно известная фирма «Магарач», и на месте снесенных подвалов, столетней коллекции вин, винзаводов построена дача «семьи» под названием «Чайный домик». При нем начался дерибан заповедника на мысе Айя, где так и не закончено строительство дворца для Виктора Януковича-младшего. При нем усилились темпы застройки территории Никитского ботанического сада. При нем то и дело возникали конфликты в Ялте из-за незаконной застройки городской территории. При нем произошли убийства шести крымских мэров, которые до сих пор не раскрыты. При нем устроен «калейдоскоп» кадров, когда руководителей городов, районов, поселков меняли на более сговорчивых. При нем, как он сам однажды проговорился, а потом, испугавшись мести «семьи», отказался от своих слов, откаты за выделенные из бюджета средства, в том числе и из «подаренных» Крыму «на вхождение Джарты» 900 миллионов гривен, – дошли до 75 процентов!

Себя он тоже не обижал. Занялся приобретением участков земли «под строительство» в его «родном» поселке Научном, фактически «ликвидировал переподчинением» всемирно известную Крымскую астрофизическую обсерваторию.

Между тем дела «Консоли» шли все хуже и хуже. Более того Константинов получил неожиданный удар – политтехнологи Джарты стали публиковать на киевских сайтах компромат на него по поводу безнадежных недостроев в Киеве, деньги за которые были уже растрачены. Его прямо обвиняют в создании строительной «пирамиды», когда деньги собираются авансом и тратятся на другие нужды, часто – на Партию регионов. Недостроев по стране накопилось десятки. «Семья», с одной стороны, требовала денег, с другой, безжалостно наезжала на него все сильней. Ей невозможно было отказать, потому что ему, как и «непослушным» мэрам, грозили уголовными делами «за все грехи». Чтобы они замолчали, Константинов не то подарил, не то продал Джарты лучшую квартиру в престижном доме в центре Симферополя, хотя тот там так и не успел пожить. Но «семья» не отступала. Константинов не знал, куда деваться от долгов, а они все росли.

В конце-концов он предложил купить «Консоль» сыну Януковича, публично называл его «перспективным инвестором», уже сиял оптимизмом, но сделка не
Янукович, вместо того, чтобы инвестировать в Константинова свои деньги, предпочел просто выкачивать деньги из спикера, попавшего «как кур в ощип». Поэтому прежде, чем стать заложником «крымской весны», Константинов стал жертвой «семьи»
состоялась. Янукович, вместо того, чтобы инвестировать в Константинова свои деньги, предпочел просто выкачивать деньги из спикера, попавшего «как кур в ощип». Поэтому прежде, чем стать заложником «крымской весны», Константинов стал жертвой «семьи».

Сегодня Константинов рассказывает об этом так: «Украинская политика хромает тем, что в ней нет искренности. Ни одного искреннего политика нет. Я их всех знаю, и все приходят за одним – за деньгами. Слушать их слова бесполезно, это аббревиатура «как украсть и что для этого нужно сделать», а публично все за народ. И этой лживостью уже пронизано все до тошноты. Понятно, что в каждом есть доля цинизма, но Украина скатилась до такого уровня, что просто невозможно». Он только забыл уточнить – речь идет, собственно, не о нынешней Украине, а о его же регионалах-однопартийцах из прошлого режима, частью которого был и он сам, а значит и о себе самом. Можно сказать, что нынешнему цинизму Константинов учился у Януковичей.

По данным крымского «Центра журналистских расследований», «Консоль» залезла в миллиардные долги – застройщикам, банкам, дольщикам. Все имущество фирмы до мелочей, а также сами недострои, оказались в залоге. Пирамида не рухнула раньше времени по той причине, что за счет строительных денег Константинов спонсировал Партию регионов, и она помогала ему держаться у власти. Когда режим Януковича начал рушиться, Константинов четко понял, что за все придется отвечать ему, поэтому он слал в Киев истерические заявления, требующие от президента введения чрезвычайного положения.

Когда он понял, что это не действует, он отважился ответить Москве согласием отдать Крым. Три раза за две недели побывав на инструктажах в Москве, он стал пугать Киев отделением Крыма от Украины в случае, если там победят те, кого он без зазрения совести называл «нацистами, фашистами и бандеровцами». Его приближенные специально за деньги распространяли по Крыму слухи о приезде «боевиков с Западной Украины». Они имели действие – население городов и сел в панике прятало детей, боялось ходить по улицам, отказывалось от работы.

«Побег в Россию» совершили и Янукович, и Константинов, но по-разному. Янукович бежал с деньгами и ценностями, но сам. Константинов же бежал в Россию уже без денег, но вместе с Крымом (как с мешком картошки, – сказал бы Путин), и что самое главное – с крымчанами, и как оказалось, именно этого многие из них ему не простят…

Перечислять, по каким параметрам жизнь в Крыму при России стала тяжелее и хуже, уже устали, и наоборот: тяжелее всего приходится операторам российского телевидения – не могут найти, что же в Крыму улучшилось. Разве только то, что Константинову на годик удалось убежать от ответственности, так все равно же не навсегда?

Олесь Черемшина, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG