Доступность ссылки

«Южный поток»: «Легче сбить нового члена-государства Евросоюза, чем старого»


Российский «Газпром» и австрийская компания OMV на этой неделе подписали историческое соглашение на строительство австрийского участка газопровода «Южный поток», который будет перекачивать газ из Черного моря в Австрию.

Всего лишь несколько недель до этой сделки другая страна-член Европейского союза – Болгария – приостановила работу данного проекта из-за критики Брюсселя.

Корреспондент Радио Свобода обратился к Эдварду Лукасу, старшему редактору по энергетическим вопросам британского журнала The Economist, чтоб получить представление о значимости австрийского контракта и о том, почему Вена продвигается вперед тогда, как София нажала на тормоза.

– Соглашение, подписанное 24 июня, когда президент России Владимир Путин посетил Вену, чтобы протолкнуть подвергающийся критике проект «Южный поток», описывается как оглушительный триумф России. Разделяете ли вы эту точку зрения?

– Я думаю, что победа Путина может оказаться скорее символической, нежели реальной. У меня до сих пор есть сомнения, что «Южный поток» когда-нибудь на самом деле будет построен. Это очень дорогой проект, особенно для россиян. Я также уверен, что люди в Брюсселе будут в недоумении и озадачены, потому что это является явным вызовом, опять-таки, важной роли Евросоюза по установлению правил в энергетической политике Европы.

– Европейская комиссия выступает против проекта в нынешней форме, подчеркивая, что он не соответствует закону Евросоюза о конкуренции и противоречит политике Евросоюза по диверсификации источников поставок для того, чтоб уменьшить зависимость от России. Австрия, в свою очередь, утверждает, что Европа слишком зависит от российского газа, чтобы быть придирчивой. Как вы думаете, оправдана ли непреклонность Брюсселя по этим пунктам?

– Я не думаю, что Евросоюз должен быть гибким по главному пункту, то есть вам не должно быть разрешено владеть одновременно и трубопроводом, и газом. Они хотят иметь открытый доступ к трубопроводам. Во-первых, закупки должны быть в евросоюзовских рамках по государственным закупкам. Поэтому неправильно, что контракт на строительство «Южного потока» передали только другу Путина Геннадию Тимченко и его «Стройтрансгазу» без надлежащего тендера.

Эдвард Лукас
Эдвард Лукас

Что еще более важно, мы пытаемся не только разнообразить источники поставок в Евросоюз, но еще стараемся и либерализовать газовый рынок. И с этой точки зрения, плохо, что «Газпром» будет строить еще один трубопровод, контролируемый «Газпромом», на территории Европы. Если «Газпром» хочет продать газ Европе, это хорошо, но они должны соответствовать правилам единого европейского рынка. Я боюсь, что здесь существует политическое измерение, что Россия хочет взломать эти правила, потому что ей не нравится Евросоюз как политическая структура, которая может бросить вызов России.

– Из-за кризиса в Украине проект газопровода «Южный поток», по планам идущий в обход Украины в Европу, стал новым центром напряженности между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном. Москва обвинила Евросоюз в давлении на Софию и назвала приостановку работы по строительству болгарского участка трубопровода возмездием за действия России в Украине. Во время своего визита в Вену Путин заявил, что вопрос проекта «Южный поток» «не должен политизироваться». Какую роль играет политика, в частности, украинский кризис, в нынешних переговорах по данному проекту?

– Политика играет большую роль. Я думаю, что идея обсуждения газового вопроса в деполитизированном контексте звучит смешно. Россия использует газ в качестве политического оружия. Евросоюз принял политическое решение либерализовать свой рынок газа. Так что это, в силу самого факта, политический вопрос.

– «Южный поток» выявил трещину в отношениях между странами внутри Евросоюза, которые дружат с Москвой, как Австрия, и тех, кто хочет занять более жесткую позицию в отношении России. Согласны ли вы с мнением многих аналитиков, которые считают, что Путин пытается использовать эти расхождения во взглядах для подрыва Евросоюза и его энергетической политики?

– С тех пор, как Путин пришел во власть, всегда существовала систематическая попытка придерживаться принципа «разделяй и властвуй» по отношению к Европе и Америке, а также внутри Европы. Он пытается противопоставлять крупные государства мелким странам, государства, которые зависят от газа – друг-другу и так далее. Это является основной частью отношения России к Европе. А Европа по-разному противостоит этому.

– Брюссель оказывает большое давление на Болгарию и Сербию по приостановлению работ «Южного потока» на их территориях. Подвергается ли Австрия такому же давлению со стороны Евросоюза и отказывается прогибаться, или же Брюссель просто имеют тенденцию быть более снисходительным к старым государствам-членам?

– Пока что огромное давление идет на Болгарию, потому что, конечно, если Болгария не будет строить трубопровод, нет необходимости беспокоиться об австрийской части проекта. Но легче сбить нового члена-государства, чем старого.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG