Доступность ссылки

Павел Казарин: Украина и контрреволюция


Во всем происходящем есть важная деталь – современная Украина не апеллирует к прошлому. У нынешней страны попросту нет исторического прототипа, она с кровью и скрежетом прокладывает свою собственную колею. И именно это внушает оптимизм.

На этом фоне особенно выпукло смотрятся заявления «ДНР» и «ЛНР» о том, что они будут создавать «Союз народных республик». В это название так и просятся «советские» и «социалистические» – для полноты исторической аналогии. Магия аналогий налицо – идея контрреволюции против идеи революции. И то, что в роли контрреволюции выступают идеи столетней давности, только подтверждает первоначальный тезис.

Потому что если вы слышите о возрождении чего бы то ни было, можете быть уверены – для будущего тут места нет. Более того – тот же Советский Союз в свое время не строился на лозунгах возвращения старого, он отталкивался лишь от идеи создания нового. Без каких бы то ни было отсылок к «прежним временам» или игр на темах реванша. Все конкурентоспособное смотрит в будущее, любая контрреволюция оглядывается в прошлое – как это делало белое движение во время гражданской. Именно поэтому будущего у нее нет. Потому что прошлое не воссоздается.

И дело даже не в том, что «ДНР» и «ЛНР» не могли возникнуть и существовать без внешней поддержки. Я понимаю, что обсуждать их в качестве самостоятельного проекта смехотворно. Но вопрос именно в том, как устроено сознание тех людей в Украине и в России, которые мечтают о создании неподконтрольных Киеву анклавов на востоке страны. Они хотят не создавать новое – их цель в отрицании естественного хода событий.

Мир это уже неоднократно проходил. Эпоха парусных кораблей закончилась внезапно. Огромные корабли, не требующие никакого топлива, способные передвигаться на значительные расстояния, практически в одночасье оказались не у дел. Эра пароходов, пришедшая им на смену, обязана своим появлением всего лишь двум каналам – Суэцкому и Панамскому. В этих каналах парусники могли передвигаться только по ветру, при любых иных ситуациях им не хватало места для галсов – маневров. А пароходы с такой проблемой не сталкивались в принципе. В итоге, в какой-то момент, парусный флот просто оказался неконкурентоспособен.

Те, кто сочувствуют «ДНР» и «ЛНР», с тем же успехом могли бы требовать отказа от технологий, интернета, генетики, мобильной связи. Потому что если не запрещать прогресс, то на этом фоне особенно нелепо будут смотреться попытки обратить вспять ход истории. А так – заперев реальность в карцер – можно надеяться, что никто не заметит идеологического пхеньяна вокруг.

Будущее не может состоять из прошлого. Командарм Буденный хорош для гражданской войны, патернализм – для монархии, а пропаганда –

Украины все это время не было – была туша УССР, которую доедали 23 года. Украины не существовало – и потому она сегодня лишена исторических матриц, в рамках которой обречена кусать свой собственный хвост

для войны. Во всех остальных ситуациях эти явления уже не работают, как соль не подходит к кофе. Будущее создается на прошлом и из прошлого. Но оно не может искать себе рецептов в том, что осталось позади. Иначе нам снова придется строить парусники.

В этом и состоит сегодня разница между рождающейся Украиной и теми, кто пытается предотвратить ее появление. Украины все это время не было – была туша УССР, которую доедали 23 года. Украины не существовало – и потому она сегодня лишена исторических матриц, в рамках которой обречена кусать свой собственный хвост. Никто не знает, какой будет новая страна. И на фоне России, мечтающей вернуть Киев в прежнюю матрицу, это выглядит довольно оптимистично.

Потому что в битве за прошлое и битве за будущее всегда побеждает последнее.

Павел Казарин, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG