Доступность ссылки

Олег Панфилов: Эффект бумеранга


Олег Панфилов

В московском бюро Радио Свобода на стенах висят работы карикатуриста Борис Ефимова. В 2001 году, спустя 10 лет после распада СССР, художник передал радиостанции часть своих работ, выполненных в 60-80-х годах. В рисунках – отношение советской пропаганды к «голосам», двум радиостанциям, Радио Свобода и Голос Америки, которые власти хотя и глушили, но страшно ненавидели. На карикатурах сотрудники радиостанций изображались утками, а названия американских газет искажались согласно традиций советского юмора – «Врали трибюн», «Брехли ньюс» и «Мейли емеля». Чиновники отдела пропаганды ЦК КПСС не жалели сил и денег, чтобы вызвать у населения чувство отвращения и брезгливости. Правда, всего лишь на несколько десятков лет.

Как жанр изобразительного искусства политическая карикатура появилась в Европе еще в 18 веке, активно использовалась в России в 19 веке, и особенно в начале 20 века – в период русско-японской и первой мировой войн. Но расцвет карикатурной пропаганды в огромных масштабах – в газетах, открытках и плакатах, уже в советское время. Изобразительной пропагандой занимались известные художники, многие из них создавали объединения – «Окна РОСТА», «Окна ОСВАГа». Для более убедительного восприятия пропагандистской сатиры к художникам присоединялись известные поэты – Владимир Маяковский, Самуил Маршак, Василий Лебедев-Кумач, Демьян Бедный.

В Советском Союзе создавался «институт ненависти», вначале карикатуры, потом анимационные фильмы, документальные и художественные фильмы. Когда появилось телевидение, то пропаганде ненависти учились уже миллионы советских людей. Телевидение оказалось самым эффективным инструментом, заменяющим плакаты и открытки, оставляя за газетами право печатать карикатуры. На Центральном телевидении СССР пропаганда была постоянной – от утренних новостей до обязательной для сех каналов программы «Время», которую злые языки называли пятиминуткой ненависти. Шедевром была еженедельная программа «Международная панорама», объясняющая советским людям, как плохо живется при капитализме, и насколько счастливы в социализме.

Советская политическая карикатура была важной частью деятельности отдела пропаганды ЦК КПСС. Художники получали задание, потом получали ордена и премии и жили зажиточной советской жизнью пропагандиста, от таланта которого, как думали коммунисты, зависело восприятие мира доярок, инженеров и учителей. Они все равно не могу ездить за границу и поэтому мир они знали только по «Международной панораме» и карикатурам. Случались периодические казусы, зависящие от того, с кем ругалось советское руководство, а потом мирилось. Сталин дружил с Мао Дзедуном и на плакатах китайский вождь выглядел счастливым и радостным. Мао Дзедун поругался с Хрущевым – и в бой вступали карикатуристы. Так было и с Иосипом Броз Тито и с другими политиками.

КГБ тщательно следила за любыми попытками населения использовать жанр политической сатиры против советского руководства. Чекисты контролировали типографии, ризографы, ротаторы, мимеграфы, гектографы, а когда появились первые копировальные аппараты «Xerox» и принтеры для компьютеров, то и их. Даже обычные печатные машинки были под учетом КГБ. Советские власти боролись с самиздатом, который по большей части к сатире не имел отношения, но там была написала правда. У населения оставался только один жанр устной сатиры – анекдоты и частушки. Но арестовывали и сажали за них тоже.

В современной России политическая пропаганда опять стала эфективным оружием. Путин практически избавился от независимого телевидения и все каналы начали не только хвалить его, но и как в советское время неистово ругать противников. Избавляться от прежних критиков пришлось старыми чекистскими способами: телепрограмма «Куклы» была закрыта после наветного письма преподавателей С-Петербургского университета, а затем был разогнан и сам канал. Закрылись несколько популярных газет и журналов, прежние независимые – «Известия» и «Комсомольская правда» по сути и содержанию вернулись в советское время.

В информационное пространство России вернулись «подметные письма», но в качестве анонимок стали использовать смонтированные видеокадры или фотографии. И это тоже заслуга Путина. В марте 1999 года, когда Путин занимал пост директора ФСБ, канал «Россия» показал снятое скрытой камерой видео, в котором человек похожий на генерального прокурора России Юрий Скуратов проводил время с двумя проститутками. По утверждению Путина, который занимался расследованием этого дела, запись признавалась «предварительно-подлинной». Хотя юридического подтверждения подлинности видео получено не было.

Уже когда Путин стал президентом, традиция прослушек, подсматривания и манипуляций информацией стали приобретать масштабы, сравнимые разве что с деятельностью советского агентства ТАСС. Именно так в Кремле видели борьбу с оппонентами, одновременно закрывая им доступ к СМИ для опровержений и доказательств. И эту ситуацию трудно назвать просто отсутствием свободы слова и засильем пропаганды, это настоящий информационный террор.

В закрытом советском обществе так боролись с неугодной интеллигенцией – проводили собрания и митинги, клеймили позором и требовали «привлечь к ответу». И «врагов советской власти» привлекали, судили и расстреливали. Но СССР тогда жил за «железным занавесом», население ничего не знало о происходящем за пределами пограничной колючей проволоки. Страх быть наказанным следующим сплачивал народ вокруг партии и правительства.

Странно, но Путин начал восстанавливать традиции советского информационного терроризма, полагая, что сможет опять вернуть в общество страх. По большей части ему удалось – пропаганда смогла убедить население в существование врагов. В Россию вернулись анонимки, коллективные письма и репрессивные законы. Общественное мнение настолько доверяет Путину, что телевидение и газеты начали активную дискредитацию «врагов народа». Телевидение показывает незаконно записанные сцены личной жизни, на улицах висят билборды с портретами «врагов народа», в почтовые ящики разносятся листовки с «фактами» из жизни неугодных Путину политиков или общественных деятелей.

Мощь российской пропаганды используется не только внутри России, но и на постсоветском пространстве, где преимущественно люди или говорят по-русски или понимают. Методы и цели те же – дискредитация. Часто по российскому телевидению можно понять, на кого в ближайшее время обрушится гнев Путина. Несколько переворотов в Кыргызстане сопровождались информационными манипуляциями, но как только в программе «Время» или в новостях НТВ начинали ругать очередного президента, то было понятно – скоро новый переворот. Остракизму периодически подвергаются и друзья, ради профилактики. Что-то не то сказал Лукашенко и нудный голос комментатора НТВ или РТР уже разъяснял телезрителям, насколько «батька» зависит от России. Просто ставили на место.

Настоящая информационная бойня начиналась тогда, когда Путин уже не видел другого пути, а шантаж и угрозы уже не действовали. Как в случае с Саакашвили. Выпускающие редакторы старались в каждый выпуск новостей вставлять словосочетание «грузинский фашизм» и его периодичность, сопровождаемая тщательно продуманным видеорядом, достигала эффекта очень быстро. Социологи начинают фиксировать изменения в общественном мнении, утверждая, что россияне внезапно за несколько недель стали считать Грузию врагом №2, вслед за США.

Настоящим подарком для российской пропаганды стали кадры, на которых Саакашвили нервно покусывает галстук. Установленная в его кабинете камера в дни войны в августе 2008 года постоянно передавала сигнал на спутник, но как эти кадры попали в эфир – большая загадка российских спецслужб. «Жрущий галстук Саакашвили» стал героем российского телевидения на несколько лет. Никто не пытался разглядывать галстук – насколько он был «съеден», глотал ли куски галстука Саакашвили, но российская пропаганда достигла феноменального успеха. Такого внимания не удостаивался никто.

Тогда, в 2008 году российская армия не достигла ожидаемого успеха, не смогла захватить всю Грузию. Как и сейчас в Украине, «доблестные освободители мира от фашизма» застряли на небольшой территории между Донецкой и Луганской областями. Как и шесть лет назад о Грузии, россияне увидели украинских политиков во всей красе – они были «бандеровцами», «фашистами» и сторонниками полумифического «правого сектора». Телевидение с настойчивостью штурмовой авиации ежедневно обрушивает на зрителей очередную порцию дезинформации, демонстрируя монтаж из кадров, снятых не в Украине и даже не в этом году.

Удивительно, но кажется российские пропаганды уже не думают ни о качестве информации, ни об ответственности – в эфире несется все, чем только можно опошлить, оболгать и дискредитировать новые украинские власти. Российское телевидение стало эталоном хамства, а российские журналисты – самыми высокооплачиваемыми врунами в мире.

И вдруг неожиданно, среди это мрака вранья пробился голос неизвестного футбольного болельщика – то ли харьковского, то ли днепропетровского. Как в сказке Ганса-Христиана Андерсена «Новое платье короля», из толпы разнесся крик о голом короле. «И королю стало не по себе: ему казалось, что люди правы, но он думал про себя: «Надо же выдержать процессию до конца». И он выступал еще величавее, а камергеры шли за ним, неся шлейф, которого не было».

Сказочники, как известно, всегда намекали на слушателям на то, что боязно было говорить. Но вдруг – находится герой и все становится на свои места. Надо только осмелиться и крикнуть. Наверное, большое количество людей, особенно там, куда ступал сапог российского солдата, придумывали Путину разные эпитеты, в том числе и нецензурные. Нашлось только одно слово, которое приняли все.

Бороться с российской пропагандой контрмерами почти невозможно. Путин вкладывает в гигантский механизм одурачивания огромные деньги, полагая, что обманутые будут таким навсегда. Но у пропаганды есть один дефект – она не живет долго. Кого-то убивает, кого-то сводит с ума, но самая здравая часть освобождается. Надо только кому-то крикнуть, разбудить сонную массу загипнотизированных ложью.

Так древнее безобидное монгольское слово, означающее половое различие, вначале превратилось в русский мат, а теперь в лозунг борьбы с российским диктатором. За что Путин боролся – на то и напоролся. И уже несется по миру украинский новояз...

Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии, Грузия

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG