Доступность ссылки

Илья Зайцев: «С историей Крыма не все так просто»


Илья Зайцев

Симферополь – Известный в научных кругах ученый-тюрколог из Москвы, доктор исторических наук и сотрудник Института востоковедения Российской академии наук Илья Зайцев назначен заместителем генерального директора по науке Бахчисарайского историко-культурного заповедника (БИКЗ). Руководство учреждения рассчитывает этим кадровым решением поднять научный уровень учреждения БИКЗ. О том, какие цели ставит перед собой сам ученый, и будет ли политика влиять на его работу, Илья Зайцев рассказал в интервью сайту Крым.Реалии.

– Чем для вас является это назначение?

– С музеем я сотрудничал уже давно как представитель Фонда Марджани (московский фонд поддержки и развития научных и культурных программ – Прим.ред) либо как представитель Российской академии наук. И выставки, и издание каталогов выставок, мы все это делали и раньше. Когда Эльмира Наримановна (Аблялимова – Прим.ред) стала директором заповедника, она периодически звонила мне с вопросами касательно научной работы музея, консультировалась. Но в целом это предложение было неожиданным.

– В чем вы видите свою, если хотите, миссию в качестве руководителя по науке?

– Миссия довольно простая – раскрыть коллекции музея, сделать доступными гораздо большему количеству людей. За то время, пока этот музей существует, много, конечно, было сделано, но этого недостаточно. Такой крупный музей не может похвастаться собственными каталогами, и это очень печально. Дело в том, что выставляется в заповеднике от силы 3-4 % от того, что есть. Все остальное лежит в запасниках.

Дело в том, что выставляется в заповеднике от силы 3-4 % от того, что есть. Все остальное лежит в запасниках

На мой взгляд, главная задача состоит в том, чтобы научным образом обрабатывать эти коллекции, издавать каталоги, вводить в научный контекст, чтобы максимально большему количеству специалистов о них было известно. Тогда музей и перерастет свой нынешний научный уровень.

– Как вы организовываете работу в музее, большую часть времени находясь вне его, в Москве?

– Во-первых, есть такая замечательная вещь как Skype. Научно-методические советы мы проводим каждую неделю. Я надеюсь бывать в Бахчисарае чаще, как получится. Может, я самонадеянно говорю, но как мне кажется, фонды музея я знаю довольно неплохо. Бывал там не раз и раньше, практически каждый год работал, например, над рукописями из Зынджырлы-медресе.

К тому же, надо называть вещи своими именами, музей оторван от большого научного пространства. Давно уже люди-музейщики в разных странах не работают только своими силами, в одиночку. Все один человек знать не может. И моя задача – привлечь как можно больше людей сюда, чтобы они имели возможность эти коллекции посмотреть, описать. Чтобы люди понимали, что есть музей, там есть такие-то вещи, без них невозможно развитие определенных тем.

– Сегодня экскурсия в Ханский дворец рассчитана на людей с воображением. Людям рассказывают об истории могущества Крымского ханства, не имея экспонатов, которые бы это подтверждали. Часть экспонатов, как известно, была вывезена за пределы Крыма, в том числе в Россию. Не собираетесь ли вы предпринять какие-то действия, чтобы вернуть их в фонды Бахчисарая?

– Эта проблема мне кажется несколько преувеличенной. Насколько я знаю, в заповеднике таких вот крупных потерь, передачи знаковых предметов, на которых музей держался, фактически не было. Дело в том, что Бахчисарайский музей был основан в 1917 году, и поэтому его судьба региональных музеев, из которых много что увезли в Москву и Санкт-Петербург, практически не коснулась. Действительно, было несколько крупных передач, например, в 1976 году, когда передали часть караимской коллекции и часть коллекции медресе Зынджырлы. В том числе экспонаты были переданы в Музей истории религии в город Львов. Тем не менее, почему-то с 1991 года никто не поднимал вопроса о возвращении предметов из Львова в Бахчисарай. На мой взгляд, сейчас задача не стоит так, чтобы передавать все назад. Вопрос, который вы ставите, – им стоит заниматься. Но не с этого стоит начинать. Коллекцию виртуально надо создать, а уж потом думать про то, чтобы соединить все это в одном месте физически.

«Задача состоит в том, чтобы не стать орудием в руках политиков»

– Вы являетесь специалистом в области изучения периода Крымского ханства. Какие источники вы исследуете?

– Я заинтересовался изучения Крымского ханства, работая над историей государств, которые «выросли» из Золотой Орды: Крымское ханство, Астрахань, Казань, впрочем, как частично и Московское государство. Крупным и доминирующим игроком на международной арене того времени было как раз-таки Крымское ханство. Астрахань или та же Казань в значительной степени представляли собой если не периферию этого пространства, то государства, которые политически, с военной точки зрения играли гораздо меньшую роль в восточно-европейских делах.

Крымскотатарское государство просуществовало гораздо больше, чем остальные наследники Золотой Орды, почти 350 лет. С точки зрения источников, от Крыма осталось гораздо больше. Источники раскиданы в большом количестве мировых собраний. Это, если по приоритетам, Россия, Турция, Франция, а дальше – Австрия, Украина, что-то есть Литве, в Польше. В Иране есть, в Каире.

– На каких языках этих источники?

– По большом счету в Крымском ханстве, как в Османской империи, было несколько языков культуры, несколько языков письменности, языков поэзии, исторической высокой прозы. В разные периоды какой-то язык использовался больше, какой-то меньше. Если возьмем эпиграфику, то в большей степени – процентов 70% – памятников написаны на арабском языке. Эта традиция уходит корнями в эпоху начала ислама. Если возьмем поэзию, то увидим, что большая роль и доля отведена языку персидскому, поскольку это был язык литературы. Историческая хроника создавалась на староосманским языке с большим количеством арабских заимствований. Образованный человек 16-17 века должны был владеть всеми этими языками, пусть даже в разной степени.

– Какая самая большая сложность в вашей работе?

Единственная крупная академическая работа, посвященная истории Крымского ханства вышла едва ли не 150 лет назад. Это на самом деле трагедия большая

– С историей Крыма не все так просто, понимаете? Мировая наука не создала труда по истории Крыма. И можно сейчас много говорить о том, что послужило этому причиной, но такой книги нет ни на немецком, ни на русском, ни на английском языках. Единственная крупная академическая работа, посвященная истории Крымского ханства вышла едва ли не 150 лет назад. Это на самом деле трагедия большая. Автор этого труда – Василий Дмитриевич Смирнов – был выдающийся для своего времени человек. Хотя у него была очень узкая задача: написать историю Крымского Ханства с точки зрения османских источников. Но прошло много времени, появилось тексты, которые Смирнов не видел и не знал об их существовании. Смирнов не читал посольских книг, например. А это вообще одни из самых важных научных источников. Отчеты послов очень подробны, они пишут обо всем том, что там происходило, расстановке сил и так далее. Надеюсь, что одна из таких посольских книг уже осенью появится в печати. Посвящена она будет периоду с 1571 по 1577 годы, это правление Девлет Гирея, знаменитый его поход на Москву.

Академическое исследование Крыма будет начато в ближайшее время. Не без моей помощи составлен план-проспект. Я не знаю, в каком все это виде будет существовать: либо Крым с древнейших времен до вхождения в состав Российской империи, либо будет отдельный труд, который только ханству посвящен. Мне кажется, что писать это одному человеку сейчас не под силу. Поскольку огромное количество источников на разных языках – на русском, на польском, на латыни, на французском, на немецком, не говоря уже об источниках на крымскотатарском, на староосманском.

– История Крыма довольно часто становится инструментом манипуляции в руках недобросовестных политиков...

– Любая работа историка востребована политиками. Вы видите, что сейчас происходит актуализация исторического прошлого, раскол между людьми из-за того, как они воспринимают события не столь далекие. Задача состоит в том, чтобы не стать орудием в руках политиков. И потому я опять возвращаюсь к изданию источников. Скажем, если человек в 16-м веке так написал, значит у него были на то основания. Дальше – пожалуйста, можно интерпретировать его как угодно. Для этого существуют наука, научные конференции, чтобы делиться мнениями и видением.

СПРАВКА: Известный тюрколог из России, доктор исторических наук Илья Зайцев выпустил несколько книг, статей о Крымском Ханстве. Ученый пишет историю Крымского Ханства, основываясь на письменных источниках, которые рассеяны по всему миру – в Украине, России, Турции, Польше, Австрии, Иране, Египте. Несколько лет назад Илья Зайцев написал книгу «Крымская историографическая традиция», в которой, по его словам, он попытался собрать воедино все рукописи и тексты по истории Крымского Ханства, начиная с 16 века и вплоть до 20-го столетия, которые дошли до наших дней.

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG