Доступность ссылки

Яна Горюнова: Страна, рожденная из дыма и пепла


Украина меняется на глазах. Об этом свидетельствуют не только события последнего полугодия, но и соцопросы, которые показывают значительные изменения в сознании украинцев. Стремительно развивается ситуация на востоке страны, где большинство населения всегда демонстрировало некоторую консервативность и ориентацию не столько на ценностные, сколько на материальные вещи. Куда мы движемся и от чего избавляемся?

По результатам исследования Института Горшенина, сегодня 76,7% украинцев видят в действиях России угрозу для будущего Украины. А это значит, что парадигма «братских народов» и дружбы между странами-соседями трещит по швам. Из-за этого – переориентация большинства общества на Европу, как на альтернативу многолетней «дружбе», закончившейся войной.

Согласно результатам трех известных центров социологических исследований (Центра Разумкова, КМИС и Института Горшенина), поддержка интеграции с Евросоюзом за период с ноября 2013 по июнь 2014 выросла на промежуток от 6 до 16 процентов, поддержка Таможенного союза – снизилась на промежуток от 9 до 17%.

В то же время, количество тех, кто не определился с вектором развития Украины или выступает за нейтралитет, по данным всех трех центров, не превышает 14%. Также есть тенденция к уменьшению этой цифры – все больше людей определяется с ориентирами.

По мнению психолога Ирины Бруновой-Калисецкой, украинское «общество меняется, но не так быстро, как можно подумать. Мы по-новому осознаем, что для нас является страной, каким мы видим ее будущее. Иначе представим себе, кто именно несет за это ответственность, и какова роль каждого гражданина в этих процессах. Многие по-новому будут относиться к самому процессу обработки общественно важной информации, к проблемам, связанным с несовпадением и разнообразием регионов Украины, в том числе и к проблемам безопасности – как государства вообще, так и человека».

«Back from USSR»

Кроме притяжения к объединениям и разъединениям, долгие годы в Украине жил и процветал «призрак коммунизма», то есть СССР. И стоит отметить, что все эти годы он, как оказалось, постепенно растворялся в воздухе, находя все меньше и меньше сторонников. По результатам исследования социологической группы «Рейтинг», за последние 4 года количество украинцев, тоскующих по СССР, уменьшилось в 1,5 раза. Причем этот процесс был неравномерным и постепенным – процент сторонников Союза снижался с 46 до 33 процентов поэтапно. В 2010 году их еще было 46%, в 2013 – 41%, а вот в мае 2014 – уже 33%.

В то же время этот процент увеличивается на востоке едва ли не пропорционально снижению уровня жизни и достатка, а также существенно зависит от уровня образования опрошенных и теперь составляет 60%. Регионы, в которых ориентация на Советский Союз или на Россию как его «правопреемницу» была и есть высокой, наиболее остро и негативно отреагировали на события в Киеве во время Евромайдана. Ситуация в них до сих пор остается нестабильной. В то же время другая часть страны понемногу переходит к стабилизации экономики и развитию, о чем свидетельствуют последние экономические успехи правительства по предотвращению дефолта и остановке роста курса доллара. В Крыму и на Донбассе привыкли ориентироваться в решении собственных проблем не на себя, а на центральную власть. Поэтому когда появилась возможность «сменить руководство» на мнимо более эффективное, «московское» – активная часть недовольных с радостью за нее ухватилась, особо не вникая в детали, как такое вообще возможно и за чей счет.

В Крыму и на Донбассе привыкли ориентироваться в решении собственных проблем не на себя, а на центральную власть. Поэтому когда появилась возможность «сменить руководство» на мнимо более эффективное, «московское» – активная часть недовольных с радостью за нее ухватилась

Украинско-российский журналист Павел Казарин считает, что на самом деле советская история Украины закончилась лишь сейчас, а Украины как таковой не существовало: «Была такая большая туша УССР, остатки УССР, которые доедали все, кто мог. Но процесс ухода от СССР необратим. Возобновить его невозможно. А то, что мы понимаем под «советскими надеждами»... Например, социальный патернализм, когда государство решает за тебя твои проблемы, когда у тебя запрос на высокие социальные расходы, при этом ты не хочешь платить налоги, когда хотят свободного рынка и государственного контроля над ценами, что в принципе несовместимо. Это вопрос здравого смысла. И в таком виде «возрождение СССР» возможно, и это проблема, которую нужно решать – объяснять людям их интересы».

«От сепаратистов и от федерательств»

Социологи неумолимы – украинцы четко отделяют свою страну от любой другой, и даже если в начале года процент людей, которые хотели бы объединения России и Украины в единое государство, составлял 12%, то сегодня таких всего 8%. Причем количество желающих закрепить наше отделение закрытием границы с Россией с начала года выросло вдвое – с 15 до 32% по Украине в целом и составляет 14,6% даже на юге и востоке страны (данные КМИС).

У многих украинцев возникла потребность защищать государство так же, как семью, любимых, друзей и все остальное ценное, что есть в жизни

По мнению психолога Ольги Духнич, в сознании украинцев появилась новая опорная точка – государство: «Во многом нашими опорными точкам обычно остаются семья, любимые люди и любимые занятия, работа и утешительная повседневность, в которой один только неспешный и привычный ритм жизни позволяет забыть о плохом. Однако для многих людей опорной точкой стала и Украина, как страна, с которой они совершенно сознательно связали свое будущее».

Соответственно, у многих украинцев возникла потребность защищать государство так же, как семью, любимых, друзей и все остальное ценное, что есть в жизни. Также и от сепаратистов и «федерательств», как поется в «Вечернем квартале». Унитарное государство сегодня поддерживают 74,1% населения (Институт Горшенина), а более 40% готовы отстаивать территориальную целостность страны с оружием в руках (социологическая группа «Рейтинг»).

У страха глаза велики

Украинцы переосмысливают не только свои отношения с друзьями, но и с врагами. Точнее, с теми, в ком видят опасность. По результатам исследования Центра Разумкова, проведенного в конце апреля, со стороны украинских националистов (так называемых «бандеровцев») угрозу чувствовали около 20% населения, в то время как в пророссийских экстремистах угрозу видели почти 50% населения.

Понятно, что картинка отражается по линии запад-центр и восток-юг – с одной стороны больше боятся «сепаратистов», с другой – «бандеровцев». Однако на момент проведения исследования АТО продолжалась уже почти две недели, а количество жертв было существенно ниже. Сейчас, спустя два месяца кровавого противостояния, эти показатели скорее всего выросли с обеих сторон или же изменились в своем соотношении.

По мнению донецкого блогера Дениса Казанского, который лишь недавно покинул регион, развитие событий на востоке сейчас дошло до очень тяжелой стадии – простых решений уже не существует, а переговоры неэффективны. Поэтому точка в этом материале появится лишь спустя некоторое время: «В регионе все тесно связаны. Так или иначе у каждого человека есть какой-то родственник, друг, знакомый, который находится на баррикадах или который все это поддерживает. Поэтому действительно преобладает концепция сепаратизма, враждебного отношения к Украине. Люди, которые относятся к среднему классу, это не поддерживают, но их слишком мало в Украине в принципе, а на Донбассе количество бедных вообще самое большое по Украине. Это все зашло слишком далеко».

Яна Горюнова, крымская журналистка

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG