Доступность ссылки

О «Министерстве Крыма» и люстрации


Александра Дворецкая

На днях состоялось, наверное, одно из самых моих странных, сложных и эмоциональных выступлений. Таких в моей жизни до этого было всего три.

12 октября 2010 года я была одним из организаторов студенческого протеста против Постановления 796 о платных услугах. Тогда на улицы Симферополя вышло более 500 студентов.

Выступая перед Минобразом АРК я увидела своего декана, и поблагодарила его за поддержку. Таким образом пытаясь подбодрить своих коллег-студентов. Хотя, днями ранее, со мной беседовали СБУшники в университете по данной акции и угрожали отчислением и порнухой в рюкзаке. Похоже, декан был, чтоб записать «виновных». Мне было страшно, но тогда я выступила публично и даже заплакала. И мы победили.

30 ноября 2013 года я была организатором спонтанной симферопольской акции после разгона Евромайдана в Киеве. В Симферополе за 3 часа удалось собрать мероприятие с участием активистов и журналистов. Уведомление подали просто звонком на 102. В это же время, мои родители сообщили мне, что под окнами их сельской квартиры появилась надпись «Александра Дворецкая – чешская подстилка», а через час моим родителям кто-то подкинул письмо, якобы от моих друзей, с всякими

Люди, которые приняли участие в том, что я не могу вернуться домой, которые нагнетали истерию про бандеровцев, которые голосовали за законы 16 января, которые выступали против присваивания статуса Героя Украины Небесной Сотне, – не только должны быть люстрированы, они в тюрьме должны сидеть.

гадостями обо мне и моей личной жизни. Пока милиция составляла протокол в отношении меня по 185-1 мама плакала в трубку, а я рассказывала о преступлениях на Майдане. И тоже плакала.

25 марта 2014 года, уже после оккупации Крыма я выступила на случайно организованном круглом столе по Крыму в рамках фестиваля документального кино по правам человека в Киеве. Рассказывала о личной трагедии, о похищенных людях, о пытках. Тогда я уже не плакала, за зиму научилась сдерживать эмоции, как и многие. Но мне было внутри обидно, противно, что никто не понимал, что происходит в Крыму, а Киев ощущал, что «они победили». Мне было сложно выступать, да и выгляжу я на видео очень замученной.

А в эти дни, 15 июля 2014 года, список сложных выступлений для меня пополнился. Нет, мне не хотелось плакать и даже не было обидно. Было просто ужасно смотреть, как люди, которые приняли участие в том, что я не могу вернуться домой теперь говорят о «Министерстве Крыма», о его (Крыма) возвращении. Люди, которые нагнетали истерию про бандеровцев, которые голосовали за законы 16 января, которые выступали против присваивания статуса Героя Украины Небесной Сотне, появились и стали обсуждать, как должно выглядеть Министерство моего, украинского Крыма и как на этом они могут «нагреть свои лапки».

И, потому мне в этот день не удалось быть сдержанной и конструктивной. Мне просто хотелось сказать, что эти люди не только должны быть люстрированы, они в тюрьме должны сидеть. Они никогда больше не должны принимать решения в интересах граждан!

Я не смогла досидеть до конца мероприятия. Я действительно не смогла. Мне захотелось умыться и помыть руки, как-то смыть с себя их взгляды, их «цоканье».

Александра Дворецкая, руководитель крымского правозащитного центра «Дія»

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG