Доступность ссылки

Александр Лиев: Россияне, которые кричат «Крым наш!», не поедут отдыхать на полуостров


Лиев о провале курортного сезона в Крыму
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:30 0:00

Киев – Бывший министр курортов и туризма Крыма Александр Лиев уже несколько месяцев работает первым заместителем директора украинского телеканала «Первый национальный». Как известно, он не признал аннексии Крыма, ушел в отставку, а впоследствии был объявлен «властями» полуострова персоной нон грата. Лиев переехал в Киев вместе с членами своей команды, с которой он работал в минкурортов автономии. Со своими единомышленниками он создал общественную организацию, которая ведет мониторинг туристической сферы в Крыму и на материковой Украине. В интервью для Крым.Реалии экс-министр дал оценку нынешнему курортному сезону на полуострове, пояснил, почему российские туристы массово не едут в Крым, и рассказал о своих взаимоотношениях с бывшими коллегами по Совмину автономии.

Тема курортного сезона сейчас стала очень политизированной. Сторонники аннексии Крыма говорят, что в Крым приехало много туристов, несмотря на возникшие обстоятельства. А противники называют сезон провальным. Кто прав?

– Я не слышал от адекватных людей о том, что сезон проходит успешно. В том числе и от тех, кто на вид являются адекватными сторонниками аннексии. Курортный сезон, конечно же, провальный, и ожидать чего-то другого было глупостью! При таком раскладе, который в этом году сложился с логистикой, курортный сезон может охватить максимум полтора миллиона человек. И то, это возможно только при сверхусилиях, если эти сверхусилия будут применяться в том числе со стороны России.

Сегодня такие усилия предпринимаются. Они представляют собой попытки спасти положение с помощью административного ресурса. Заработали государственные программы, и людей штабелями отправляют на отдых. Не буду давать этому оценку, но эти программы, как правило, не могут нормально восприниматься в свободной стране. Конечно, это может как-то спасать курортный сезон и произвести полтора миллиона человек. Но на фоне шести миллионов, которые мы имели в прошлом году, это несущественный показатель.

В каких регионах полуострова ситуация наиболее критическая?

– Однозначно, сезон полностью провален в восточных регионах Крыма: в Феодосии и Судаке, Керчи, Ленинском районе. На западном побережье, которое включает Евпаторию, Черноморское, точно такая же ситуация. Чаще всего люди отдыхали там в частном секторе. Сегодня в этом секторе очень серьезное падение, которое доходит до девяноста процентов.

Более-менее наполняется Ялта, как самый известный курорт. Но все равно показатели там не дотягивают даже до трети того, что было в прошлом году. Ялта наполняется в основном туристами, которые останавливаются в гостиницах. То есть там прекратило развиваться санаторно-курортное лечение, которое для Крыма должно быть самым важным, потому что оно является круглогодичным, создает занятость и приносит поступления в бюджет.

Совершенно очевидно, что в частных домовладениях даже в Ялте такого курортного сезона не было с 1991-1992 годов, когда наблюдался самый большой спад

Совершенно очевидно, что в частных домовладениях даже в Ялте такого курортного сезона не было с 1991-1992 годов, когда наблюдался самый большой спад.

Перспективы у курортной сферы в Крыму сейчас тоже довольно туманные. Раньше нашей главной стратегической задачей было развитие санаторно-курортного сектора и туризма. Сегодня уже нет речи о том, что туризм является приоритетом номер один. На первый план выходят отрасли, несовместимые с туристической индустрией. Это военно-промышленный комплекс, развитие химической промышленности, которые будут служить интересам олигархов, сохранившим там свой бизнес. Фирташ сейчас борется за то, чтобы его бизнес стал там приоритетным.

Недавно «власти» Крыма заявили, что полуостров посетят три миллиона туристов…

– Это очень далеко от истины. Они называли цифру восемь, потом говорили шесть, а потом опять восемь. Я не хочу комментировать каждый всплеск их эмоций. Проснулся некто, придумал какую-то цифру и ляпнул ее.

А мы готовили расчеты, которые действовали на базе транспортных возможностей, работе туроператоров, емкости койко-мест, количестве бронировок, долголетних наблюдениях. Как правило, мы лавировали в рамках: 5 700 000 – 5 900 000 туристов в год.

А сейчас свои оценки курортного сезона в Крыму вы на чем основываете?

– Сейчас мы продолжаем использовать методику НАПКС (Национальной академии природоохранного и курортного строительства – Прим. ред.). По ней мы работаем вместе с командой, которая уехала вместе со мной. У нас есть общественная организация, которая наблюдает за туристической сферой.

Какая?

Пляж в Коктебеле, 25 июля 2014 года
Пляж в Коктебеле, 25 июля 2014 года

– Она называется «Open Ukraine». Мы наблюдаем за туристической сферой, потому что переживаем за нее. Мы даем реальную объективную оценку. Я не пытаюсь что-то гиперболизировать и говорить, что в Крыму все совсем плохо или совсем хорошо. Я говорю объективные и адекватные вещи.

Понятно, почему в Крым теперь не едут жители Украины. Но почему отдыхающих на полуострове россиян не стало в разы больше?

– Основных причин несколько. Первая – эмоциональная. Возглас «Крым наш!» равносилен лозунгу «Аляска наша!». Если представить, что кое-кому пришло в голову вернуть России Аляску, это не означает, что туда повалят отдыхать россияне. Большинство из них смотрит на все это, как на сериал по телевизору и просто наблюдает за происходящими событиями. Они не планировали, не планируют и не будут планировать ехать в Крым отдыхать.

Если представить, что кое-кому пришло в голову вернуть России Аляску, это не означает, что туда повалят отдыхать россияне

Во-вторых, количество туристов в Крыму определяется транспортной логистикой. Россияне могут попасть на полуостров с помощью трех видов транспорта. Первый – это морской. Паромная переправа сейчас работает на уровне 2006 и 2004 года. Она способна перевезти триста тысяч туристов. Я подчеркиваю: туристов, а не просто пассажиров. И это очень много.

– Триста тысяч за какой период времени?

– За год. Я имею ввиду навигационный год, которые немного короче, чем календарный. Но как все это выглядит? Например, человек из Питера должен поперек пересечь Российскую Федерацию, доехать до Краснодарского края, и оттуда уже поехать в Крым. Этот путь невероятно некомфортный. И нужно очень захотеть поехать в Крым, чтобы его преодолеть.

Второе транспортное сообщение – авиационное. Сегодня количество самолетов находится на уровне прошлого года. Только раньше они прибывали из Стамбула, Киева, Франкфурта-на-Майне, Минска, Баку, Риги и других городов. А сейчас это, в основном, Москва и российские города поменьше. Это не «природные» рейсы, это рейсы, которые российское государство простимулировало. Количество рейсов они, может, и восполнили до показателей прошлого года. Но в прошлом году весь авиапарк, который приземлялся в аэропорту Симферополь, смог привезти миллион пассажиров, из которых мы идентифицировали, как туристов, лишь 530 тысяч. То есть сегодня огромными сверхусилиями российский авиапарк может привезти 530 тысяч или, может, 600.

Есть еще железнодорожный и автомобильный транспорт, который идет через материковую Украину. Но ни один здравомыслящий россиянин добровольно не поедет через эту зону после того, как он посмотрел канал «Россия24» или НТВ.

На днях Владимир Путин подписал закон о создании игорной зоны в Крыму. Как вы это оцениваете?

– Это все симптомы, которые показывают смену вектора. Мы раньше тоже выступали с предложением создать в Крыму условия для развития игорного бизнеса в отелях четырех-пяти звезд. Я считаю, что это было бы правильно. Очень жаль, что нас тогда не услышали.

Игорная зона, которая прописана в российском законе, это нечто другое. Мы хотели добавить что-то новое к развитию отелей. А в этой ситуации идет речь о создании анклава, где будет делаться акцент именно на игорный бизнес. Во-первых, это не станет фактором расширения рамок курортного сезона. Это станет способом привлечения в летний период еще большего количества людей. Раньше летом Крым был и так достаточно загружен. В сегодняшней российской теме, возможно, таким способом и надо будет дозагружать.

Но как бы вы восприняли, что Карловы Вары объявили игорной зоной? Карловы Вары – это курорт, где можно получить лечение, это здравница. Мы также видели Крым здравницей, которую можно построить в будущем. Каким видит Крым Москва? Явно не здравницей. У них есть свои планы. Но эти планы явно не предполагают сделать туристический сектор приоритетом номер один.

Недавно ваш давний политический партнер Рустам Темиргалиев давал брифинг в Москве и сказал там, что Крым может стать всероссийской здравницей. Но на следующий день его уволили с поста советника «премьер-министра» Крыма. Продолжаете ли вы общаться с ним?

Каким видит Крым Москва? Явно не здравницей. У них есть свои планы. Но эти планы явно не предполагают сделать туристический сектор приоритетом номер оди

– Я никогда не был его политическим партнером. Я его очень хорошо знаю, но никогда не работал с ним на политическом поприще. Я понимаю, что он, как хороший и грамотный политтехнолог, должен говорить то, что хотят слышать крымчане. Почти 76 процентов крымчан поддерживали идею, что туризм и санаторно-курортное лечение в Крыму было приоритетом номер один.

После выезда из Крыма я ни разу с ним не общался.

А с другими членами правительства, с которыми вы работали?

– Со многими бывшими членами правительства мы общаемся. С теми, кто уехал. Например, с Георгием Псаревым (бывший вице-премьер Крым – Прим. ред.), который сохранил гражданство Украины и уехал из Крыма. Я хорошо знаю Александра Чабанова (бывший председатель Республиканского комитета АРК по земельным ресурсам – Прим. ред.). Он также сохранил гражданство Украины и покинул полуостров. И еще много кто. Но друзей в правительстве у меня никогда и не было. У меня своя команда, свой круг общения. Я нетипичный чиновник, и мой круг друзей чуть-чуть другой.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG