Доступность ссылки

Агрессия и гуманитарная миссия – несовместимы


Президент России Владимир Путин

Николай Сирый

Россия объявила о своем намерении отправить гуманитарную помощь в разрушенный российскими бомбами, снарядами и ракетами Донбасс. Сначала она заявила о военном вояже, а затем милостиво согласилась и на миссию без вооруженного сопровождения, которую демонстративно начала.

Мир в очередной раз получил возможность оценить «уровень» современной российской цивилизованности.

Агрессия и гуманитарная действие – совместимы ли они?

Агрессия – это то, что разрушает цивилизованное сосуществование, уничтожает доверие между людьми, народами и государствами. А гуманитарное действие – это акт искренней помощи, в основе которого всегда лежит доверие.

Агрессия и гуманитарное действие – это антиподы, между которыми отсутствует совместимость. И на моральном, и на правовом, и на социальном уровне – это взаимопротивоположные формы.

Агрессия создает обязанность для ответственности и наказания. Неотвратимость наказания – это принцип не только национального уровня, это также фундаментальная основа международного правопорядка.

Имеет ли право агрессор декларировать намерение о предоставлении гуманитарной помощи стране, на которую он осуществил и продолжает совершать акт агрессии? В том числе и на бытовом уровне, разумеется, нет.

Первейшая обязанность агрессора – это обязанность прекратить убивать, калечить, пытать и разрушать, это обязанность освободить оккупированную территорию. После этого приходит время для извинений. Только извинения отдельно за каждого убитого, искалеченного, пытаемого, если они приняты, могут создавать основу для восстановления доверия.

Но извинений также мало. Для перехода в режим гуманитарного сотрудничества агрессор обязан совершить необходимые шаги доброй воли по восстановлению международного правопорядка.

Террористы на Донбассе уже стреляли в украинскую армию и по гражданским лицам из больниц, школ, детских садов. Они пока не стреляли из-под белых КАМАЗов российской гуманитарной помощи, в которых сломаются двигатели именно в том месте, где «нужно»

Очевидно, что гуманитарная помощь не может выступать инструментом политики отдельно взятого государства. Наверное, на Донбассе и в настоящее время остается социальный слой сторонников путинизма, весьма довольных тем, что именно Россия финансирует терроризм, ведет информационную войну, вербует и направляет в Украину наемников, направляет оружие и диверсионные группы, обстреливает из российской артиллерийской и ракетной техники украинскую территорию и украинских военных. Если Россия подразумевает помощь этим людям, то такая помощь называется не гуманитарной, а политической поддержкой.

«Гуманитарная помощь» как инструмент политики отдельного государства может и без вооруженного сопровождения выступать эффективным средством воспрепятствования законным действиям государства, которое освобождает свою территорию от террористических банд. Террористы на Донбассе уже стреляли в украинскую армию и по гражданским лицам из больниц, школ, детских садов. Они пока не стреляли из-под белых КАМАЗов российской гуманитарной помощи, в которых закончится топливо и сломаются двигатели именно в том месте, где «нужно».

Не исключено, что на борту сбитого малайзийского боинга летели люди, которые имели определенные личные симпатии к российскому государству. На этом основании Россия могла бы предложить гуманитарную помощь семьям погибших в этой авиакатастрофе. Но приняла бы хоть одна страна такую фарисейскую помощь?

Соглашаясь на гуманитарное сотрудничество со стороной страны-агрессора, Украина ставит агрессора в один ряд с цивилизованными странами мира. Понимает ли это украинское правительство? Если правительство этого не понимает, тогда желательно спросить у украинского народа – согласен ли он принять «гуманитарную помощь» из рук, политых кровью украинцев?

Николай Сирый, украинский юрист

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG