Доступность ссылки

Воспоминания депортированного: «Мы даже не знали, что такое депортация, так как были маленькими»


Якуб Мустафаев

Симферополь – Война разлучила его с семьей, когда ему было всего 13. За день до встречи с близкими началась депортация крымскотатарского народа. Увидеться с родными ему удалось лишь в местах высылки. Своими воспоминаниями о тех страшных годах делится уроженец села Кувуш Бахчисарайского района 84-летний Якуб Мустафаев.

В большой семье Мустафаевых он был четвертым по счету ребенком. Отец Якуба работал сторожем в местном колхозе, а мама занималась табаководством. Мирный уклад жизни обитателей села Кувуш нарушила война 1941 года. «Школа закрылась, колхоз закрылся, люди остались без работы», вспоминает хрупкий на вид мужчина.

Село оказалось в непростом положении. Днем туда приходили немцы, а ночью из леса – партизаны Красной армии. «Партизаны нас спрашивали: зачем вы работаете на немцев? Немцы, в свою очередь, интересовались, кто в селе партизанит? Но им никто ничего не говорил», – рассказывает Якуб-ага. Напротив, жители села всячески помогали партизанам, снабжая их продуктами.

Село оказалось в непростом положении. Днем туда приходили немцы, а ночью из леса – партизаны Красной армии

В один из дней немцы полностью обнесли село колючей проволокой – тем самым они хотели исключить вылазки жителей к партизанам, а также закрыть последним доступ в Кувуш. «В селе оставили только четыре выхода, через каждые 100 метров был пост. Чтобы выбраться в лес, надо было брать разрешение у немцев», вспоминает наш собеседник.

Якубу Мустафаеву тогда было 11 лет, и в его обязанности входил выпас домашнего скота. «Я вставал рано утром и водил коров, баранов, коз в сторону леса. Немцы меня всякий раз проверяли, когда проходил через пост, подозревая, что я несу партизанам какие-то сведения», рассказывает пожилой мужчина.

Как-то ночью в одно из близлежащих сел проникли партизаны, и об этом узнали немцы. Они начали искать солдат Красной армии, но им никого не удалось найти, поскольку жители прятали партизан у себя. В отместку немцы стали сжигать дома.

«Мы узнали, что сожгли два села. Нас предупредили, что завтра немцы зайдут в Кувуш, и посоветовали прятаться», говорит Якуб-ага. Он вместе с приятелем отправился в лес, чтобы пасти животных, а когда вечером они возвращались домой, то встретили старика. «Он спросил: куда мы идем? Там жгут село, людей задерживают, увозят неизвестно куда... Сказал, чтобы мы не ходили...», рассказывает он. Тогда ребята приняли решение вернуться в лес. Позже они встретили партизан и отдали им всю скотину.

Ранняя весна 1944-го была одной из самых трудных, говорит Якуб-ага. Немцы все еще оставались в Крыму, устраивали облавы, людям приходилось прятаться под открытым небом. «Помню, было очень холодно, лежал снег, мы разводили огонь и грелись, чтобы не замерзнуть», вспоминает пожилой мужчина. Неожиданно для всех, по его словам, немцы стали отступать. «Красная армия вошла в Крым, для советских солдат было делом времени очистить нашу землю от врага. Когда немцы окончательно покинули Крым, мы вернулись в село», рассказал Якуб-ага. Правда, родных в Кувуше он так и не встретил.

«Однажды пришел один мужчина и сказал мне, что знает, где находится моя семья. Утром мы поедем к ним. Но машина в тот день за нами так и не приехала. Утром – это было 18 мая – мы узнали, что вышел приказ о депортации крымскотатарского народа. Мы даже не знали, что такое депортация, так как были маленькими. В село приехали солдаты Красной армии с автоматами, сказали всем: «Выходите!» Людей посадили в машины – их было много, повезли на железнодорожный вокзал в Бахчисарай, а затем погрузили в поезд и стали вывозить», так описывает страшный день депортации Якуб Мустафаев.

«Целые семьи умирали от голода»

Люди несколько недель ехали в вагонах, питались неизвестно чем, иногда удавалось получить несколько кусочков хлеба, чтобы не умереть с голода.

«Когда мы приехали в Узбекистан, нас повезли в Кувасай (город в Ферганской области. – Прим. ред.). Где были мои родители – я так и не знал, находился с семьей зятя. Нас поселили в хлеве для скотины, в каждом помещении жили по четыре семьи», говорит Якуб-ага. Спустя какое-то время он встретился с мужчиной из Ферганы. Он рассказал, что знает, где находятся родители Якуба и пообещал отвезти его к ним.

«Мы шли всю ночь, чтобы попасть в село на окраине Ферганы. Там мне удалось встретить маму, папу, брата и сестренку», вспоминает мужчина.

Люди целыми семьями умирали от голода. Выживали самые стойкие

Первые годы, проведенные в депортации, были очень тяжелыми для крымскотатарского народа, говорит Якуб-ага. Люди целыми семьями умирали от голода. Выживали самые стойкие. Когда заболели родители Якуба, он вместе с братом отправился работать в поле. «В то время не было тракторов, пшеницу собирали руками. Чтобы как-то прокормить семью, мы с братом наполняли карманы пшеницей и вечером несли домой, отдавали ее маме, она обрабатывала и пекла хлеб», рассказывает он.

После окончания школы Якуб-ага поступил в Ташкентский политехнический институт. Но от учебы отказался, поскольку стипендия ему по какой-то причине не полагалась, а средств для жизни у него не было. Он вернулся домой, устроился учителем математики в одну из сельских школ и поступил в Ферганский педагогический институт. Там же он познакомился со своей будущей супругой.

«В селе Кувасай мы добились того, чтобы в местной школе открыли крымскотатарский класс», с гордостью рассказывает Якуб-ага. Но главное достижение, по его словам, это то, что крымские татары смогли вернуться на Родину.

Воспоминания депортированного: «Утром приехали солдаты с автоматами»
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:38 0:00

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG