Доступность ссылки

Украинский ленинопад


Олег Панфилов

Такого массового падежа памятников Ленина как в Украине за последние месяцы не было на всем постсоветском пространстве. Пока точно не известно, сколько из пяти с половиной тысяч памятников – статуй и бюстов, установленных в советской время в Украине, демонтировано за последние 10 месяцев. Первый ленинопад прошелся по Украине в 1990-91 годах, когда многочисленные бетонные, гипсовые и каменные истуканы были снесены в областях Западной Украины – во Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской, Закарпатской, Ровненской, Волынской, в большей части Черновицкой, Хмельницкой и Винницкой областях. И надо ожидать, что ленинопад продолжится.

Советская традиция расставлять идола началась еще при жизни Ленина, в 1924 году, а за всю историю СССР по всей одной шестой части суши было установлено несколько десятков тысяч скульптур, бюстов, мозаик и барельефов. Монументальная скульптура была только частью насильственной пропаганды культа «вождя пролетариата», на просторах огромной страны было создано еще несколько миллионов живописных и графических работ. Количество типографских плакатов, открыток, буклетов и почтовых марок не поддается подсчету. Как не известно и количество временных транспарантов и всевозможных панно на первомайских праздниках и в колоннах демонстрантов в день Октябрьской революции. К этому можно добавить двадцать миллионов членских билетов КПСС, несколько комсомольских билетов, пионерских и октябрятских значков. И, конечно, советские денежные купюры с портретами вождя.

Не иметь в центре поселка районного значения или у здания правления колхоза хотя бы небольшой памятник или бюст Ленина в советское время было идеологическим преступлением

Не иметь в центре поселка районного значения или у здания правления колхоза хотя бы небольшой памятник или бюст Ленина в советское время было идеологическим преступлением. Созданный в 1922 году завод «Монументскульптура» в Ленинграде был самым производительным в СССР. Частное литейное предприятие, преобразованное в 1932 году в литейную мастерскую, тиражировавшую для населения скульптурные портреты вождей революции, стало называться «Мастерской художественного литья комбината наглядной агитации и пропаганды» Ленсовета. В 1970 году он стал называться заводом имени Матвея Манизера, советского скульптора, автора многочисленных произведений, посвященных Ленину и другим советским вождям.

Бронза – дорогой материал, применявшийся для памятников вождю только в больших городах и по особому распоряжению. С конца 20-х годов и особенно в 1940-50-х годах советская власть решила проблему пропаганды просто – из бетона стали отливать типовые памятники, их было несколько сотен, которые развозили по всему Советскому Союзу и устанавливали в городах, поселках и во дворах крупных предприятий. Увековечению образа Ленина посвятили свое творчество большое количество скульпторов, получавших за эти произведения государственные премии, всевозможные льготы, почет и уважение коммунистических властей. Бетонщики, отливавшие сотни типовых памятников, получали только зарплату.

В азиатских странах случались казусные ситуации, когда вьетнамский, монгольский или китайский Ленин был обязательно с характерным монголоидным разрезом глаз и скуластым лицом

Кроме Советского Союза, более 150 памятников Ленину были установлены в разных частях мира, где социалистические идеи не могли жить и процветать без истукана. Только в ГДР их было несколько десятков, еще во Вьетнаме, на Кубе, в странах Восточной Европы и даже в Индии. В азиатских странах, если пропагандой занимались местные умельцы, случались казусные ситуации, когда вьетнамский, монгольский или китайский Ленин был обязательно с характерным монголоидным разрезом глаз и скуластым лицом. Таким образом вождь легче воспринимается потребителями пропаганды, не подозревая, как пелось в советской песне, что «Ленин в тебе и во мне».

Вопреки утверждениям, что скульптуры или бюсты Ленина являются произведениями искусства, на самом деле все эти бронзовые, каменные или бетонные истуканы мало чем отличались друг от друга лживой передачей образа и преувеличенными внешними качествами плюгавого при жизни вождя, имевшего всего 164 сантиметра роста. Законы пропаганды диктовали другие правила, предписывающие изображать вождя гигантским, нависающим над людьми, городами, полями и реками. Самый большой железобетонный Ленин стоит в Волгограде, он высотой 57 метров, из которых собственно скульптура составляет 27 метров. Раньше на этом месте стоял чуть ниже ростом памятник Сталину, но, как было принято в советской империи, вождей меняли по усмотрению коммунистического начальства и изгоя поменяли на основоположника марксизма-ленинизма. Чуть меньше истукан стоит у города Дубна, 25 метров высотой.

Тоталитарная пропаганда держалась именно на монументальном искусстве, превращая людей, стоящих у огромных памятников, в песчинки, в никчемный человеческий материал, необходимый в процессе строительства мифического светлого будущего

Гигантомания в СССР – предмет самодовольства коммунистов, считавших, что политические и экономические проблемы легко заменяются огромными монументами. По всей стране, кроме Ленина, установлены монументы, за которыми сейчас совершенно не выгодно ухаживать и поддерживать их в надлежащем виде. Но любая тоталитарная пропаганда держалась именно на монументальном искусстве, превращая людей, стоящих у огромных памятников, в песчинки, в никчемный человеческий материал, необходимый в процессе строительства мифического светлого будущего.

С художественной точки зрения произведения «ленинианы» не представляют никакой ценности. Были установлены несколько типовых поз вождя, которым неуклонно следовали маститые литейщики или самодеятельные бетонщики. В большей части скульптуры были одинаковы - в левой руке кепка, правая рука может быть поднята на уровне плеча, в движении, указывающем сторону, в которой находится коммунизм. Когда рука была опущена, то советские люди шепотом шутили – «он сам разочаровался в коммунизме, махнул рукой». Почти всегда Ленин изображался в пальто, иногда в пиджаке. В Кемерово установлен небольшой памятник работы Льва Кербеля, изображающий вождя, стоящего в запахнутом по-женски на левую сторону коротком пальто.

Иногда скульпторы пытались внести новизну в пропагандистский стандарт образа вождя. В Ялте, Нижнем Тагиле, Великом Устюге и Тамбове Ленин стоит на огромном земном шаре. В казахском городе Аулие-ата он тоже на шаре, но почему-то в виде бюста, установленного на табуретку. В Москве, Ташкенте и в Приморском крае Ленина ставили на железнодорожную дрезину. Были созданы постаменты, напоминающие большой болт из бетонной спирали. Или стелы с наверху установленным бюстом вождя, отчего он выглядел тараканом на водосточной трубе. Постаменты украшали национальными орнаментами, как, к примеру, в Туркменистане.

Растиражированных в миллионах экземпляров образ Ленина должен был заменить у населения привычные образа-иконы и поменять предмет поклонения – с Иисуса, апостолов и святых на «светлые образы» Ленина и членов его Политбюро

Идеологическая подоплека этих многочисленных истуканов очевидна. Белорусский кинорежиссер Юрий Хащеватский считает, что растиражированных в миллионах экземпляров образ Ленина должен был заменить у населения привычные образа-иконы и поменять предмет поклонения – с Иисуса, апостолов и святых на «светлые образы» Ленина и членов его Политбюро, а затем и других коммунистических начальников. Так советская власть пыталась выбить у населения веру в Бога, заменив его бетонным Лениным. Отличие только в том, что молитвы передавались из поколения в поколение, а произведения Ленина или Сталина читали насильно и то только в качестве необходимого предмета в институтах и университетах. Но ритуал поклонения был отработанной частью церемонии бракосочетания, приема в пионеры или во время советских праздников. Возлагались цветы, произносились клятвы, совершались поклоны.

К никакому «светлому будущему», кроме преследования, репрессий, убийств и голодомора этот вождь так и не привел. Оставлять истуканов в городах и поселках равноценно тому, чтобы вещать на стену своего дома портреты убийц своих родителей и грабителей своего дома.

Ленинопад – естественное желание избавиться от тоталитарной идеологии. Увещевание в том, что эти памятники – часть истории, от лукавого. Хотя стоит согласиться, что кровавая часть истории тоже история. По мне, где-то надо оставлять памятники, в укромных местах, на лесной поляне или далеко в степи, но с обязательной надписью на постаменте – «памятник основателю государства, погубившего десятки миллионов людей». К никакому «светлому будущему», кроме преследования, репрессий, убийств и голодомора этот вождь так и не привел. Оставлять истуканов в городах и поселках равноценно тому, чтобы вещать на стену своего дома портреты убийц своих родителей и грабителей своего дома. Памятников достойны только те люди, которые внесли свой вклад в прогресс, а не в деградацию.

P.S. В Грузии, как и в балтийских странах – Литве, Латвии и Эстонии, приняты законы, запрещающие распространение советской символики.

Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG