Доступность ссылки

Депутаты без корней: кто будет представлять Крым в новой Верховной Раде Украины?


Предстоящие выборы в Верховную Раду впервые в истории независимой Украины не будут проводиться на территории Крыма в связи с оккупацией полуострова. На практике это означает не только отсутствие в новом парламенте 12-ти депутатов-мажоритарщиков от АРК и Севастополя. Лишенные своей электоральной и финансовой базы крымские политики потеряли позиции и в списках ведущих политических сил. Ну а тех, кому, все же, досталось проходное место, вряд ли можно назвать выразителями чаяний избирателей, учитывая кардинально изменившийся общественный запрос к политикам и спрос на новые лица.

На сегодняшний день все ведущие политические силы утвердили свои предвыборные списки. Число крымчан в них, в сравнении с прошлыми выборами, стало на порядок меньше, а новых фамилий почти не появилось.

Лица в списках

Президентский «Блок Петра Порошенко» включил в свой избирательный список пятерых крымчан, что является максимальным для украинских политических партий показателем. Впрочем, в условно проходной части списка оказались лишь двое из них, зато оба – в первой десятке.

Так, пятую позицию в списке занял народный депутат, уполномоченный президента по делам крымскотатарского народа Мустафа Джемилев. Следом за ним идет полковник Юлий Мамчур – бывший командир гарнизона аэродрома Бельбек, прославившийся в дни российской аннексии полуострова.

Остальные представители Крыма расположились гораздо ниже. Народный депутат и экс-премьер Крыма Сергей Куницын занимает 67-ю строчку в списке президентской партии, глава меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров – 71-ю. Под 76-м номером в список включен севастопольский молодежный активист и глава молодежного крыла партии «УДАР» Дмитрий Белоцерковец.

Возглавили же список «Блока Порошенко» мэр Киева Виталий Кличко, глава партии Юрий Луценко, врач Ольга Богомолец, вице-премьер Владимир Гройсман. Замыкают первую десятку нардепы Мария Матиос, Николай Томенко, Ирина Геращенко и Виталий Ковальчук.

Еще одна партия власти, но не президентская, а премьерская, взяла в свои ряды одного крымчанина. Точнее, крымчанку. 15-ю строчку в списке «Народного фронта» Арсения Яценюка и Александра Турчинова заняла министр социальной политики Людмила Денисова, прошедшая в нынешний состав парламента от «Батькивщины».

Возглавляет список «Народного фронта» сам Яценюк, далее в первой десятке следуют журналистка Татьяна Черновол, спикер Турчинов, экс-секретарь СНБО Андрей Парубий, командир батальона «Миротворец» Андрей Тетерук, министр внутренних дел Арсен Аваков, журналистка Виктория Сюмар, нардепы Вячеслав Кириленко, Лилия Гриневич, комбат «Днепра» Юрий Береза.

Многолетний бизнес-партнер Денисовой Андрей Сенченко, в отличие от нее, сохранил верность «Батькивщине», получив взамен 32-ю строчку в выборном списке последней политической силы. Впрочем, учитывая многолетние связи Сенченко и Денисовой и совместное владение ими многими активами, не исключено, что партнеры просто решили «разложить яйца по разным корзинам».

Как и в «Народном фронте», в списке «Батькивщины» оказалась лишь одна крымская фамилия. Первую же десятку партии составили легендарная летчица-политзаключенная Надежда Савченко, лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко, общественный активист Игорь Луценко, лидер парламентской фракции «Батькивщина» Сергей Соболев, общественная активистка, занимающаяся проблемами переселенцев, Елена Шкрум, а также зампредседателя Всеукраинской ассоциации сельских и поселковых советов Вадим Ивченко, нардеп Григорий Немыря, руководитель молодежного крыла «Батькивщина молодая» Иван Крулько, ученый-экономист Алексей Рябчин и политолог Игорь Жданов.

Злата Огневич
Злата Огневич

«Радикальная партия» удивила включением в первую пятерку популярной певицы и участницы Евровидения Златы Огневич (4 место), которую мы также условно считаем крымчанкой за детство и юность, проведенные в Судаке.

Возглавляет партийный список глава партии Олег Ляшко, далее следуют депутат Киевсовета Андрей Лозовой и командир батальона «Айдар» Сергей Мельничук. На пятой строчке – активист Майдана и инвалид Артем Запотоцкий, на шестой – политолог Игорь Попов, далее идут командир батальона «Луганск-1» Артем Витко, пловец Денис Силантьев, депутат Киевсовета Игорь Мосейчук и волонтер Елена Кошелева.

В остальных более-менее рейтинговых партиях, таких как «Свобода», «Гражданская позиция», «Сильная Украина», «Самопомощь», «Правый сектор», мы не увидели крымских фамилий.

Разве что исключение – в малоизвестной партии «Сила людей» Алексея Гончарука и Виктора Мусияки на 15 позиции – крымский общественник и бывший узник «Самообороны», координатор «Евромайдан-Крым» Андрей Щекун.

В новом парламенте будет не более четырех-пяти крымских депутатов, чего явно недостаточно для отстаивания интересов как жителей оккупированной территории, так и переселенцев на материке

Таким образом, в общей сложности украинские политические партии ведут на выборы всего 8-9 крымчан, из которых лишь половина сможет реально претендовать на получение заветных депутатских мандатов. Выходит, что в новом парламенте будет не более четырех-пяти крымских депутатов, чего явно недостаточно для отстаивания интересов как жителей оккупированной территории, так и переселенцев на материке.

Для сравнения, в нынешний состав Верховной Рады прошло 20 представителей Крыма. Помимо 12-ти мажоритарщиков от АРК и Севастополя, это также восемь «списочников»: Мустафа Джемилев, Андрей Сенченко и Людмила Денисова от «Батькивщины», «ударовцы» Николай Паламарчук, Сергей Куницын и Александр Мочков, «свободовец» Эдуард Леонов и коммунист Сергей Топалов. Т.е., в общей сложности крымское представительство в законодательном органе страны сократится в 4-5 раз.

Ни количеством, ни качеством

Кроме количественного сокращения выразителей «крымского интереса», обращает на себя внимание и более чем традиционный подход составителей всех без исключения партийных списков к отбору в них кандидатов-крымчан. С одной стороны, политтехнологи чутко уловили жажду перемен и огромный спрос на новые лица, царящий в обществе. Отсюда такое обилие в первых десятках-двадцатках общественных активистов, известных журналистов, героев войны на Донбассе из числа добровольцев и волонтеров. Второй вопрос, что за «свежими лицами» в первых рядах, в глубине списков прячется вся та же «старая гвардия» депутатов и управленцев.

Отрезанный от Украины полуостров в формировании спроса на новизну не участвует, а потому представлен исключительно старыми кадрами

Однако с Крымом все оказалось банальнее. Отрезанный от Украины полуостров в формировании спроса на новизну не участвует, а потому представлен исключительно старыми кадрами (Огневич и Мамчур не в счет, т. к. представляют как раз вынужденную «дань моде», причем общеукраинского, а не регионального уровня).

«Партии национально-демократического толка активно кооптируют в свои избирательные списки крымчан, которые убедительно продемонстрировали поддержку украинской государственности. Однако они делают ставку на проверенных лидеров, с которыми наработана определенная история отношений, которые обладают определенной электоральной поддержкой, – поясняет эту особенность крымский политолог Сергей Костинский. – Подобные лица необходимы украинским партиям для того, чтобы иметь возможность активно и на профессиональном уровне участвовать в формировании государственной политики относительно деоккупации и реинтеграции Крыма… И нельзя забывать, что «возвращение Крыма» – это символический капитал, ценность которого будет возрастать после окончания боевых действий на Донбассе, от выборов к выборам».

В течение ближайших лет в среде беженцев сформируется пул новой крымской политической элиты в эмиграции, которая будет представлять Крым и в украинской политике

Тем не менее, при всей будущей актуальности вопроса возвращения Крыма, решать его партийные боссы предпочли доверить, по сути, тем же персонажам, что Крым потеряли. Комментируя почти полное отсутствие в предвыборных проектах «молодой поросли» из числа крымских общественных активистов, Костинский отмечает, что они «еще не прошли полный путь легитимации, ни в Крыму, ни в украинской политике». «У них нет поддержки в Крыму, нет необходимого портфеля связей и влияния в Киеве, – говорит эксперт. – Поэтому большинство из них, если и будет входить в украинскую политику, то лишь с молодыми политическими силами, либо включаясь в команды уже состоявшихся крымских-украинских политиков. Однако, считаю, что в течение ближайших лет в среде беженцев сформируется пул новой крымской политической элиты в эмиграции, которая будет представлять Крым и в украинской политике, и также будет рассматриваться как кадровый резерв для последующего «заброса» в Крым, естественно, после деоккупации».

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG