Доступность ссылки

Отцы и дети, или Полуостров молчания


Антимайдан в Симферополе, декабрь 2013 г.

«Ты изменяешь мир, оставаясь собой», – Йоко Оно.

Оставаться в Крыму и не терять достоинства дорогого стоит. Кому-то работы, кому-то здоровья, кому-то отношений с родителями, а кому-то родной земли. Для миллионов украинцев было неприемлимо соглашаться жить в беззаконье, порождающем тиранию. И они вышли на Майдан. Однако Крым в своем большинстве оставался полуостровом стабильной тишины. Немногие крымчане выходили на централные площади своих городов, в особенно острые моменты они выезжали на Майдан в Киев, но большая их часть соблюдала безмолвие.

За них говорили странички в социальных сетях: «90% украинцев живут в стрессе, остальные 10% живут в Крыму». Парадокс, но крымчане спокойно называли себя украинцами... и продолжали смотреть, чем «это все» закончится. Крым, казалось, беда миновала – на полуострове не гибли люди. Здесь беда творилась в головах. А крымский воздух подогревался российской пропагандой и традициями молчания.

Но на центральной площади Симферополя были слышны голоса. Для старшего поколения крымчан Россия отождествлялась с возвращением СССР и мороженым по три копейки. Поэтому поддерживать Россию в их понимании не было предательством – они всю жизнь считали себя россиянами. Только почему-то молчали об этом в 1991-м.

В то время как поколение украинцев независимости, не знавшее холодной войны, все больше отдалялось от российских нравов и двигалось в сторону свободолюбивых стран. А потому после аннексии полуострова часть молодых украинцев покинула свою малую Родину. С мечтой однажды вернуться. Вновь вернуться в Крым украинский.

И в Крыму матрицу можно игнорировать. Оставаться собой и изменять пусть не мир, но двухмиллионную крымскую реальность

Но сколько в Крыму осталось детей независимости, которых не выпустили с российского острова дети времен СССР? Это стало семейной проблемой, о которой не принято говорить вслух, а тем более на публику. Воспитанные в советских традициях молодые люди без скрежета зубов, но с абсолютным осознанием несправедливости ситуации молча остались в российском Крыму.

Принимать советскую реальность, потому что старшие так решили – это значит принимать реальность близких тебе людей. Твоих родителей и друзей.

Но есть одно но. В Крыму эту реальность формируют не твои близкие и друзья, а высшее руководство соседней страны. Очень удобно заставить всех мыслить одной матрицей через твоих друзей и родных. Как будто бы без насилия и по твоей доброй воле.

Однако матрицу можно игнорировать. Оставаться собой и изменять пусть не мир, но двухмиллионную крымскую реальность.

Таисия Генералова, крымская журналистка и блогер

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG