Доступность ссылки

Голоса свободной России будут услышаны


Юлия Березовская

В России приходится дорого, очень дорого платить за слова: царская каторга за распространение крамольного текста, годы советских лагерей и психушек за самиздат или политический анекдот.

Сейчас у власти в стране люди, сделавшие карьеру в КГБ на жестоком подавлении свободной мысли и слова. На фоне украинского кризиса они действуют еще бесстыднее и ожесточеннее.

Сегодня за критику Кремля и поддержку Украины избивают, убивают, тащат в автозак, присуждают административные аресты и уголовные сроки. Мы видим жестокие расправы с журналистами, блокировки сайтов, попытки установить тотальный контроль в соцсетях.

Неугодное слово объявляется «пропагандой нанависти» – государство установило монополию на ненависть и неустанно разжигает ее на подконтрольных телеканалах. Столь же лицемерны ссылки на интересы детей, которых надо защитить от опасной информации, – под этим предлогом власти запрещают все что угодно, от известного мультика Dumb Ways to Die, который сочли пропагандой суицида, до статей Википедии.

Разыгрывая сепаратистскую карту в Донбассе, Кремль крайне нервно реагирует на любые попытки обсуждения прав российских регионов. Принят специальный закон об уголовной ответственности за «призывы к сепаратизму». Попытка небольшой группы активистов провести «Марш за федерализацию Сибири» обернулась масштабной кампанией цензуры веб-сайтов. За аналогичную инициативу на Кубани развязаны репрессии, одна из активисток в тюрьме.

За статьи в интернете с критикой имперской политики Путина публицист Борис Стомахин отбывает второй лагерный срок – его обвинили в призывах к терроризму.

Введено уголовное наказание за отклонение от официальной трактовки истории Второй мировой войны.

Вместе с законодательным органом, который давно сравнивают с взбесившимся принтером, полиция, прокуроры и цензоры действуют лихорадочно и повышают градус абсурда

Вместе с законодательным органом, который давно сравнивают с взбесившимся принтером, полиция, прокуроры и цензоры действуют лихорадочно и повышают градус абсурда. Принят невыполнимый закон о государственном учете популярных блогеров, идет постоянное давление на рядовых пользователей. Поводом для вызова на допрос может стать комментарий, перепост или даже тег в видео.

Сейчас журналистские проекты перемещаются за границу (уволенный главред Ленты.Ру открывает в Риге общественно-политический сайт для российской аудитории), пользователи обучаются методам восстановления доступа к заблокированному контенту, появляются яркие образцы политического искусства и арт-активизма.

Наш сайт Грани.Ру уже полгода блокируется в России за «призывы к участию в несанкционированных массовых мероприятиях» – так прокуроры расценивают репортажи об уличных пикетах в поддержку политзаключенных.

Мы продолжаем публиковать материалы в прежнем объеме, постоянно запускаем новые зеркальные копии сайта для российских читателей (сейчас в черный список Роскомнадзора внесено уже более 40 наших зеркал), расширяем присутствие в соцсетях.

Мы проиграли в России все суды по блокировке, но не растеряли свою аудиторию. Мы продолжаем работу в партизанских условиях. Нам важно сохранить Грани как свободную дискуссионную площадку и символ гражданского сопротивления. Наш опыт «подпольного вещания» пригодится и другим интернет-проектам.

Голоса свободной России обязательно будут услышаны.

Юлия Березовская, генеральный директор заблокированного в России интернет-издания Грани.ру

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG