Доступность ссылки

Украденная земля. Боль и надежда крымских татар


Татьяна Минина

Борьба за землю крымских татар началась еще со времен аннексии Крыма императрицей Екатериной Второй и продолжается поныне. Бесчисленные акции протеста возвратившихся на Родину после сталинской депортации крымских татар, борющихся с местной властью за кусочек их исконной земли, тоже вошли в историю как не менее мучительный период для народа. Поколение за поколением продолжает жить в ожидании чуда, что землю им все-равно когда-нибудь дадут, но вопрос – кто и когда?

Вторая аннексия Крыма, совершенная уже при президентстве Владимира Путина, случилась словно гром среди ясного неба. Отчаяние полностью охватило крымскотатарский народ.

Некогда созданные крымскими татарами общественные организации, взявшиеся отстаивать интересы людей в переговорных процессах с властью, такие как «Авдет», а позже – «Себат», себя не оправдали и прекратили активность. Более того, «себатовцы», которых прозвали в народе «могилевскими татарами», окончательно потеряли свой авторитет после того, как в обмен на обещания выделить им землю поддержали Виктора Януковича и Антимайдан в Киеве.

Между тем, на земельных «полянах протеста» построились те, кто на самом деле нуждался в жилье, и можно сказать, что созданные ими по сути эко-деревни – довольно дорогие для существования. Несмотря на то, что там нет коммуникаций, люди построились и сажают огороды. Жить в таких условиях совсем недешево. Но, к примеру, на одной из самых больших «полян протеста» на окраине Симферополя на средства, собранные крымскими татарами, уже построена мечеть.

Семья Курталиевых, в которое двое детей школьного возраста, проживает на самострое ровно год. Шесть лет строили дом и, как могли, благоустроились. Приехали из отдаленного села в степном районе. Сначала снимали в городе квартиру, но потом решили, что лучше вкладывать деньги в свое собственное жилье.

Между тем, расходы оказались огромными. Привозной воды в емкости хватает на две недели. А ее стоимость составляет 200 евро. Свет – по три часа в день, на аккумуляторе, обходится в один евро в час. Всего на топливо уходит примерно 400 евро в месяц. Привозной газ – еще 150 евро в месяц. Прибавьте к этому отсутствие дорог, из-за чего приходится месить ногами грязь.

Всего на улице, пока не имеющей названия, построилось четыре семьи. Напротив Курталиевых продолжает строительство Сервер. Ему 42, и он еще холост. Посадил огород, на котором растет практически все. Радуется хорошему урожаю. Живет во времяночке. И с гордостью показывает расстановку комнат в своем пока еще недостроенном доме, куда планирует привести будущую жену.

На соседней улице – два родных брата построили дома по соседству. Живут уже три года без воды, света и газа.

На еще не освоенном поле уже родились дети – Бекир и Эдие. Их бабушке Хатидже-апте всего 65. Говорит, что труднее всего было в начале – когда жили во времянке. Три года строились. Потому так быстро постарела.

Эти люди сегодня продолжают жить в неизвестности, боясь за свое будущее. И опасаясь, что новые «власти» могут снести выстроенные на «поляне протеста» дома.

Впрочем, «временно исполняющий обязанности главы» Крыма Сергей Аксенов в своем недавнем заявлении относительно решения вопросов земли несколько прояснил ситуацию. В частности, он поделился своим видением о судьбе поселков, где, по его выражению, стоят «сараи на полях». «По ним однозначно нужно зачистить всю ситуацию. У нас есть массивы, которые готовы для выделения, причем не по национальному признаку. Там будут и крымские татары, и русские», – сказал Аксенов и оговорился: «В законе не написано, что мы должны крымским татарам давать жилье только рядом друг с другом».

Такое заявление участники «полян протеста» расценивают, как очередную угрозу расправы и ассимиляции, а не решения затянувшейся проблемы. К слову, среди тех, кто участвовал в земельных акциях протеста, есть и представители славянского населения, которые сегодня проживают на полях по соседству с крымскими татарами.

Земля для крымских татар – это не просто слово. Это, пожалуй, самая главная ценность для народа. Вымаливать же то, что принадлежит тебе по праву, мучительно вдвойне. Не иметь возможности распоряжаться своим – чувство невыносимое.

Как ни прискорбно, сегодня крымские татары продолжают, словно целину, без какой-либо государственной финансовой поддержки, осваивать некогда заброшенные территории. Привыкшие жить на земле, они обрабатывают ее, как это делали испокон веков их предки. Любовь к земле передается по крови, и потерять ее для крымских татар означает потерять все.

Татьяна Минина, крымчанка

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG