Доступность ссылки

Агнешка Ромашевская: «Крымчане очень скоро сами увидят и распознают ложь»


Агнешка Ромашевская

Опыт белорусского телеканала «Белсат» и его директора Агнешки Ромашевской очень похож на то, что сейчас переживают крымские журналисты, вынужденные покинуть аннексированный полуостров. Почти десять лет назад телеканал создавался в столице Белоруссии – Минске. Однако его концепция не устроила правящий режим президента Лукашенко. Директор канала была выдворена за пределы страны. Въезд в Белоруссию ей запрещен и поныне. «Причину, по которой меня выдворили и до сих пор не впускают, я не знаю. Никаких документов мне никто не предъявлял. Но очевидно, что причина стандартная для всех – угроза национальным интересам, вернее интересам власти Белоруссии», – говорит Ромашевская.

Редакция канала много лет не может добиться от белорусских властей регистрации в соответствии с действующим законодательством. Однако продолжает работать в Польше (офис канала расположен в Варшаве). При помощи спутниковых передатчиков канал имеет возможность вещать для белорусов в формате, альтернативном местной пропаганде. И, по словам Агнешки Ромашевской, аудитория зрителей «Белсата» с каждым годом увеличивается. Опыт «Белсата» она советует перенимать и крымским журналистам-переселенцам. Кстати, коллектив телеканала не понаслышке знает о ситуации в Крыму, поскольку во время аннексии съемочная группа «Белсата» была на месте событий и посвятила им документальный фильм под названием «Крымская ловушка».

С Агнешкой Ромашевской мы общаемся о том, как работалось белорусским журналистам в Крыму, обсуждаем возможности организации альтернативного вещания для жителей полуострова и противодействия российской пропаганде.

Пани Агнешка, журналисты вашего телеканала Юрий Высоцкий и Сергей Марчик сняли документальный фильм об аннексии Крыма «Крымская ловушка». Почему было решено отправить на полуостров съемочную группу?

– Все началось с того, что я встретилась в Киеве с украинским журналистом Игорем Чайкой, который работал над темой Крыма еще в 2009 году. Он рассказал, что у него есть съемки еще с тех годов. Он пытался предлагать их разным украинским телеканалам, но те отказывались брать, считая их неинтересными. И тогда я сказала, что если есть съемки тех годов, то нужно снять свежие, сегодняшние и посмотреть, что из этого получится. Потому что для документального кино съемки по истечению времени – это самое ценное.

Что увидели в Крыму журналисты «Белсата» и что они ожидали увидеть?

– Они с трудом въехали в Крым. Один журналист с камерой ехал на поезде, а другой – на машине без аппаратуры, говорил, что едет на лечение. Они не хотели показывать, что у них есть техника, что они – журналисты. Они попали в Крым в самый интересный момент, когда аннексия только начиналась, когда стали происходить первые изменения.

А меня лично удивило то, что еще тогда, когда Игорь Чайка снимал видео в Крыму, было видно, что будет дальше, но никто не обращал на это внимание.

В 2004 году, когда была «Оранжевая революция», я была в Москве и передавала информацию о том, как Москва реагирует на эти события. Я тогда смотрела, например, как Юрий Лужков (экс-мэр Москвы. – Прим. ред.) связывался с Крымом в рамках телемоста, какие националистические лозунги он тогда произносил. Все предпосылки аннексии Крыма были еще тогда, но в Украине от этого отмахивались, а другие страны тоже не придавали никакого значения.

Вспомнилось, как президент Грузии Михаил Саакашвили в 2008 году сказал, что сначала будет Грузия (ввод «миротворческих сил» России в Абхазию и Южную Осетию, который грузинская сторона называет аннексией. – Прим. ред.), а потом – Украина. Теперь понятно, что он имел в виду Крым.

В ситуации, похожей на вашу, когда вас выдворяли из России, теперь оказались многие крымчане. Их тоже прямо или косвенно выдворяют из Крыма, препятствуют въезду. Что вы посоветуете им: смириться или отстаивать свое право на Крым?

– Каждый делает так, как он считает нужным. Но я думаю, что терпение здесь – самый хороший совет. Потому что времена очень меняются. Иногда бывает, что проходит и два, и три, и четыре года, и ты даже думаешь, что уже ничего не изменится. А потом, в пятом году, что-то происходит, и многое меняется.

То, что сейчас происходит в Крыму, это очень плохо, и возможно, так будет еще в следующем году, возможно еще два года, я не знаю, сколько. Но это не будет вечно

Я всегда говорю, что в своей жизни видела чудо – падение Советского Союза. Многие страны навеки вечные должны были жить в Советском Союзе, но это все упало. Поэтому тот, кто видел чудо, может подтвердить, что оно существует. То, что сейчас происходит в Крыму, это очень плохо, и возможно, так будет еще в следующем году, возможно еще два года, я не знаю, сколько. Но это не будет вечно.

– Крымчане сегодня практически полностью изолированы от украинских СМИ. Они «питаются» только российской пропагандой. Как разорвать эту информационную блокаду?

– Это можно сделать разными способами. Первый – это «пантофельная почта» (выражение, использовавшееся в Первой мировой войне. – Прим. ред.), когда один человек передает информацию другому. «Сарафанное радио» бывает очень результативным.

Можно сделать радио с территории Украины. Но боюсь, что это будет очень нелегко, потому что будут глушить сигнал. Можно попытаться делать специальные передачи для крымчан через спутник или кабельное вещание. Их сложно глушить.

– Как сегодня бороться с российской пропагандой? Как доказать крымчанам, что та информация, которую они получают из российских телеканалов, недостоверна?

– Они это сами очень быстро узнают, сами распознают ложь. Им это будет доказывать жизнь. Так всегда бывает: сначала не видишь, а потом начинаешь прозревать. Как им доказывать? Я пока не нашла ответ на этот вопрос. Надо придерживаться правды, но нужно ее говорить очень четко и ясно.

– Так сложилось, что большинство жителей Белоруссии поддерживают режим Лукашенко. В Крыму большинство жителей поддерживают режим Путина. Нужна ли в такой ситуации крымчанам эта правда?

– Зрительская аудитория «Белсата» в Белоруссии составляет около 700 тысяч зрителей и около 400 тысяч постоянных зрителей. Никогда нет острой границы, что эти люди поддерживают власть, а эти – не поддерживают. Всегда есть середнячок, в том числе и люди, которые могут поддерживать режим до определенного времени, а потом изменить свое мнение. Им нужна объективная информация. Она им интересна.

И самое важное (это доказано социологами) – иногда достаточно в обществе 4-8% людей, которые хотят что-то изменить и этого достаточно, чтобы эти изменения были. Важно иметь эти свои 4,5 или 8% таких людей, которые будут убеждены, что нужны изменения. Если будет это меньшинство, которое очень сильно и четко понимает необходимость изменений, этого уже достаточно.

– Вы видите реальное влияние «Белсата» на сознание белорусов? Меняется ли оно с годами?

В основном, возвращение Крыма зависит от менталитета и сознания крымчан. А на это уже влияют многие факторы. СМИ, кстати, тоже один из них

– Точно сказать, насколько телеканал меняет сознание людей, я не могу. Но раз столько зрителей смотрят нас, значит, влияние есть. Когда мы создавали телеканал, я не была уверена, что его будут смотреть столько людей. Я думала, что аудитория ограничится 50-100 тысячами зрителей. Но я с удивлением смотрю, что она возрастает. Если аудитория растет, значит потребность в нас есть.

– Способны ли, на ваш взгляд, журналисты с материковой части Украины вернуть Крым под контроль Украины?

– То, что они будут влиять на этот процесс, я уверена. Но, в основном, возвращение Крыма зависит от менталитета и сознания крымчан. А на это уже влияют многие факторы. СМИ, кстати, тоже один из них.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG