Доступность ссылки

Коммунэлла из группы «Смерть Берии!»: опубликованы видеопортреты жертв сталинского режима


«ГУЛАГ: люди и судьбы» – так называется новый проект научно-информационного центра «Мемориал» в Петербурге. Репрессированные и их дети вспоминают о лагерях, ссылках и бесконечном ожидании встречи с родными.

В 2011-2012 году сотрудники «Мемориала» вместе с режиссером-документалистом Александром Слободским записали в Петербурге, Москве, Республике Коми и Омской области интервью с бывшими заключенными, их детьми, бывшими ссыльными и раскулаченными. Интервью, личные вещи этих людей и материалы Виртуального музея ГУЛАГа легли в основу проекта о репрессированных и их судьбах.

– Мы уже много лет собираем интервью с детьми тех, кто пострадал от политических репрессий, или тех, кто сами прошли через лагеря или ссылки, – говорит в интервью Радио Свобода куратор проекта Евгения Кулакова. – В последние годы мы стали записывать наши интервью на видео, их накопилось много, надо было что-то с ними делать. И вот мы пригласили режиссера-документалиста Александра Слободского и сделали из больших, почти трехчасовых бесед 15-минутные видеопортреты. Пока их у нас получилось пять, их мы и представляем в «Мемориале». Нам хотелось, чтобы люди у нас были представлены разные. Среди наших героев – фольклористка, этнограф Елена Николаевна Разумовская из Петербурга, учительница Валентина Буянова из села Такмык Омской области. Все они делают акценты на моментах жизни, которые важны именно для этих людей, и у каждого эти акценты свои. Но всех объединяет одно – это рассказы о замечательных людях, встреченных в лагере или в ссылке, о человеческой доброте и взаимопомощи.

Коммунэлла Моисеевна Маркман, только-только окончив школу, вступила в подпольную организацию «Смерть Берии!». За это Коммунэллу Маркман отправили на крайний север на 25 лет

Моя любимая героиня этих интервью – Коммунэлла Моисеевна Маркман. Сейчас она живет в Москве, а в середине сороковых жила в Тбилиси и, только-только окончив школу, вступила в подпольную организацию «Смерть Берии!» вместе со своими бывшими одноклассниками. Она там была единственной девушкой. За это Коммунэллу Маркман отправили на крайний север, в Инту, на 25 лет: она пробыла там только восемь лет и вышла по амнистии. Мне было очень интересно с ней общаться, она поэт, рассказывала, как помогают в лагере стихи, как она придумывала способ их заучивать, таская взад-вперед тачку. Она для меня – пожалуй, самый яркий пример стойкости и оптимизма. При этом она не считает, что была арестована ни за что. Вот ее отец в 1937-м был расстрелян ни за что, а ее случай – активное сопротивление режиму, – рассказала Евгения Кулакова.

Среди героев проекта «ГУЛАГ: люди и судьбы» – пенсионер Иван Шмидт из республики Коми; художник Евгений Ухналёв, основатель Гильдии геральдических художников, главный архитектор Эрмитажа. Он рассказывает, что чувствовал ленинградский мальчишка, попав в Воркуту, как трудно было вывезти рисунки из лагеря и каково вернуться туда, где провел в заключении юность.

В школе, во втором классе, я выходила к доске вместе с другими детьми, у которых отцы погибли на войне, и в благодарность от государства, убившего моего отца, получала стирательную резинку

– Я – типичный представитель своего поколения, мой отец 25 лет провел в лагерях и ссылках, – рассказывает петербурженка Елена Разумовская о своем отце Николае Богомягкове. – Когда я была маленькая, мама мне врала, что отец погиб на войне, пропал без вести. Помню, в школе, во втором классе, я выходила к доске вместе с другими детьми, у которых отцы погибли на войне, и в благодарность от государства, убившего моего отца, получала стирательную резинку или что-то другое в этом роде. Так я и жила в неведенье до 13 лет, и вдруг мама сказала, что у меня есть папа, что он будет проездом в нашем городе – чтобы увидеть меня и со мной познакомиться. Это был необыкновенный человек, я сразу привязалась к нему, полюбила его.

После лагеря мой отец не имел права жить в Ленинграде. По первой специальности он был историком, а в лагере приобрел еще одну специальность, плановика лесного хозяйства. Вот так он и работал в разных леспромхозах, а мы с мамой приезжали к нему на каникулы летом и зимой. Так было, пока не подох Сталин, тогда папу реабилитировали, хотя и не сразу. Он вступил в жилищный кооператив и вернулся в Ленинград. А когда его забирали, он был директором рабфака на заводе «Электросила», учителем истории и директором, а до рабфака работал в знаменитой «Республике ШКИД». Когда стали арестовывать и расстреливать руководство «Электросилы», он понял, что надо срочно уходить. Он уволился и завербовался на крайний север, оттуда, из Мурманской области, его и взяли.

Он был особенный, ни у кого такого папы не было. У многих отцы сидели, но все они об этом молчали, а я точно знала: я – избранный человек. С моим отцом было необычайно интересно, он меня кормил интереснейшими сибирскими историями, он ведь по происхождению забайкальский казак. Всю оставшуюся жизнь он писал историю забайкальского казачества, и о том, как большевики это казачество уничтожили. Он сидел в исторических архивах, библиотеках и собирал материалы для своего большого исследования, часть которого была опубликована еще в «тамиздате», в историческом альманахе «Память». Потом этот альманах был переименован в «Минувшее».

Отец был литературно одаренным человеком, писал очерки и рассказы о своей лагерной жизни. Часть этих материалов я собрала и тоже опубликовала в «Минувшем», уже после смерти отца, – рассказала Елена Разумовская.

«Мемориал» публикует все пять видеопортретов в свободном доступе в интернете, чтобы их можно было смотреть онлайн и использовать в самых разных целях, например, на школьных уроках.

Фрагмент итогового выпуска программы «Время Свободы»

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG