Доступность ссылки

Грузинские загадки на фоне кремлевских шарад


Олег Панфилов

Ровно три года назад на небосклоне грузинской политики появилось новое образование со странным названием. Появилось оно одновременно с рождением нового политика – Бидзины Иванишвили, а автор самого названия коалиции до сих пор неизвестен. «Грузинская мечта» стилистически напоминала советское – «светлое будущее», лидером коалиции стал человек, которого раньше мало кто видел в лицо.

Обычно он отсиживался в своей деревне Чорвила, на западе Грузии, строил в Тбилиси по проекту японского архитектора стеклянное здание, называемое народом «консервный завод», подкармливал советскую творческую интеллигенцию, слыл меценатом. На самом деле, хозяин строил стеклянный дворец как «бизнес-центр», полагая, что он станет когда-нибудь владельцем всей Грузии. Иванишвили попытался это сделать в 2011 году, появившись как ежик из тумана.

Бидзина Иванишвили
Бидзина Иванишвили

Однако, на этой неделе «Грузинская мечта» начала рассыпаться, исчезая как смог, который висел над Грузией последние три года. В течении двух дней правительство, сформированное «Грузинской мечтой» после парламентских выборов 1 октября 2012 года, покинули сразу три министра – обороны, иностранных дел и евроинтеграции.

Вместе с ушедшими министрами, «Грузинская мечта» лишилась не только уже зарекомендовавших себя на Западе профессионалов, но и чуть ли не единственных министров, которые говорят на нескольких европейских языках. Но, на самом деле, проблема не столько в англоговорящих чиновниках, сколько во внутренней политике «мечтателей». Причиной отставок стало преследование высокопоставленных чиновников министерства обороны – арест и обвинения в растрате.

Иракли Аласаниа
Иракли Аласаниа

Впрочем, главная прокуратура Грузии арестовывала и раньше, но тогда бывших чиновников правительства Саакашвили, теперь принялась за нынешних. Министр обороны Иракли Аласаниа, лидер партии «Свободные демократы» расценил преследование как политическое, а после допроса его заместителя заявил, что уходит в отставку.

Алекси Петриашвили
Алекси Петриашвили

Следом за Аласаниа ушел со своего поста государственный министр интеграции в европейские и евроатлантические структуры Алекси Петриашвили, на другой день – министр иностранных дел Маиа Панджикидзе. Все трое – из партии Аласаниа, которая входит в коалицию «Грузинская мечта» с самого основания и имеет в парламенте 10 мест. Без партии «Свободные демократы» у «мечтателей» уже нет большинства, что ставит сторонников Иванишвили в трудную ситуацию.

Четвертый выдвиженец Аласаниа в правительстве – министр юстиции Теа Цулукиани не стала покидать место, но приостановила свое членство в партии. В Грузии многие полагали, что причиной распада «Грузинской мечты» могло быть возвращение экс-президента Михеила Саакашвили, но оказалось, что коалиция настолько хрупка, что начинает рассыпаться сама.

Три года назад

Чтобы понять такое странное явление, необходимо вернуться на три года назад. Тогда у грузинской оппозиции появился реальный шаг победить, находившееся 9 лет у власти Единое национальное движение Михеила Саакашвили.

Оппозиция в Грузии разношерстная – от прокремлевских до проевропейских партий и движений. В стране более 100 политических

Нино Бурджанадзе
Нино Бурджанадзе

организаций, которые ведут бурную жизнь: небольшая часть на улицах и площадях, большая – в хинкальных и ресторанах. Прокремлевские настроения в Грузии слабые, не способные ни к политической борьбе, ни к политической дискуссии. Путин с 2007 года пытался поддержать некоторые из них, чтобы свалить ненавистного реформатора Саакашвили, но так и не смог. В Москву периодически летали посланцы – мало кому известные Каха Кукава и Коба Давидиташвили, «зубрица» грузинской политики Нино Бурджанадзе. Последняя была дважды удостоена приема у Путина, другие – только во фракции ЛДПР.

Грузинские реформы доводили Кремль до исступления – в Тбилиси стали приезжать правительственные делегации из постсоветских стран, чтобы перенять опыт

Грузинские реформы доводили Кремль до исступления – в Тбилиси стали приезжать правительственные делегации из постсоветских стран, чтобы перенять опыт. Для страны в 144 раза меньше России это был небывалый успех, который раздражал Путина, мечтавшего восстановить имперское величие. Если не удается завоевать, то остается только один способ – «взять демократией», и на арене появился Бидзина Иванишвили.

Неизвестно, почему «российский бизнесмен» уехал в 2005 году из России и больше туда не возвращался, хотя имел и российский паспорт, и французский, и в нарушение Конституции Грузии – грузинский. О его миллиардах много писали, в том числе и журналисты-расследователи, но в декларациях он упоминал только часть из них.

Для тогдашней грузинской оппозиции, состоящей из многочисленных карликовых партий, Иванишвили оказался спасителем. Он понимал, что создать новую партию за год до выборов – из области фантастики, поэтому поступил проще – собрал уже существующие, в коалицию. В итоге

Бидзина Иванишвили
Бидзина Иванишвили

места в парламентском большинстве помимо «Грузинской мечты» (46 мест) заняли представители партий - Социал-демократы за развитие Грузии, Консервативная партия Грузии (6), Промышленность спасет Грузию (6), Республиканская партия Грузии (9), Наша Грузия - Свободные демократы (10), Национальный форум (6). Часть из них представляет собой огрызки КПСС, часть декларируют европейский выбор Грузии. Иванишвили оказался на время антиподом Ивана Крылова, утверждавшего, что «Когда в товарищах согласья нет, На лад их дело не пойдет, И выйдет из него не дело, только мука».

Но у Иванишвили не было выбора и он собрал всех, кто «испытывал личную неприязнь» к Саакашвили. «Кушать не могли» Тедо Джапаридзе – дипломат времен Шеварднадзе, футболист Каха Каладзе, адвокат Манана Кобахидзе и еще пара сотен человек. Они развернули бурную деятельность и стали активно проводить предвыборную кампанию. Победить реформы Саакашвили можно только двумя способами – или разрушить, или убедить, что все это было не на пользу населения. Задача склонить на свою сторону людей, последние годы живших без коррупции, в безопасной стране, была сложной. Пришлось врать.

Предвыборной кампании «Грузинской мечты» два года назад мог бы позавидовать Путин. Обещали все – повышение пенсий в несколько раз, снижение тарифов на коммунальные услуги – в несколько раз, погашение ипотечных долгов, бесплатное образование, снижение стоимости бензина, строительство ста заводов. Уже через полгода население Грузии очнулось – ни благ, ни заводов, ни повышенных пенсий. Министры стали выписывать себе огромные премии и принимать на работу своих родственников. «Грузинская мечта» оказалась достижимой только для тех, кто о ней много говорил, а не для тех, кто слушал, раскрыв рты.

Гиорги Маргвелашвили
Гиорги Маргвелашвили

После избрания новым президентом Гиорги Маргвелашвили Иванишивили покинул пост премьер-министра, назначив своим приемником ближайшего сподвижника Иракли Гарибашвили. Но продолжал вести себя как Туркменбаши – сам назначил первой леди жену премьера, самовольно решал куда должен летать президент или премьер-министр, не забывая много говорить о демократии и свободе слова. Население начало откровенно ругаться, «мечтатели» пытались сгладить ситуацию преследованием партии Саакашвили, сваливая на нее все свои грехи. Начались длительные судебные процессы над бывшим премьер-министром Вано Мерабишвили, бывшим министром обороны Бачо Ахалаиа, генералами и офицерами грузинской армии. Постепенно становилось понятными цели Иванишвили – обескровить армию, посадить реформаторов, наладить отношения с Россией.

Внешняя политика стали главной причиной, из-за которой деятельность «Грузинской мечты» начала вызывать обеспокоенность на Западе, особенно постоянные реверансы в сторону Кремля

Внешняя политика стали главной причиной, из-за которой деятельность «Грузинской мечты» начала вызывать обеспокоенность на Западе, особенно постоянные реверансы в сторону Кремля. «Мечтатели» называют это взвешенной политикой - за два года потеряна еще часть территории, которую российские пограничники самовольно присоединили к «Южной Осетии». В Тбилиси зачастили российские «эксперты» и «аналитики», предлагающие дружбу и сотрудничество, хотя с 2008 года между Грузией и Россией нет дипломатических отношений. Опять возникла идея восстановления железной дороги из России, которая больше нужна Армении, чем Грузии. И даже после подписания договора об Ассоциации с ЕС вопросы о будущем геополитической ориентации Грузии не сняты.

Впереди новые выборы?

За эти два года в «Грузинской мечте» уже было несколько скандалов: по обвинению в коррупции подал в отставку министр сельского хозяйства Давид Кирвалидзе, уходили заместители министров, ушел из политики депутат Коба Давиташвили, активно поддержавший «мечтателей». За всеми этими дрязгами для политиков осталось незамеченным, но ощутимым для населения, снижение уровня жизни, повышение цен на товары первой необходимости, отсутствие инвестиций, огромный внутренний долг в 1 337 миллионов лари, составляющий 4,55 % ВВП. Резко вырос криминогенный уровень, туризм стал приходить в упадок.

В основном, вся деятельность правительства заключалась в арестах, обвинениях и судебных процессах над представителями прежней власти. Раньше информационные выпуски телевидения начинались с новостей об открытии новых зданий, мостов и школ, теперь – из прокуратуры, судов и офисов политиков, комментирующих очередной арест.

Ирали Гарибашвили
Ирали Гарибашвили

Впрочем, и Иванишвили, и новый премьер Гарибашвили не скрывают, что их цель уничтожить Единое национальное движение, арестовать и посадить Саакашвили. В ответ они получают протесты из Вашингтона, Евросоюза. Крупнейшая фракция в Европарламенте – Европейская народная партия, называет происходящее политическим преследованием и судебными расправами. На фоне ухудшающейся экономики и роста криминала эти преследования уже не оставляют сомнений в том, что это месть, имеющая конкретный политический заказ. В Москве же говорят о том, что они внимательно следят за ситуацией, по всей видимости, ожидая возвращение Грузии под сень Кремля.

В Кремле не понимают, как не понимали всегда, одного – в Грузии есть общество, свобода слова, свобода публичных акций и публичная политика

В Кремле не понимают, как не понимали всегда, одного – в Грузии есть общество, свобода слова, свобода публичных акций и публичная политика. Если читать российскую прессу, то можно сойти с ума от одних только заголовков, которые не имеют абсолютно ничего общего с реальностью. Скорее всего пропаганда, как всегда, пытается заменить правду на кривду, выдавая желаемое за действительность. Еще шесть лет назад более 70 процентов населения подтвердило свое желание, чтобы Грузия была членом НАТО и ЕС.

Невнятная политика «Грузинской мечты» сегодня вызывает определенную реакцию – теперь уже бывший министр обороны Иракли Аласаниа прямо обвинил прокуратуру в блокировании процесса евроинтеграции Грузии, повторяя то, что два года твердило Единое национальное движение. Предполагается, что вслед за «Свободными демократами» из «Грузинской мечты» выйдет Республиканская партия. Тогда неминуемо последует решение провести перевыборы парламента.

Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG