Доступность ссылки

Вспоминая «красный день календаря»


Максим Миреев

Что такое «манкурт» я понял когда пришел преподавать английский язык в школу для трудных детей в Симферополе на ул. Гоголя, 13. Директриса, женщина с большими выразительными глазами, фигурой Фрекен Бок и голосом завгара, повертела в руках мое резюме и попросила поговорить с ней по-английски. Через пять минут «разговора», который справедливее было бы назвать монологом, директриса, Зинаида Семеновна, вынесла экспертный вердикт: «Признаюсь, в школе учила немецкий. Поэтому ни слова из того что сказал, я не поняла. Но говоришь складно. Американский акцент? Оставайся у нас учить, что ли...».

Настоящим именем «Зинаиды Семеновны» Меединовой было Зекие. Отчество уже не вспомню. «Только ты ее Зекие в глаза не называй», – предупредили меня преподавательница истории, другая крымская татарка. «Она не любит о своем происхождении вспоминать».

Это была драматичная история: женщина положила жизнь на алтарь ассимиляции собственного народа, что мне было сложно понять и принять

Директриса Зекие точно также не любила крымскотатарский язык. Она, как это не странно, запретила факультативные занятия крымскотатарского, который не раз пытались ввести в расписание школы, где 20% учеников были крымские татары. А сама «Зинаида Семеновна» была преподавательницей русского с 30-летним стажем.

Для меня, русского, который параллельно с английским в школе преподавал крымскотатарскую литературу в вузе, это была драматичная история: эта женщина положила жизнь на алтарь ассимиляции собственного народа, что мне было сложно понять и принять.

Вы спросите, откуда взялся такой фрукт? Девочка Зекие была воспитана в детском доме в Узбекистане, после того как оба ее родителя умерли. Но она плакала не по ним.

«Я вспоминаю тот день, когда умер Сталин и как мы горько плакали», – вспоминала «Зинаида Семеновна» 5 лет назад на 7 ноября, когда учеников отпустили по домам. Ну как же, праздник торжества коммунизма, день революции.

Шампанское лилось рекой, а за ним лились реки более крепкого алкоголя. Бодрые старые коммунистки моей школы пели еще более бодрые коммунистическое песни, какие-то советские марши, которые я кажется слышал еще маленьким ребенком. По багровому лицу «Зинаиды Семеновны» текли горькие слезы, «великий и могучий» сиял всеми красками радуги. «Бл..., какую страну мы потеряли. Максим Вадимович, наливайте еще дамам! За нашу страну, за СССР!»

Максим Миреев, американский блогер, крымчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG