Доступность ссылки

Право молчать. Вызовы перед журналистами в «российском» Крыму


Симферополь – Если в начале оккупации крымского полуострова Россией общественность узнавала о вопиющих фактах препятствования журналисткой деятельности в Крыму, нападениях, уничтожении оргтехники медийщиков, то за последние месяцы из новостных лент подобные сообщения практически исчезли. Означает ли это, что журналистом в Крыму стало быть безопасно?

Так называемый переходный период в регионе обернулся и зачисткой информационного поля. К примеру, еще в конце лета представители Федеральной службы судебных приставов арестовали все движимое и недвижимое имущество ТРК «Черноморская», тем самым прекратив вещание компании. При изъятии арестованной техники, из помещений вывезли и все оборудование, принадлежащее общественной организации Информационной пресс-центр» и «Центру журналистских расследований». Неоднократным DDos-атакам подвергался сайт «Центр журналистских расследований». Работники редакции этого медиа вызывались «для бесед» в местное отделение ФСБ.

Также после аннексии Крыма подверглась новым испытаниям и крымскотатарская пресса. Теперь, помимо финансовых проблем, у них появились и политические. Оказавшись в новых для себя реалиях, крымскотатарские издания, наряду с другими крымскими СМИ, должны пройти перерегистрацию, чтобы начать работать в законодательном поле России. А это значит, что судьба каждого издания теперь будет зависеть, в том числе, и от политической составляющей.

Давление на СМИ стало менее заметным, но не стало менее опасным

Пожалуй, хуже всего обстоят дела с газетой «Авдет», которая издается в Крыму с 15 июля 1990 года. В редакции не исключают, что у издания возникнут проблемы с перерегистрацией по российскому законодательству. К тому же, как известно, сотрудники газеты остались без рабочего помещения. После того как служба судебных приставов в Симферополе опечатала здание благотворительного фонда «Крым», где «Авдет» арендовала одну комнату, имущество газеты также находится под арестом.

Такие случаи стали распространёнными в оккупированном Крыму. Какие вызовы в связи со сложившейся ситуацией видят пред собой сами журналисты, сайт Крым.Реалии поинтересовался у представителей СМИ, согласившихся отвечать на такие вопросы на условиях анонимности.

По мнению журналистов, давление на СМИ стало менее заметным, но не стало менее опасным. Журналисты столкнулись с допросами, цензурой, препятствованию деятельности со сторон самообороны, трудностями в аккредитации.

Именно вопрос безопасности отметила как основной сегодняшний вызов, стоящий перед журналистами на временно оккупированной территории Крыма, журналистка одного популярных веб-изданий Гульнара.

«Самый главный вызов – безопасность, поскольку полуостров превратился в «серую» зону, где нет верховенства закона», – сказала она.

Ее коллега Анна, с недавнего времени вынужденный переселенец из Крыма на материковую часть Украины считает, что «на данный момент – момент перевода Крыма на российские рельсы крымские журналисты не только напрямую столкнулись с цензурой (прямой или непрямой), но и ежедневным нарушением своих прав, в первую очередь, права на безопасную профессиональную деятельность».

Сегодня журналисты не могут попасть на официальные мероприятия в органы власти, поскольку чиновники отсеивают тех, кого они не хотят видеть
Анна

«Сегодня журналисты не могут попасть на официальные мероприятия в органы власти, поскольку чиновники отсеивают тех, кого они не хотят видеть. Представители СМИ сталкиваются с угрозами и препятствиями в осуществлении профессиональной деятельности со стороны так называемой «самообороны», даже снимая видео на улице – в публичном месте. Также каждый из «неправильных» журналистов (кто не работает в канве всеобщей пропаганды) рискует оказаться на допросе в ФСБ, сотрудники которой уже давно формируют список «неблагонадежных» представителей СМИ. Свободных СМИ в Крыму уже не осталось, а к январю 2015 года, когда завершится процесс их регистрации в Роскомнадзоре, информационное поле на полуострове и вовсе полностью зачистят от неудобных и неугодных СМИ», – поведала Анна.

Журналист местного телеканала и ныне вынужденный переселенец из Крыма Александр также согласился, что «главная проблема – отсутствие аккредитации для украинских СМИ, а также для крымских, не прошедших перерегистрацию в оккупационной администрации. Также проблема – списки, составленные лично господином Полонским благонадежных и неблагонадежных журналистов».

А симферопольская журналистка одного из информационных агентств Илина высказала возмущение, что «как раньше писать уже не получается, приходится избегать определенных формулировок, которые используют, например, украинские СМИ».

Журналист, прекративший деятельность в одном из местных изданий из-за несогласия с новой политикой руководства, Богдан выделил среди вызовов – «отсутствие как таковой свободы слова, препятствование деятельности со стороны так называемой самообороны».

Оператор одного из местных телеканалов Энвер не счел необходимым отвечать на данные вопросы и отметил: «Все международные нормы не работают… На Донбассе люди гибнут». «Кому до нас дело?», – сказал он.

По мнению журналиста и ныне вынужденного переселенца Алексея, вызовы и угрозы «зависят от того, на какие СМИ журналист работает».

С 2015 года необходимо пройти перерегистрацию по российскому законодательству, и «неугодные» СМИ попадут в нелегальное поле, не смогут получать аккредитацию
Алексей

«Если это СМИ, которые считают Крым российским, то с угрозами и вызовами они особенно не сталкиваются. Таких журналистов, насколько я понимаю, в Крыму сейчас большинство. Журналистам, которые работают на СМИ, которые не признают Крым российским, естественно, сложнее. С 2015 года необходимо пройти перерегистрацию по российскому законодательству, и «неугодные» СМИ попадут в нелегальное поле, не смогут получать аккредитацию. Реальное препятствование профессиональной деятельности, нападения, уничтожение и похищения техники происходили во время военного вторжения в Крым. Насколько я знаю, начиная с мая, не было фактов какого-то вопиющего давления на журналистов в Крыму. Никого не избивали, не арестовывали. Пока власть ведет себя более-менее осторожно по отношению к сотрудникам СМИ. Но факты давления были (вызовы на допросы, предупредительные письма в редакцию, отказ в аккредитации в органы власти)», – рассказал Алексей.

В свою очередь, журналистка одного из крымских информационных агентств Лемара заметила, что ее редакция столкнулась с угрозой расправы после интервью с политиком.

Крымским журналистам препятствуют собирать информацию

Когда же автор спросил, а были ли у коллег проблемы с выполнением профессиональных обязанностей в период с марта сего года и сейчас, многие из опрошенных отметили, что зачастую сталкиваются с проблемой аккредитации и противодействия со стороны так называемой самообороны.

«Я работала в условиях оккупации Крыма чуть больше трех месяцев. За это время я сталкивалась с невозможностью пройти в парламент и правительство (без согласований, в том числе и с тогда еще не легализованной «самообороной»). Были попытки со стороны «самообороны» препятствовать сбору мной информации в публичных местах», – ответила Анна.

Александр рассказал, что «у Черноморской телерадиокомпании были отобраны все передатчики и все имущество и передано ГТРК «Крым» без всякого законного основания».

Илина и Лемара рассказали, что их не пускают в Совет министров, не аккредитовывают на мероприятия, которые проходят в Совмине. «В ответ на официальное письмо Полонскому, он попросил российскую регистрацию, хотя официально до 1 января 2015 года у нас переходный период, наверное, для особенных журналистов», – сказала Лемара.

Редакция издания, в котором я работаю, не может открыть полноценный офис для сотрудников из-за опасения, что он будет просто разгромлен бойцами Аксенова
Гульнара, журналистка

«Сталкивалась с запретами на съемку со стороны незаконного военизированного образования, каким сегодня является «крымская самооборона». Редакция издания, в котором я работаю, не может открыть полноценный офис для сотрудников из-за опасения, что он будет просто разгромлен бойцами Аксенова», – призналась Гульнара.

Богдан поведал, что ему пытались помешать неизвестные люди во время съёмок возле военной части на ул. Карла Маркса, а также не приняли документы на съёмку во время так называемого референдума, и пришлось снимать на улице под дождём.

Выбор: Получать аккредитацию, работать нелегально и-или покидать пределы полуострова

На вопрос о том, каким может быть выход из сложившейся ситуации, Лемара ответила так: «Освободить оккупированную территорию от захватчиков».

А по мнению Анны необходимо пока «добиваться соблюдения прав журналистов правовыми методами, постоянно освещая факты их нарушения и привлекая международное сообщество. Международная Федерация журналистов выразила готовность помогать лоббировать интересы крымских журналистов, оказывая влияние на Союз журналистов России. Главное в этой ситуации – обеспечение максимальной гласности и публичности происходящего на полуострове».

Александр видит временное разрешение проблем в получении аккредитации. «Это, по крайней мере, может помочь журналистам избежать депортации или в какой-то степени снизит возможность начала уголовного преследования», – убежден он.

Чтобы продолжать нормальную работу в Крыму, журналистам нужно получать удостоверения российских СМИ и всегда быть готовыми к выезду из полуострова
Алексей

«Чтобы продолжать нормальную работу в Крыму, журналистам нужно получать удостоверения российских СМИ и всегда быть готовыми к выезду из полуострова. К сожалению, украинская власть практически ничего не делает для защиты своих граждан в Крыму, поэтому украинским журналистам приходится рассчитывать только на себя и поддержку редакции», – соглашается Алексей.

Гульнара рассматривает выход в открытии постоянно действующих представительств правозащитных международных организаций и создании профсоюзных журналистских ячеек.

По просьбе журналистов, имена некоторых были изменены ради их безопасности.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG