Доступность ссылки

Айдер Муждабаев: Притеснения крымскотатарского народа говорят о слабости крымской власти


Айдер Муждабаев

Киев – Накануне Международного дня прав человека в столице России были названы имена лауреатов ежегодной премии Московской Хельсинкской группы (МХГ) в области защиты прав человека за 2014 год. Одним из обладателей этой награды стал Айдер Муждабаев – российский журналист крымскотатарского происхождения, который в последнее время сделал ряд заявлений против преследований своих соотечественников в Крыму. В интервью для Крым.Реалии, Айдер сказал, что посвящает полученную им награду крымским журналистам, и поделился своим мнением о том, почему Кремль устраивает репрессии в отношении коренного народа полуострова.

– Айдер, во-первых, мы хотели бы поздравить вас с присуждением номинации. Стало ли номинирование на премию МХГ для вас неожиданностью?

– Это было абсолютно неожиданным. О номинировании мне сообщили, когда решение уже было принято.

– Вы работаете заместителем главного редактора газеты «Московский комсомолец». Правильно ли я понимаю, что награду вам присудили не за работу на этом посту, а за публичную поддержку крымских татар?

– Это премия не журналистская, она правозащитная. Как сказала в своем интервью Людмила Михайловна Алексеева, эта премия присуждена мне за защиту прав крымских татар в моих публикациях в социальных сетях. Я не знаю, были ли до этого прецеденты, когда за высказывания в соцсетях людей объявляли правозащитником. Но у меня так получилось.

– Вы сказали, что посветили эту награду коллективу телекомпании ATR. Почему?

Именно права крымских татар являются основной гуманитарной проблемой в Российской Федерации
Айдер Муждабаев

– Я считаю, что им было гораздо труднее все эти месяцы, чем мне здесь. И они старались делать все, чтобы защитить права крымских татар в сложнейший период в истории народа. Но я сказал не только про телекомпанию ATR, но и про всех крымских татар. Потому что им сейчас тяжело. И именно права крымских татар являются основной гуманитарной проблемой в Российской Федерации.

Также это касается и вас, сотрудников сайта Крым.Реалии, которые очень много делают и пытаются работать в сложных условиях. Это премия предназначается также и вам. Это премия не мне, как человеку, это премия функции публичных людей – журналистов, которые защищают права коренного народа Крыма. Это оценка важности этой деятельности.

– Вы являетесь членом Союза крымских татар Москвы. В сложившейся ситуации как эта организация может помочь соотечественникам, находящимся в Крыму?

Айдер Муждабаев на пикете в поддержку своего коллеги – журналиста Сергея Соколова
Айдер Муждабаев на пикете в поддержку своего коллеги – журналиста Сергея Соколова

– Это очень хорошая организация в том плане, что она неформальная. Она никогда не была зарегистрирована. Строго говоря, это и не организация, это некоторое количество людей, которые считают своим долгом общаться друг с другом, знакомить своих детей, организовывать культурные мероприятия в Москве. Это происходило на протяжении последних десяти-пятнадцати лет. Сейчас крымские татары, которые более или менее активны в Москве, стараются помогать своим соотечественникам, чем можно. Помощь касается, например, трудоустройства, сбора средств на больных людей. Я хочу подчеркнуть, что это неполитическая организация.

– Активисты крымскотатарского национального движения пытались организовать традиционный митинг в центре Симферополя, который проводится ежегодно по случаю Дня защиты прав человека. Однако власти применили все средства для того, чтобы она не состоялась. Акцию запретили судом, центральную площадь оцепили силовиками и металлическими ограждениями. На ваш взгляд, почему власть ведет себя таким образом?

Крымским властям, насколько я понимаю, правда не нужна. Также им не нужны никакие проявления крымскотатарской солидарности в борьбе за свои права
Айдер Муждабаев

– Может быть, я скажу высокопарно, но мне кажется, что это просто страх перед правдой. Вот и все. Крымским властям, насколько я понимаю, правда не нужна. Также им не нужны никакие проявления крымскотатарской солидарности в борьбе за свои права. Они всячески отказывают им демонстративно с огромным шумом вертолетов и экипированной полицией. Что я могу сказать этим господам? Очень стыдно и позорно применять такие методы против народа, который мухи не обидит.

Они сами же себе хуже делают. Потому что об этих притеснениях по национальному признаку знает весь мир. Мне кажется, что они таким образом показывают свою профнепригодность. Даже по законам Российской Федерации мирные собрания, пикеты, митинги разрешены. Вместо этого они запрещают все, что можно и нельзя запретить. Конечно же, это незаконно. Конституция и законы Российской Федерации позволяют проводить мирные митинги, правда, по согласованию с властями. Но я не вижу никаких причин не согласовывать пикет или митинг по поводу защиты прав человека.

– На ваш взгляд, эти запреты исходят от крымских властей или от вышестоящего руководства?

– Я этого не знаю. А о чем я не знаю, я не готов говорить. Но что бы там ни было, бумаги о запрете подписывают местные власти. Руководствуются они желанием выслужиться перед начальством, страхом перед руководством или своим желанием показать, какие они крутые власти, я не знаю.

Я знаю только, что их действия производят обратный эффект, и этот эффект обращается против них. Потому что когда запрещаются мирные акции протеста, это, конечно, говорит не о силе, а о слабости людей, которые их запрещают.

– Почему, по вашему мнению, крымские власти выбрали тактику устрашения всего народа, а не ограничились нейтрализацией своих политических оппонентов и верхушки крымскотатарского национального движения?

– Я думаю, что имеет место две тактики. Ведь страх быть депортированным из Крыма висит над всеми активистами и членами Меджлиса. Существует персональная угроза для всех, кто будет заниматься общественной и правозащитной деятельностью в Крыму. Она уже реализована в адрес Джемилева и Чубарова и еще нескольких людей. Для крымских татар эта угроза страшная, поскольку жить в Крыму – это то, за что они боролись предыдущие полвека.

По поводу атмосферы страха могу сказать следующее. Каждый талантливый певец создает атмосферу любви и благоговения, талантливый спортсмен создает атмосферу радости для болельщиков, а талантливый политик создает атмосферу комфорта на территории, которой он руководит. А плохой и бездарный политик создает атмосферу страха, потому что ничего конструктивного он создать не может.

– Учитывая, что лидеры крымскотатарского движения подвергаются значительным притеснениям, не опасаетесь ли вы, что это может коснуться и вас, как человека, который активно выступает в защиту крымских татар?

– Все мои высказывания открыты. Они не являются тайной или противозаконными действиями. Я высказываю все свои мысли в соответствии с Конституцией и законами Российской Федерации. Я являюсь гражданином Российской Федерации. Конечно, все можно предположить. Но я точно знаю, что, во-первых, я действую в рамках законодательства. А, во-вторых, люди должны знать реальное положение дел. К сожалению, в России очень мало людей, которые могут сообщить российскому обществу о реальных притеснениях и проблемах крымских татар в Крыму.

Политика Российской Федерации в отношении крымских татар и действия нынешних крымских властей порочны и идут во вред в первую очередь интересам Российской Федерации
Айдер Муждабаев

Я к этому не стремился, но, к сожалению, я являюсь одним из немногих людей, которые могут донести до российской аудитории ситуацию с крымскими татарами. Я считаю, что политика Российской Федерации в отношении крымских татар и действия нынешних крымских властей порочны и идут во вред в первую очередь интересам Российской Федерации.

– Сейчас в Крыму не может существовать политическая оппозиция, поскольку любые возможности ее появления жестко пресекают новые власти. А российская оппозиция, лидеры которой находятся в Москве, может как-то повлиять на политику Кремля в отношении крымских татар?

– У российской оппозиции столько своих проблем, что проблемы крымских татар для них стоят на самых нижних местах. Оппозиция абсолютно задавлена, лишена возможности участвовать в выборах. Ей очень сложно доносить свою точку зрения. Поэтому, к моему сожалению, большинство российских оппозиционеров полностью игнорируют проблему крымскотатарского населения Крыма. Исключение составляют несколько человек, таких как Владимир Рыжков, Людмила Алексеева, Борис Вишневский и еще несколько деятелей. Это достойные люди, и очень хорошо, что они защищают крымских татар. Но российской оппозиции в основной своей массе не до этих проблем, и она, собственно, не сформирована, как четкая оппозиция. Это люди с абсолютно разными взглядами, противостоящие нынешней российской власти.

Как мы знаем, многие оппозиционеры высказывают своеобразные политические взгляды в отношении Крыма. Политика есть политика. Наверное, выступать за крымских татар сейчас в России политически невыгодно.

– Потому что это не будет поддержано большинством российского населения и может повлечь за собой потерю политических очков?

– Для людей в России создан резко отрицательный образ крымских татар. Это делалось давно и никогда не прекращалось. Большинство населения просто не знает, кто такие крымские татары. Часто, когда о речь заходит о крымских татарах, многие говорят, что это те, кто предали родину в Великой Отечественной войне. Моя задача, как человека, который может быть услышанным, развенчивать эти мифы. Они застарелые и лживые. Они существуют со сталинских времен, и с ними, конечно, нужно бороться.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG