Доступность ссылки

Первый Курултай: «Принятия таких законов… не постыдились бы и самые культурные народы Европы»


Первый Курултай, Бахчисарай, Крым, 1917 год

В истории наши отцы, стремившиеся на родину, искали ответ на главный вопрос – как сохранить свой народ в условиях изгнания и как его вернуть в Крым. В неравной борьбе с советским режимом ориентиры у них были вдохновляющие – не только «ленинская автономия» 1921 года, но и события и имена, ей предшествовавшие – Исмаила Гаспринского, Номана Челебиджихана, Джафера Сейдамета, Али Боданинского, Шефики Гаспринской. Многие страницы истории той трагической эпохи пытались предать забвению. Сегодня, к счастью, ситуация изменилась…

Начало 1917 года. Политические организации выходят из подполья. В конце февраля проходит собрание Крымского мусульманского благотворительного общества, на котором создан временный мусульманский революционный комитет во главе с Али Боданинским. Ему удается провести выборы по Крыму, и 25 марта 1917 года созван Всекрымский мусульманский съезд.

Гульнара Бекирова, историк
Гульнара Бекирова, историк

Съезд избирает Временный Крымско-Мусульманский исполнительный комитет, председателем которого становится 32-летний, хорошо образованный (юридическое и богословское образование) Номан Челебиджихан. Он же избран муфтием – главой Таврического магометанского духовного правления, полномочия которого признавали не только крымские, но и польские и литовские татары. Председателем вакуфной комиссии стал Джафер Сейдамет.

И, как писал белый генерал Климович, «Комитет этот быстро захватил руководство всей жизнью местных татар». Правление Мусульманского комитета во главе с Номаном Челебиджиханом переходит к широкомасштабной деятельности: создаются духовное и земельное управления, реформируются национальные учреждения просвещения, основаны газеты «Миллет» («Нация») на крымскотатарском языке и «Голос татар» – на русском. Несмотря на поддержку Временного правительства, действия Временного Крымско-Мусульманского исполнительного комитета некоторыми изданиями интерпретировались так, что крымские татары, дескать, требуют отделения Крыма. В этой связи комитету пришлось дать разъяснение, что он стремится к установлению в России демократического республиканского строя на национально-федеративных началах.

В этот период Крымский полуостров оказывается в центре противоборства нескольких политических сил, устремления которых в общем-то противоположны: российской, ратовавшей во что бы то ни стало сохранить Крым в составе обновленной России; большевистской – с ее попытками установить на полуострове советскую власть, украинской, которая стремилась присоединить Крым к автономной, а со временем и независимой Украине. Кто окажется сильнее, кто победит? Если говорить о политических устремлениях крымских татар, то, как сказано в газете «Голос татар» от 22 июля 1917 года, крымские татары «не требуют для себя политической автономии», но не позволят установления в Крыму «политической гегемонии какого-нибудь народа, не имеющего ни культурных, ни исторических, ни этнографических прав на таковую».

«Наша задача, – говорил Челебиджихан, – создание такого государства, как Швейцария. Народы Крыма представляют собой прекрасный букет, и для каждого народа необходимы равные права и условия, ибо нам идти рука об руку»

Несмотря на политическую гибкость и дипломатичность Номана Челебиджихана, очевидно, что у крымскотатарского национального движения этого периода и его лидеров практически нет союзников. 23 июля 1917 года Челебиджихана и его соратника, командира 1-го Крымского мусульманского батальона Шамбарова, арестовали. Муфтию Крыма было предъявлено обвинение в государственной измене – по подозрению в связях с враждебной Турцией. В ответ огромная толпа крымских татар последовала к зданию тюрьмы с требованием освободить своего лидера. Не поверив заверениям администрации тюрьмы, что муфтия здесь нет (на самом деле он был увезен в Севастополь), группа крымских татар произвела обыск по всем камерам. На следующий день состоялся экстренный съезд крымскотатарских организаций, и губернская администрация была вынуждена освободить Челебиджихана.

Столкновениями с представителями различных властных структур дело не ограничилось… В Крыму наметилось противостояние, которое было характерно для многих мусульманских территорий Российской империи – между консервативным мусульманским духовенством, представители которого стремились к установлению государственности своих народов в соответствии с требованиями шариата, и реформаторами-мусульманами, которые настаивали на демократическом характере государственности. Несмотря на запрет со стороны крымского муфтия о проведении Всекрымского съезда улемов, его открытие было намечено на 24 сентября 1917 года в Бахчисарае. По распоряжению Челебиджихана были приняты меры по недопущению собравшихся в Ханскую мечеть, где планировалось провести молебен и куда прибыли представители мусульманских организаций, предложившие шариатистам разойтись.

В результате 1 октября в Симферополе открылся второй съезд крымскотатарских общественных организаций – в числе делегатов было около 20 женщин. Следует отметить, что развивавшееся в Крыму женское движение в большей степени, нежели в иных регионах, координировало свои действия с общенациональными организациями и пользовалось их поддержкой. Лидер крымских мусульманок Шефика Гаспринская рассказывала, что городские «мужские» организации и сельские общины брали на себя расходы «женских» комитетов.

Выступая с отчетом о проделанной за полгода существования Крымского мусисполкома работе, его глава Номан Челебиджихан отметил, что в каждом городе и деревне полуострова образованы общественно-политические организации. «Наши устремления сводятся к установлению в России демократической федеративной республики, гарантировавшей бы нашу самостоятельность как нации, за исключением вопросов внешней политики и военного», – отметил он.

В Учредительное собрание были избраны члены комитета Джафер Сейдамет и Амет Озенбашлы. В своем выступлении Джафер Сейдамет, цитируя французских просветителей Шарля Монтескье и Огюста Мирабо, заметил, что «почему-то до сих пор… права национальностей остаются несущественными. Российская республика провозгласила свободу и право личности, но обошла вниманием права народов».

Кульминацией политической активности крымских татар стал открывшийся 26 ноября 1917 года I Курултай крымскотатарского народа. В декабре 1917-го на Курултае была принята подлинно демократическая конституция. В ней говорилось о всеобщем избирательном праве, упразднении званий и сословных привилегий, о равноправии мужчин и женщин, о порядке созыва парламента и избрании национального правительства. Номан Челебиджихан был избран председателем национального правительства и начальником управления юстиции, Джафер Сейдамет – занял посты военного министра и министра иностранных дел. Как резонно отмечал находившийся в то время в Крыму резидент одной из иностранных разведок, «принятия таких законов… не постыдились бы и самые культурные народы Европы».

Курултай, избрав крымскотатарское правительство – Директорию, – подчеркнул, что не посягает на права других народов Крыма. «Наша задача, – говорил Челебиджихан, – создание такого государства, как Швейцария. Народы Крыма представляют собой прекрасный букет, и для каждого народа необходимы равные права и условия, ибо нам идти рука об руку».

Проведенный в Крыму после десятилетий изгнания национальный съезд лучших представителей народа стал символическим проявлением победы национального движения и народа, воскресшего подобно Фениксу из пепла

Но претворить в жизнь эти принципы и законы молодой крымскотатарской республике было не суждено… В первых числах января 1918 года большевики выдвинули Курултаю ультиматум, переговоры прошли безуспешно. В результате кровопролитных боев в середине января большевики разогнали Курултай. Части крымских татар трижды оказывали сопротивление большевикам, однако те многократно превосходили их в численности.

С 22 по 24 февраля 1918 года в севастопольской тюрьме было расстреляно около 600 человек, в том числе муфтий Крыма Номан Челебиджихан… Его гибель вызвала бурю негодования мусульман всей страны.

Лишь спустя 74 года, в июне 1991 года, состоялся Второй Курултай крымскотатарского народа. Проведенный в Крыму после десятилетий изгнания национальный съезд лучших представителей народа стал символическим проявлением победы национального движения и народа, воскресшего подобно Фениксу из пепла.

Курултай, Бахчисарай, март, 2014 г.
Курултай, Бахчисарай, март, 2014 г.

И, как оказалось, сегодня спустя сто лет, – эти слова оказались пророческими.

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG