Доступность ссылки

Слёзы Грузии: несколько уроков для Украины


Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.

Вечер, Тбилиси. Мы – делегация представителей украинских медиа, – гуляем по парку и фотографируемся на фоне моста Мира. Привлеченные украинской речью, к нам подходят двое мужчин лет шестидесяти. Они просят рассказать, как у нас там, в Украине, дела.

Во время беседы мои коллеги, указывая на меня, говорят: а вот она, – видите, – из Крыма. Один из мужчин поворачивается ко мне, и я вижу, как его глаза наполняются слезами.

Так я впервые увидела слёзы Грузии.

Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.
Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.

Я приехала в Грузию в поисках ответов. Хотела своими глазами увидеть страну, пережившую агрессию со стороны России, потерявшую часть территорий, прошедшую через период информационной войны. Хотела узнать, как в Грузии решали проблемы переселенцев, которые были вынуждены бежать из оккупированной Россией Абхазии, как сейчас живут эти переселенцы, спустя годы после вынужденного бегства.

Митинг против аннексии Абхазии, Тбилиси, ноябрь 2014 г.
Митинг против аннексии Абхазии, Тбилиси, ноябрь 2014 г.

Я думала, что готова ко многому, но оказалась не готовой к слезам, которые появлялись в глазах людей, узнававших, что я приехала из оккупированного Крыма.

Это не тот ответ, который я хотела получить, но это мой первый урок, который я привезла из Грузии: боль утраты не утихает никогда. Могут пройти десятилетия, и люди как-то научатся с этим жить, но как только старый агрессор отрежет от новой страны еще немного земли и людей, весь пережитый ужас всплывёт на поверхность, и выльется слезами – горячими, как источники в центре Тбилиси или как песок на пляжах Крыма.

Митинг против аннексии Абхазии, Тбилиси, ноябрь 2014 г.
Митинг против аннексии Абхазии, Тбилиси, ноябрь 2014 г.

«Не теряйте связь с Крымом. Как бы ни было тяжело, что бы ни случилось. Иначе вы навсегда потеряете людей, которые как никогда нуждаются в поддержке и информации», – говорят в Грузии.

Глядя на Абхазию, жители которой уже не хотят никакого общения с Грузией, я понимаю, как легко рушатся старые связи, особенно если в этом заинтересованы оккупанты. Именно для них важна изоляция жителей оккупированных территорий – в том числе информационная и эмоциональная.

Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.
Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.

Ради людей, которые остались за межой, проведённой не нами, ради будущего нашей страны и во спасение наших душ, мы не должны терять связь с жителями оккупированных территорий. Это второй урок, который преподала мне Грузия.

В составе нашей делегации были жители разных уголков Украины, и у каждого из нас была своя история войны, оккупации и потерь. Но когда мы рассказывали свои истории, то в глазах грузинских коллег мы видели узнавание.

Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.
Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.

Наш общий враг действует схожими методами – и на Керченской переправе, и на блокпосту под Луганском, и (когда-то) в Сухуми. Безусловно, он совершенствует свои методы, и время от времени переиздаёт методички, но общий стиль остаётся неизменным. Он разделяет не только города – он разделяет народы. Он вносит смуту там, где надо сомкнуть ряды. Сеет сомнения среди тех, кто должен быть несгибаем.

Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.
Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.

Один из самых главных уроков, который я получила в Грузии, – это то, что здесь украинцев не делят на запад и восток. Всех нас, от Крыма до Чернигова, от Луганска и до Львова, считают пострадавшими от агрессии России. Всем нам, от Одессы до Харькова, желают мира и победы. Нас, украинцев, в Грузии не делят на «вату и вышивату». И это – то, чего не хватает здесь и сейчас.

И напоследок: я не хочу плакать о Крыме, как плачут мои друзья об утраченной Абхазии. Это бесчеловечно: заставлять людей снова и снова переживать день, когда жизнь была разрушена, а дом навеки утерян.

Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.
Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.

Слёзы Грузии, слёзы Украины – они будут проливаться вновь и вновь, до тех пор, пока целостность наших стран будет находиться под угрозой, а люди, рожденные свободными, – жить под угрозой заточения.

Когда я на улице Тбилиси смотрела в глаза незнакомца, полные слёз, я поняла: если мы не вернем оккупированные земли и людей, то будем жалеть об этом вечно. Потому что страна – как человек: она может быть целой, а может потерять эту целостность и жить с незаживающей раной.

Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.
Грузия, октябрь 2014 г., фото автора.

Но знаете, что? Даже в этом случае она может победить.

Я знаю, что Грузия выстояла. После всего, что с ней сделали, она все-таки победила. Я видела это на улицах Тбилиси – там нет русскоязычных вывесок, там все дышит историей и самобытной культурой. Я слышала это в шуме города: там люди говорят между собой на грузинском языке, а молодёжь – ещё и на английском.

Я видела в Грузии свободных людей, готовых помочь нашей стране, болеющих за нас, как за братьев. И пусть там хватает проблем, но я видела главное: желание сохранить свою культуру и независимость. Нельзя убить стремление быть свободным. Враг не всесилен. И это еще один урок, который я привезла из Грузии.

Леся Приморская, крымчанка

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG