Доступность ссылки

Российские грабли для Украины?


Сергей Костинский

Российский реваншизм колоколом ударил в украинское общество, вызывая ответный реваншистский гул. Стратегия конфликта из 90-х – «За Севастополь ответите», может получить зеркальное продолжение с украинской стороны – «Ответите за Крым».

Но кому суждено ответить за Крым и Севастополь? «Козлом отпущения» для обоих сторон, по-видимому, станут сами крымчане. Во время аннексии никто не интересовался, хотят ли они пристать к российскому берегу. И сейчас их мнение тоже ничего не значит для тех, кто требует полной блокады полуострова.

Чем закончится подобная политика? Украина потеряет доверие и лояльность крымчан. Эмоциональная точка невозврата будет пройдена.

Российско-украинская мифология

ПРОРОССИЙСКАЯ ПРОПАГАНДА. Публичные требования перевоспитать «крымских ватников», заставить их осознать пагубность своего выбора укладывается в простую, не требующую критического анализа логику: «крымчане – предатели».

Такую же простую и удобную для некритического потребления, как любая мифологема российского телевидения: «украинцы – бандеровцы», «Правый сектор» – убийцы беременных женщин и младенцев».

Когда утверждается, что все «крымчане – предатели», работает все та же логика российских СМИ. Которые утверждают, что крымчане хотели в Россию и сами выбрали этот путь.

На деле аннексия Крыма произошла вследствие сговора части коррумпированной украинской политической элиты, отвечавшей за Крым, с руководством Российской Федерации

Куда сложнее принять тот факт, что на деле аннексия Крыма произошла вследствие сговора части коррумпированной украинской политической элиты, отвечавшей за Крым, с руководством Российской Федерации.

Сегодня все меньше людей вспоминает, что до так называемого референдума жители полуострова не проводили повсеместных массовых сепаратистских митингов. За Россию не стояли сотни тысяч людей с триколорами. И шины с криками «Любо!» перед органами государственной власти никто месяцами не жег.

Да, большинство крымчан не поняло и не приняло Майдан 2.0. Но это непонимание вполне укладывается в логику доминирующего в Крыму русскоязычного обывателя.

Он хочет жить в Украине. Но при этом как огня боится любых национальных проектов, потенциально способных ущемить его в правах. Падение политической системы, в которой доминировала Партия регионов с ее месседжем о гарантиях прав русскоязычного населения, стало катализатором протестных настроений. Но отнюдь не сепаратизма.

Потому что пережили беспросветный сепаратистский период «мешковщины» в первой половине 90-х. Потому что с конца 2000-х сохранение крымской автономии в составе Украине выбирало большинство ее жителей.

Что касается неприятия частью крымчан событий, связанных с развитием в стране гражданского самосознания, – это не их личная проблема. Это проблема самого украинского государства и его элиты, которые еще не сформулировали перед русскоязычными привлекательную модель будущего в проекте «украинская политическая нация».

С чего нужно начинать формулировать эту модель? С гарантии прав всех стейкхолдеров нации, вне зависимости от их этнического происхождения, языковых и религиозных предпочтений.

Когда утверждается, что все крымчане – «ватники» или «предатели», работает обобщающая частности большевистская логика

Это прозвучит крамольно, но стоит вспомнить, что гарантия защиты русскоязычного населения, воплощением которой был Президент Янукович, и озвученный им европейский выбор Украины, на какой-то момент объединили всю страну. Возможно, имеет смысл взять из этой конструкции рациональные зерна.

БОЛЬШЕВИСТСКАЯ ЛОГИКА. Когда утверждается, что все крымчане – «ватники» или «предатели», работает обобщающая частности большевистская логика. За ошибку одного расплачивается вся семья, за ошибку сотен – целый социальный слой, а за ошибку нескольких тысяч – народы.

Согласно этой логике, весь крымскотатарский народ был обвинен в предательстве СССР во время «Великой Отечественной войны», и в 44-м году в полном составе депортирован в Среднюю Азию и Сибирь.

Псевдореферендум – не причина аннексии Крыма, а ее следствие. Часть крымчан, в пределах 32% избирателей, действительно приняла участие в плебисците. Но как – никому не известно. Нет наблюдателей, нет закона – нет истины. Известны случаи, когда «избиратели» участвовали в «референдуме» по российским паспортам или только затем, чтобы выразить свою антироссийскую позицию.

Но за эти условные «32%» не должны отвечать остальные условные «68%» крымчан. Бессмысленно причислять их к «лику предателей» и, тем самым, продолжать традиции большевизма. Те традиции огульного очернения, от которых в Крыму в свое время уже пострадали и до сих пор страдают крымтатары.

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ ОСТРАКИЗМ. Поставив на собирательном образе крымчан штамп «предатели» и «ватники», украинцы выставляют своих же соотечественников врагами. Многие лидеры мнений и отечественные медиа сознательно или неосознанно вытесняют всех жителей полуострова на ту сторону баррикад, которую занимают оккупанты.

По их мнению, вполне оправданно говорить о том, что «крымчане без света, но с Путиным», «крымчане хотели присоединиться к другой России», «ватники-крымчане», «крымчан охмурили», «крымчане не поняли, за что голосовали», «крымчане: Украина, прости нас», тем самым провоцируя потоки информационной агрессии по отношению к жителям полуострова.

Имеет место не только идеологическая сегрегация крымчан и жителей материка. Наблюдается обобщение и идеологизация культурных и политических различий, в том числе надуманных

Имеет место не только идеологическая сегрегация крымчан и жителей материка. Наблюдается обобщение и идеологизация культурных и политических различий, в том числе надуманных. Тем самым, украинское общество постепенно сжигает мосты для возвращения населения полуострова в украинское политическое пространство.

Но неужели в любом регионе Украины не найдется своих 10-30% населения, которые не захотели бы вернуться в Советский Союз? Получать российские пенсии и зарплаты докризисных времен. Которые, при удобном стечении обстоятельств, не поддержали бы аннексию своей области, руководствуясь памятью о славных 60-70 гг.? Ответ, думаю, очевиден.

Российско-украинский реваншизм

HARD POWER. В Украине набирают силу популизм и реваншистские настроения, идентичные настроениям с российской стороны.

Отомстить ненавистному «соседу» оказывается важнее поиска мягких путей выхода из сложившегося тупика. Жесткие требования: «Киев, выключи свет!», «Закрой кран!», «Перекрой дорогу!», – становятся зеркальной интерпретацией истошного вопля с той стороны границы: «Путин введи войска!».

Сторонникам простых решений невдомек, что украинский реваншизм лишь подогревает в Крыму пророссийские настроения

Иррациональность украинца, униженного аннексией и военной агрессией на окраине Донбасса, претендует на то, чтобы стать содержанием государственной политики относительно оккупированного Крыма. Точно также, как иррациональность россиянина, униженного проевропейскими и проНАТОвскими настроениями украинского населения, уже стала сутью российской внешней политики.

Однако сторонникам простых решений невдомек, что украинский реваншизм лишь подогревает в Крыму пророссийские настроения. Точно также, как российский реваншизм провоцирует в Украине рост поддержки европейской интеграции и сближения с НАТО. Давление всегда провоцирует сопротивление.

«НЕ МЕШАЙТЕ РАДОВАТЬСЯ!». Отдельные украинские патриоты в Крыму даже готовы «принять огонь на себя». Лишь бы ощутить торжество, связанное с демонстрацией могущества родного государства в «царстве ваты». Они не прочь потрясти рубильником перед лицом идеологического оппонента, так же как россияне весь год трясут перед своими «врагами» ухохатывающимися в истерике «Искандерами».

Однако месть хороша лишь в том случае, если совершается единожды, при этом безупречно достигает цели. В случае с перекрытием воды, очередями, блэкаутами и блокированием прямого транспортного сообщения с украинским материком, «месть» затягивается и не приносит ожидаемого результата.

Жертвами репрессивных методов украинского государства становятся сами украинские патриоты и их семьи. А «вата» как была, так и остается «ватой». Ее вера в великое предназначение России и надежда на Владимира Путина приобретают все более тяжеловесную и концентрированную форму. Потому что ничего другого оборонительное сознание, подверженное популизму российской пропаганды, «родить» не в состоянии. Опять же, речь идет лишь о части крымского общества, аналоги которой можно найти в любой области Украины.

Не исключено, что в какой-то момент утомленные социальным дискомфортом патриоты и России, и Украины, недоумевающие от того, насколько благополучно себя чувствует в оккупированном Крыму крупный материковый бизнес, будут в одинаковой степени винить украинское государство в своих затянувшихся социально-экономических проблемах. Благо, прецедент для этого, в виде сдачи Крыма «без единого выстрела», уже существует.

Важно, чтобы украинское общество не сожгло мосты, соединяющие его с крымским сообществом, под предлогом того, что «идет война». Война идет. Но это война 21 столетия, которая разворачивается не за обладание территорией, а за влияние на умы населения

Поэтому очень важно, чтобы неумелыми жесткими действиями по отношению к оккупированной территории, Украина не перетянула на себя весь негатив. Который создают и без того ухудшающаяся в России экономическая ситуация, и ее неготовность взять на себя решение всех проблем полуострова.

Не менее важно, чтобы украинское общество не сожгло мосты, соединяющие его с крымским сообществом, под предлогом того, что «идет война». Война идет. Но это война 21 столетия, которая разворачивается не за обладание территорией, а за влияние на умы населения.

Не нужно питать иллюзий, Крым – не уникален и не маргинален в нынешних обстоятельствах. Он – не центр сепаратизма, а зона беспощадных информационных баталий. Также как и Донбасс – не плацдарм, а эпицентр разрушительного «русского мира». Ситуация, в которой оказался полуостров, – это тривиальная ситуация жертвы. Ситуация крайнего, которому на голову свалился очередной «черный лебедь».

Поэтому все, что крымчанам сегодня нужно от соотечественников с материка, – отнюдь не повальное осуждение. А напротив, немного понимания, сочувствия и братской поддержки.

Крым был, есть и будет частью Украины. Только осознание этого позволит преодолеть идеологические и политические препятствия, которые мы сами устанавливаем на пути возвращения наших соотечественников обратно домой.

Сергей Костинский, эксперт Крымского института стратегических исследований

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG