Доступность ссылки

Тамила Ташева: Помогая переселенцам, мы приближаем возвращение Крыма Украине


Тамила Ташева

Киев – Одной из крупнейших неправительственных организаций, которая оказывает помощь крымским переселенцам, является инициатива «Крым-SOS». Ее отделения, расположенные в Киеве, Львове и Херсоне, еженедельно дают более тысячи юридических консультаций и реализуют массу исследовательских и культурных проектов. Координатор «Крым-SOS» Тамила Ташева в интервью для Крым.Реалии рассказала о том, продолжают ли крымчане переезжать на материковую Украину, почему они принимают решение о переезде, и какую роль в адаптации переселенцев играют общественные активисты.

– Тамила, как много жителей Крыма вынужденно переехали на материковую Украину после аннексии полуострова?

– По официальным данным, около двадцати тысяч. Еще не завершена регистрация переселенцев в едином реестре. Поэтому точно сказать нельзя. Но их явно больше двадцати тысяч. Можно умножать минимум в два раза.

– Потому что не все идут регистрироваться?

– Да. Вначале регистрироваться не было смысла, а сейчас стимул появился. Например, могут предоставить жилье, хоть механизм еще и не разработан. Также можно получить минимальную финансовую помощь на шесть месяцев.

– А какая существует динамика переселения крымчан? Происходит постепенное увеличение потока или, может, наоборот – уменьшение?

– Было несколько волн переселения. Первая волна была еще до «референдума». Тогда люди ехали, потому что не знали что происходит. Очень многие участники этой первой волны потом вернулись. Вторая волна наступила сразу после «референдума», начиная с 18 марта. Третья волна была уже в мае. Четвертая наступила, когда поехали студенты и родители, которые повезли детей в школы. Сейчас начались активные притеснения крымских татар и крымчан других национальностей. Особенно жестко это проявилось в сентябре, во время так называемых выборов. Это тоже вызвало волну переселения.

Сейчас динамика не ровная, а пикообразная. Люди постепенно выезжают, но не массово.

– Как на процесс переселения крымчан на материк повлияло решение власти о транспортной блокаде полуострова?

– Пока никак, если говорить о численности людей, которые переезжают. Транспортная блокада произошла перед Новым годом, и тогда она коснулась тех людей, которые хотели на время поехать к своим родным в Крым. А людей, которые переезжают, это не коснулось. Сейчас еще только закончились новогодние праздники, и многие пока хотят побыть дома со своими родными, а уже потом выезжать. Скорее всего, активный отток людей произойдет, когда экономическое положение в Крыму станет еще хуже.

Работы в Крыму немного, возникают проблемы с покупкой продуктов и повышением коммунальных тарифов. И люди будут выезжать именно в силу социально-экономических причин, а не политических.

– Разве на материковой Украине в социально-экономическом плане намного лучше?

– На материковой Украине не намного лучше. Но здесь есть определенная стабильность в тех городах, которые не находятся в зоне, граничащей с Россией. Даже в Харькове, который является приграничным городом, люди имеют возможность зарабатывать и иметь доход. В Крыму сейчас такая возможность исчезает.

Кроме того, существует нестабильность с поставкой продуктов. Например, люди, которые по медицинским показаниям нуждаются в каких-либо специфических продуктах, могут испытывать большие неудобства в Крыму. Многих товаров нет, и цены сильно выросли. Так, килограмм говядины в пересчете на гривны там стоит около 150 гривен.

– То есть, по вашему мнению, социальная неустойчивость может заставить людей переехать?

– Да, люди, которые не могут оставаться в Крыму из соображений патриотизма, выехали сразу после референдума. Сейчас очень многие едут и по патриотическим убеждениям, и в связи с социально-экономической ситуацией на полуострове. Например, мой брат переехал на материк, потому что не мог вести в Крыму свой бизнес. Как будет на материке, неизвестно. Потому что переселенцам из Крыма и востока Украины не живется хорошо на материковой части. И это мягко говоря. Например, крымчане до сих пор считаются нерезидентами, согласно одному из постановлений Нацбанка. В него внесли изменения, но на самом деле это было замыливанием глаз. Теперь статус резидента возвращается только тем, кто встал на учет внутренне перемещенных лиц.

Но я, например, восемь лет живу в Киеве и специально не регистрировалась здесь, хотя такие возможности были. И теперь для того, чтобы стать резидентом, мне нужно стать внутренне перемещенным лицом, которым я не являюсь.

– То есть многим крымчанам нужно обмануть государство, чтобы стать резидентом?

– Да. Это нужно сделать, чтобы обслуживаться в банках. Это ненормально.

– Выходит, что крымчане чувствуют себя чужими и в аннексированном Крыму, и на материковой Украине.

– На самом деле, к крымчанам относятся чуть лучше, чем к переселенцам с востока. Еще в апреле, мае, июне к ним хорошо относились, но сейчас это отношение сменилось на резко негативное. Такие результаты показали проведенные нами исследования.

К переселенцам из Крыма обычные жители материковой части относятся терпимо, нормально. Многие бесплатно принимают их в своих домах.

Но в государственных органах далеко не все относятся к крымчанам лояльно. Например, крымчанам не так-то просто оформить пенсию на материке. В отделениях Пенсионного фонда есть негласное указание проверять, получают ли они пенсию в Крыму. И люди сами должны доказывать, что они ее не получают, в то время, как документов, подтверждающих это, не существует.

Также сложно получить свидетельство о рождении украинского образца. Хотя процедура могла быть предельно простой и прозрачной. Ведь можно просто прийти к регистратору со свидетельством российского образца и на его основании получить документ. Таким образом, ребенок может пользоваться российским свидетельством на период временной оккупации. А как только Украина восстановит контроль над Крымом, то человек сможет пользоваться украинским документом. Но эту процедуру не вводят.

Любовь к Украине не усилится благодаря блокаде, она появится, если государство будет относиться к крымчанам, как к свои гражданам, которые живут на временно оккупированной территории.

А наш премьер говорит, что Крым вернется через много лет, и это увидят только наши дети или внуки. Это свидетельствует, что у государства нет стратегии возвращения Крыма.

– А как вы вообще относитесь к решению властей прекратить с Крымом транспортное сообщение?

– Отношусь к этому негативно. На примере Приднестровья или других оккупированных территорий, можно сказать, что блокада никогда не давала позитивных результатов. Это ошибочная стратегия. В результате таких действий страдают обычные граждане Украины. А с экстремистами, которые могут попадать из Крыма на материковую часть, нужно бороться другими способами. Для этого у нас есть внешняя разведка и Служба безопасности Украины, пограничники.

Во время праздников я общалась со многими крымчанами, и они говорили, что разочарованы, так как не нужны ни России, ни Украине. Они не понимают, почему они должны любить Украину, если это государство их не поддерживает. Люди раздумывают над тем, чтобы смириться с российским статусом Крыма и приспосабливаться к новым условиям.

– На ваш взгляд, почему власти приняли решение о транспортной блокаде?

– Мне кажется, что оно связано не только с вопросом безопасности. Я поддерживаю версию соосновательницы «Крым-SOS», главного редактора «Украинской правды» Севгиль Мусаевой-Боровик о том, что это было связано с давлением на российскую сторону при переговорах относительно угля.

– Но ведь российские власти от этого никак не страдают. Страдают простые люди, которые не могу пересечь админграницу с Крымом.

– Почему? Российские власти тоже страдают. Граница закрыта для всех. В том числе для фур, которые там стоят в огромных количествах.

– Но фуры ведь проезжают.

Мы рискуем получить ситуацию, при которой после возвращения Крыма люди не будут любить не только Россию, но и Украину
Тамила Ташева

– Да, но очень медленными темпами. Сотни тысяч людей остаются в Новый год без многих продуктов, которые должны быть у них на праздничном столе. От этого российской стороне тоже не очень хорошо. Россия показывает свою слабость, поскольку не может обеспечить крымчан, которых она считает своими гражданами, необходимыми условиями. Но украинская сторона также страдает, поскольку многие люди становятся нелояльными. Мы рискуем получить ситуацию, при которой после возвращения Крыма люди не будут любить не только Россию, но и Украину.

– Чем в данный момент занимается «Крым-SOS»? Какая роль вашей инициативы в оказании помощи крымчанам?

– У нас много проектов. Мы работаем, как исполнительные партнеры Верховного комиссара ООН по правам беженцев в Украине, Белоруссии и Молдове. Наша работа с переселенцами разделяется на два блока: гуманитарный и юридический. Также мы выдавали гранты переселенцам для того, чтобы они либо начинали бизнес, либо улучшали свои жилищные условия.

Во-вторых, мы продолжаем мониторить нарушения прав человека в Крыму. Делаем короткие отчеты, передаем их своим партнерским организациям, чаще всего международным.

Также мы ведем культурное направление. Мы сами снимаем фильмы и поддерживаем кино о крымских татарах. Мы считаем важным направлением именно поддержку крымскотатарской культуры. У нас есть очень большой проект по формированию диалога между принимающей общиной и приезжим населением. Его мы реализовываем в тех городах, где это больше всего необходимо.

Сейчас мы начинаем информационную кампанию по устранению стигматизации переселенцев из Крыма и Востока. Собираемся запустить ролик на телевидении и сделать серию билбордов.

Но основная наша деятельность сейчас, конечно, состоит в помощи вынужденным переселенцам. Мы четко осознаем, что, помогая этим людям, мы помогаем возвращению Крыма. Это опосредованная помощь, но она весомая.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG