Доступность ссылки

«Солнца не видно, а свет луны уводит нас в сторону…»


Басыр Гафаров

В эти дни отмечается день рождения известного крымскотатарского ученого-филолога, участника национального движения Басыра Гафарова.

Он родился 10 января 1907 года в Крыму, в деревне Бештарым Сарайменского сельсовета Маяк-Салынского района. Рано осиротев, мальчик воспитывался у родственников. Жизнь была нелегкая, с раннего детства пришлось батрачить. Но детство есть детство…

Мальчишка-сирота любил учиться – он окончил школу на «отлично». Спустя много лет Гафаров напишет в письме своему учителю Абдураману Бари: «Дорогой и незабываемый Абдураман оджам! (учитель, в переводе с крымскотатарского – Прим. ред.) Получив Ваше письмо, прочитав не один, а пять раз, никак не мог успокоиться от радости, охватившей меня. Прошло почти сорок лет, я вспоминаю Джавтобе, заросший травой старый двор, то, как после урока во дворе я играл в футбол, и Ваши слова: «Парень, ты не бойся ударов, играй, открой глаза». Представил эти события, вспоминал свое детство и мысленно стал с Вами разговаривать».

В середине 1920-х Басыр учился в педагогическом училище села Тотайкой. Затем преподавал крымскотатарский язык и литературу в фабрично-заводском училище при Керченском металлургическом заводе имени Войкова. С 1934 по 1941 работал в Крымском обкоме партии.

Басыр Гафаров в годы войны
Басыр Гафаров в годы войны

С первых дней войны Басыр Гафаров призван на фронт, в ряды действующей 51-й Армии. В 1941-1942 он – политрук роты Первого фронтового полка 51-й армии Кавказского фронта. В последующие два военных года преподавал историю партии в Урюпинском военном пехотном училище. В сентябре 1944 г. был демобилизован по болезни.

Так было угодно распорядиться судьбе, что в числе очень немногих крымских татар ему чудом удалось избежать депортации. С декабря 1947-го по март 1951-й он был аспирантом Института языкознания Академии Наук СССР. Здесь продолжил изучение родного крымскотатарского языка, писал диссертацию. А вскоре ему ясно дали понять, что тема, связанная с филологией репрессированного народа, никак не может быть утверждена и защищена. В 1951 году Гафаров становится кандидатом филологических наук по теме «Система спряжения гагаузского языка» – языка одного из малых тюркских народов СССР.

Научная карьера его складывается успешно, но судьба соотечественников, оказавшихся в местах изгнания, не дает покоя…

Со второй половины 1950-х – вскоре после снятия с крымских татар статуса спецпереселенцев – берет начало национальное движение крымскотатарского народа. С этого момента и на всю оставшуюся жизнь Гафаров вливается в ряды тех, кто борется за восстановление прав репрессированного народа.

Басыр Гафаров был в числе первых, кто обратился в высшие органы власти о положении крымских татар и о бедственном состоянии крымскотатарской культуры. Его подписи имеются на коллективных письмах второй половины 1950-х на имя первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева, секретаря ЦК КПСС Дмитрия Шепилова и в «Обращении крымскотатарских военнослужащих».

Итогом первого всплеска активности национального движения в 1956-1957 годах стали не только преследования первых «обращенцев» властями, но и принятие некоторых мер по развитию национальной культуры (в Узбекистане была открыта газета на крымскотатарском языке «Ленин байрагъы» (Ленинское знамя). С этими решениями были связаны надежды Гафарова на создание крымскотатарского словаря. Он справедливо полагал, что «словарь играл бы большую роль в освещении истории и места, которые занимает наш язык среди других языков».

Впрочем, решить крымскотатарскую проблему власти не спешат, более того – вовсе к этому не стремятся. В то же время активность национального движения кажется Гафарову недостаточной… В 1965-м он пишет Абдураману Бари с нескрываемым разочарованием: «Вы спрашиваете о новостях, касающихся дела нашего народа. Этот вопрос существует не только у Вас. В нашем деле нет никаких новостей: солнца не видно, а свет луны уводит нас в сторону… Мы в этом деле показываем большую неорганизованность и пассивность. Желание и стремление имеется на словах, а не на деле. Здесь пятью-десятью людьми дела не решить. Нужна заинтересованность, работоспособность масс. Если мы из каждой семьи не напишем три-пять писем, от имени всего народа двести тысяч писем на стол не положим – о том, как мы хотим вернуться на родину, если каждый не объяснит по-своему, как он это понимает – этот вопрос никак не будет решен».

Для Гафарова, как и многих представителей крымскотатарской интеллигенции, была характерна следующая позиция: необходимо сохранить национальный язык и фольклор (в условиях ссылки и фактического их запрета) за счет усилий и инициативы самого народа. Просветительская составляющая в крымскотатарском движении была чрезвычайно сильна и устойчива, поддерживали ее в основном представители старшего поколения, которые в официальном советском дискурсе были именованы как «автономисты» и «националисты».

Абдураман Бари
Абдураман Бари

«У нас постоянно – «единство, единство, рассказать разумно, просить «реабилитируйте нас», – но если при этом не прививать привычки, воспитанные родителями и дедами, – ни за двадцать, ни за сто лет не вернемся», – пишет Басыр Гафаров в письме Абдураману Бари.

Сам ученый свято следовал этим принципам. Он изучал творчество великого крымскотатарского общественного деятеля и просветителя Исмаила Гаспринского, чьи труды в советское время были запрещены. Читал лекции студентам крымскотатарского факультета Ташкентского пединститута имени Низами. Он близко познакомился с участниками национального движения, участвовал в разработке стратегии и тактики борьбы за возвращение на родину. С 1952 по 1969 годы он работал в библиотеке Московского почвенного института, а выйдя на пенсию – в НИИ общей педагогики АПН СССР.

Всю свою жизнь Басыр Гафаров посвятил составлению словарей, учебных пособий, собиранию исторических материалов о Крыме и крымских татарах, археологии, литературе тюркских народов. Он умер на родной земле – в 1991 году, похоронен в селе Кольчугино (Булганак) Симферопольского района. Свои научные труды, богатую личную библиотеку ученый подарил Республиканской крымскотатарской библиотеке имени Гаспринского.

До конца своих дней Басыр Гафаров был предан своему народу, а изучение его обширного наследия еще ждет основательного и скрупулезного исследования.

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG