Доступность ссылки

Руководитель «Дорожного контроля – Севастополь»: Власть еще больше закрылась от граждан


Руководитель «Дорожного контроля-Севастополь» Максим Мишин

Севастополь – После начала крымского политического кризиса с территории полуострова вынуждены были уехать представители многих правозащитных организаций – как украинских, так и международных. В результате многие крымчане остались незащищенными перед строящейся вертикалью новоиспеченной власти, а также перед многочисленными юридическими коллизиями, то и дело возникающими во время переходного периода.

Корреспондент Крым.Реалии пообщался с Максимом Мишиным, руководителем проекта «Дорожный контроль – Севастополь» – одной из немногочисленных правозащитных организаций, продолжающих свою деятельность на территории Севастополя.

– Максим, как известно, проект «Дорожный контроль» изначально был создан в Киеве. Как долго существует аналогичная организация в Севастополе и продолжаете ли вы взаимодействовать со своими украинскими коллегами?

– «Дорожный контроль – Севастополь» существует с 2010 года. В то время движение с аналогичным названием набирало популярность по всей Украине в геометрической прогрессии, и в каждом регионе страны образовывалась своя ячейка. Я связался с Ростиславом Шапошниковым – руководителем проекта, мы определили условия существования ячейки в Севастополе и начали действовать. Однако, к сожалению, наше сотрудничество с Киевом продлилось достаточно недолго. Через некоторое время возник один неприятный прецедент. Грубо говоря, когда нам нужна была помощь, от нас открестились, назвав самозванцами.

Своей деятельности мы не прекращали и через некоторое время официально зарегистрировались в качестве общественной организации, в таких же юридических рамках мы действуем и сегодня. Мы не являемся журналистами, в отличие от киевлян, мы просто общественные деятели.

– Изменилось ли что-то в вашей деятельности после политических событий, произошедших в марте 2014 года?

– Принципиально все осталось по-прежнему. Мы еще до вышеназванных событий несколько перепрофилировали и расширили свою деятельность, в отличие от остальных аналогичных организаций Украины. Дорожный контроль, как вы знаете, интересовали лишь правонарушения со стороны сотрудников ГАИ и иных структур власти. Определяя цель нашей деятельности, можно сказать, что мы занимаемся безопасностью дорожного движения в целом. Независимо от того, кто и каким образом нарушает закон, он подвергает риску жизнь и здоровье окружающих людей, а подобные действия нужно пресекать и искоренять.

– Вы затронули тему безопасности дорожного движения. Скажите, российские нормативные акты в этой сфере суровее украинских? И вообще, можно ли дать им сравнительную оценку.

– Сложно говорить так конкретно. В чем-то – да, безусловно, суровее. В чем-то – нет. В некоторых моментах положения российских ПДД являются несколько устаревшими. В частности, наша организация сейчас планирует выйти с инициативой о внесении изменений в ПДД в части так называемой «зеленой стрелки» при повороте направо. В Украине такой указатель успешно действует уже многие годы и многократно облегчает дорожную обстановку, в то же время в России эта норма существует лишь в двух регионах, и то – в качестве такого себе «пилотного» проекта.

– А что касается инспекторов ГИБДД? Многие утверждают, что российские «блюстители дорожного порядка» ведут себя с гражданами гораздо более нагло и самоуверенно, нежели это происходит в Украине.

Российские «гаишники», как мне кажется, не желают работать так, как этого требует закон
Максим Мишин

– Понимаете, у нас мало что поменялось в этой части. В Севастополе абсолютное большинство инспекторов ГАИ продолжает работать и поныне, и их подготовка, как теоретическая, так и практическая, остается крайне низкой. В то же время российские «гаишники», как мне кажется, не желают работать так, как этого требует закон. Мы неоднократно становились свидетелями бездействия сотрудников российской ГИБДД при откровенных нарушениях правил дорожного движения. Что касается злоупотребления полномочиями: я лично не сталкивался с такой проблемой. У меня уже годами выработалась тактика общения с подобными людьми: если я подхожу к правоохранителю с целью сделать замечание или обратить его внимание на что-либо, сразу видно как человек в погонах реагирует на тебя. Если он «не понимает слов», начинаю фиксировать его деятельность на камеру. Любые факты нарушений мы передаем в прокуратуру и вышестоящему начальству.

– Скажите, удалось ли за последний год привлечь кого-то к ответственности?

– Нет, на сегодняшний день никаких громких дел не было. Вся юридическая неразбериха, господствовавшая во время переходного периода, отнюдь не способствовала правозащитной деятельности. Что будет дальше: поживем – увидим.

– Вы сотрудничаете с нынешней севастопольской властью? Если да, то насколько плотно?

– Только в сфере нашей деятельности. Мы организация не политическая, а правозащитная. Вопросы безопасности дорожного движения будут актуальными во все времена, во время любых политических кризисов и подъемов. Сейчас в Севастополе есть определенные проблемы, которые нужно решать. В частности, пробки, постоянные заторы на центральных улицах города. Мы предложили власти решение этой проблемы «в трех вариантах», сейчас наши предложения рассматриваются.

– Дорожный контроль заработал себе также репутацию организации, которая борется с бездеятельностью власть имущих, отстаивая установленное законном право обращения граждан во властные структуры. Скажите, входят ли в спектр вашей деятельности подобные «акции»? Если да, то насколько нынешняя власть открыта для граждан? Стала ли она «доступней»?

У меня сейчас лежит стопка обращений, в том числе и жалоб, которые попросту игнорируют. И это благо, если ответ будет «просроченным», зачастую реакция на обращение так и остается «нулевой»
Максим Мишин

– Отнюдь. Я бы даже сказал – наоборот. Она еще больше закрылась от активной гражданской позиции. У меня сейчас лежит стопка обращений, в том числе и жалоб, которые попросту игнорируют. И это благо, если ответ будет «просроченным», зачастую реакция на обращение так и остается «нулевой».

– Как вы боретесь с подобным произволом?

– Пишем заявления в прокуратуру. Пытаемся все же добиться ответа. Понимаете, большинство чиновников по-прежнему сидит в своих креслах и исповедует те же правила «политической игры», как и раньше. Разве может в таких условиях что-либо улушиться?

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG