Доступность ссылки

«Отец революции третьего мира»


Мирсаид Султан-Галиев

О судьбе Мирсаида Султана-Галиева – известного партийного и государственного деятеля-мусульманина и личного врага Сталина

75 лет назад, 28 января 1940 года, выстрел в одном из московских подвалов тюрьмы НКВД оборвал жизнь Мирсаида Султан-Галиева. Так закончились дни самого известного партийного и государственного деятеля-мусульманина, теоретика и практика национально-государственного строительства первых лет Советской власти и… личного врага Сталина. Мирсаид Хайдаргалиевич Султан-Галиев родился 13 июля 1892 года в деревне Кырмыскалы Стерлитамакского уезда Уфимской губернии в семье учителя. По окончании Казанской учительской семинарии некоторое время работал учителем в сельской школе в Уфимской губернии, затем журналистом в Баку. В 1913-14 годах участвовал в деятельности нелегальных кружков в Уфе, занимался литературной и публицистической деятельностью.

В мае 1917 года Султан-Галиев – участник Всероссийского мусульманского съезда в Москве и избранного им Всероссийского мусульманского совета. В июле того же года он возвращается в Казань, вступает в партию большевиков. Его карьера развивается весьма успешно.

После Октябрьской революции и организации в 1917 году Народного комиссариата по делам национальностей, во главе которого встал Иосиф Сталин, для руководства мусульманской секцией Наркомнаца он приглашает Султан-Галиева. 19 января 1918 года при Наркомнаце учрежден Центральный комиссариат по делам мусульман внутренней России и Сибири (Муском); председателем его назначен Мулланур Вахитов, а в качестве представителя РКП(б) в комиссариате работал Мирсаид Султан-Галиев. В июне 1918, когда была создана Центральная мусульманская военная коллегия, Султан-Галиев становится первым ее председателем.

В годы гражданской войны Мирсаид Султан-Галиев – самый крупная политическая фигура среди татарских большевиков, любимец Сталина

В годы гражданской войны Мирсаид Султан-Галиев – самый крупная политическая фигура среди татарских большевиков, любимец Сталина. Осенью 1919 по решению Оргбюро ЦК РКП(б) он вызван в Москву, где ему доверяется ряд ответственных постов – члена Коллегии Наркомнаца, председателя Центрального Бюро коммунистических организаций народов Востока при ЦК РКП(б), начальника Восточного отдела Политического управления Красной Армии, председателя Федерального комитета землеустройства.

Султан-Галиев рассматривается как основной претендент на пост председателя образованной в мае 1920 года Татарской АССР, но в последний момент Сталин меняет его на более послушного и менее авторитетного Саид- Галиева… И все же его вес в партии велик; на тот момент Султан-Галиев – самый известный и авторитетный руководитель среди большевиков-мусульман.

Но… ситуация стремительно меняется. Этот период – слома старого и построения нового общества – отмечен острыми дискуссиями по вопросам национально-государственного строительства. Султан-Галиев в своих выступлениях на фракции Х съезда Советов РСФСР в декабре 1922-го, на заседаниях коллегий Наркомнаца выдвигает предложения по расширению прав национальных республик, призывает в практической деятельности учитывать психологию представителей угнетенных народов Востока и каждой из национальных окраин.

Это противоречит представлениям Сталина. Он склоняется к идее жесткой централизации. Парадоксально, грузин, выходец из недр инородного населения глухой российской провинции, Сталин как никто другой олицетворяет великодержавный шовинизм – будучи в этом вопросе «большим католиком, чем сам Папа».

Султан-Галиев разработал концепцию «марксизма с мусульманским национальным лицом», провозглашавшую народы исламского мира угнетенными «пролетарскими нациями», внутри которых классовые различия не являются существенными

Султан-Галиев все более убеждается в том, что вместо федерации формируется новая империя, на панрусистской основе. В период подготовки союзного договора 1922 года выступает с резкой критикой сталинского проекта «автономизации», требуя уравнять права всех республик. Султан-Галиев разрабатывает концепцию «марксизма с мусульманским национальным лицом», провозглашавшую народы исламского мира угнетенными «пролетарскими нациями», внутри которых классовые различия не являются существенными; на Востоке главное – не борьба со своими правящими классами, а борьба «пролетарских наций» с европейскими, индустриально развитыми странами. Султан-Галиев провозглашает целью – создание автономной мусульманской компартии, мусульманской Красной армии, независимой «Республики Туран» – от Волги до Памира, а также Колониального Интернационала.

Эти идеи – только идеи, далекие от воплощения, – рассматриваются Сталиным как повод для обвинений Султан-Галиева в национализме, пантюркизме и панисламизме. Расправа следует незамедлительно. В 1923 году в ходе чекистской операции за Султан-Галиевым устанавливается активная слежка…

В апреле 1923 года на заседании национальной секции ХП съезда партии Сталин демонстративно, при всех, отказывается подать руку Султан-Галиеву. Выступление, в котором он заявляет, что «постановка вопроса Сталиным не решает национального вопроса», становится для Султан-Галиева роковым.

Мирсаид Султан-Галиев
Мирсаид Султан-Галиев

4 мая 1923 он исключен из РКП(б), арестован «за контрреволюционный националистический заговор против советской власти» и «за поддержку басмачества». Однако в июне 1923 после «письма 15-ти» («Ходатайство руководства Татарской АССР в ЦК РКП(б) об освобождении из-под ареста М.Султан-Галиева») и предложения начальника секретно-политического отдела ГПУ Вячеслава Менжинского он освобожден. Получает мелкую должность консультанта Охотсоюза.

После смерти Ленина в 1924 году личная власть Сталина укрепляется с каждым днем, со временем она станет просто необъятной. А пока Сталин постепенно избавляется от своих политических оппонентов, тех, кого считает особо опасными и непокорными…

Первым в этом печальном ряду оказывается руководитель Крымской АССР, крымский татарин Вели Ибраимов. Его процесс по надуманному обвинению прошел в апреле 1928 года. Впервые в истории Советской власти судили и расстреляли главу национальной республики. В том же году по обвинению в связях с крымскотатарской партией «Милли-Фирка» (в понимании властей, национально-буржуазной) репрессировано 63 деятеля крымскотатарской интеллигенции.

Султан-Галиев с женой и Измаил Фирдевс
Султан-Галиев с женой и Измаил Фирдевс

11 декабря 1928 вновь арестован и Мирсаид Султан-Галиев. В бытность свою видным функционером Наркомнаца Султан-Галиев общался и поддерживал дружеские отношения с представителями крымскотатарской партийной элиты – с Вели Ибраимовым, Османом Дерен-Айерлы, Измаилом Фирдевсом и другими. Что и неудивительно – он неоднократно бывал в Крыму, они – у него в Москве…

Это были естественные, человеческие связи. Властям было выгодно представить эти контакты в ином свете. Вот что читаем в записке заместителя председателя ОГПУ Ягоды и начальника Восточного отдела ОГПУ Петерса в ЦК ВПК(б) 29 мая 1929 года: «Руководители крымских «правых» таткоммунистов: Фирдевс, Вели Ибраимов, Ногаев, в особенности Дерен-Айерлы в своей повседневной практике были активными участниками и проводниками миллифирковской политики… Московский султангалиевский центр не только руководил общей кампанией по противодействию переселения трудящихся евреев в Крым, но неизменно принимал участие в обсуждении и составлении многочисленных протестов крымских «правых», адресованных в высшие советские и директивные органы… Основная установка «Милли Фирка» о временности советской власти разделялась московским центром, ставившим перед собой проблему создания Туранской буржуазно-демократической республики, объединяющей все тюрко-турецкие районы».

И хотя на допросе в феврале 1929 года Султан-Галиев говорил, что лишь однажды «московские товарищи обсуждали косвенно вопрос о землеустройстве в Крыму в связи с вопросом переселения евреев», конкретно же разговор шел о содействии организации движения за переселение в Крым среди татарского населения внутренних (русских) губерний РСФСР, его аргументы во внимание приняты не были.

28 июля 1930 года Султан-Галиев был приговорен к высшей мере наказания, которая в январе 1931 года была заменена десятью годами исправительно-трудового лагеря. Срок отбывал на Соловках. По пересмотру дела 22 декабря 1934 освобожден досрочно; уехал в Саратовскую область.

Но и здесь Сталин не оставил его в покое. В 1937 году Султан-Галиев арестован вновь…

8 декабря 1939 года Военная коллегия Верховного суда Союза ССР в закрытом судебном заседании в Москве рассмотрела дело по обвинению «гражданина Султан-Галиева Мирсаида Хайдаргалиевича». Предварительным и судебным следствием было установлено, что Султан-Галиев с 1919 года являлся организатором и фактическим руководителем антисоветской националистической группировки, на протяжении ряда лет ведущей активную борьбу против советской власти и ВКП(б). Далее в приговоре перечислялись все его «прегрешения» перед Сталиным, о которых мы выше говорили…

Приговор – «подвергнуть высшей мере уголовного наказания – расстрелу, с конфискацией всего лично принадлежащего ему имущества. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».

28 января 1940 года приговор был приведен в исполнение…

На Западе Султан-Галиева называют «отцом революции третьего мира», а в СССР имя Султан-Галиева долгое время было под запретом, а его теоретическое наследие изучалось лишь в трудах зарубежных историков и востоковедов

Мирсаид Султан-Галиев был реабилитирован лишь спустя полвека – в 1990 году. «Отец революции третьего мира» – так называют его на Западе. В СССР же имя Султан-Галиева долгое время было под запретом, а его теоретическое наследие изучалось лишь в трудах зарубежных историков и востоковедов, таких, в частности, как Александр Беннигсен и Шанталь Лемерсье-Келькеже. На востоке Султан-Галиев стал настоящим символом. Во время антиколониальных революций в Азии и Африке идеи татарского революционера-мыслителя стали знаменем освободительных движений. В кабинетах лидера Алжирской революции Ахмеда Бен Беллы и вождя Египетской революции Гамаля Абдель Насера висели его портреты.

Мы же – современные исследователи – только начинаем осваивать его наследие, и, конечно же, задаемся вопросом – что было бы с многими-многими мусульманскими народами СССР сегодня, если бы идеи Султан-Галиева тогда, в 1920-х годах, победили… Мне кажется, судьба этих народов сложилась бы гораздо счастливее. Но, увы, история не знает сослагательного наклонения.

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG