Доступность ссылки

Как аннексия и война влияют на мусульманскую среду Украины


Иллюстративное фото

Киев – Аннексия и война привели к кардинальным изменениям в мусульманской среде Украины. Об этом свидетельствуют результаты исследования, проведенного Институтом востоковедения Национальной академии наук.

Об аналитических выводах экспертов рассказал в ходе прошедшего в Киеве семинара Черноморской миротворческой школы сотрудник Института, заместитель директора киевского Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов.

Сергей Данилов
Сергей Данилов

Эксперт подчеркнул, что гражданское общество и исламские организации – тема не локальная, а важная для всего украинского общества. Она является одним из индикаторов общественных настроений и общественной атмосферы. Регионы, где проживала самая большая мусульманская община Украины, или аннексированы, или оккупированы либо находятся в зоне боевых действий.

Так, по словам Данилова, в мусульманской среде Крыма произошли значительные изменения. «С первых дней оккупации состоялся выезд значительной части исламских активистов. Первыми выехали сторонники, члены «Хизб ут-Тахрир», различные группы салафитов, как джихадисты, так и антиджихадисты, в марте-апреле, не позже», – рассказал эксперт.

По его словам, на Духовное управление мусульман Крыма (ДУМК) оказывается давление «с тем, чтобы оно прервало организационные связи с Меджлисом и интегрировалось в российское институциональное исламское поле». «Для россиян это не только вопрос того, что так проще контролировать. Наличие независимого, неподконтрольного исламского управления в одном из регионов воспринимается как вызов всей исламской системе России. Не может быть так, что в Дагестане фактически есть контроль, а в Крыму нет. Это ставит под удар ситуацию с исламскими духовными управлениями, в первую очередь, в так называемых национальных республиках, на Северном Кавказе», – отметил Данилов.

Участники семинара
Участники семинара

После аннексии, по словам эксперт, политика относительно Духовного управления мусульман Крыма характеризовалась такой же непоследовательностью, как и в отношении другого института крымскотатарского народа – Меджлиса. «За год мы видим несколько подходов оккупационных властей, несколько способов воздействия. Менялись представления о месте обоих институтов – и Меджлиса, и Муфтията – от поиска договоренностей, компромисса весной 2014 года до обострения отношений и начала репрессий летом-осенью, и отрицания, фактического разгрома организационной структуры Меджлиса на центральном уровне на оккупированной территории», – считает эксперт.

По мнению Данилова, отношение к Меджлису у крымских властей поменяется еще не раз. «Важно, что судьба Меджлиса и Муфтията, по крайней мере, в 2014 году была связана. Муфтият воспринимался внешними наблюдателями как некое продолжение Меджлиса, как его религиозное отделение. Это конечно, не совсем соответствует действительности», – отметил эксперт. По его словам, Муфтият столкнулся с несколькими вызовами, ответы на которые в прошлом году было довольно трудно найти. «Другая организационная реальность, другая структура отношений между независимыми исламскими институтами и государством – в России и Украине. Представление о Муфтияте как части крымскотатарского национального движения, с одной стороны, и жесткая конкуренция в российском исламской среде требовали полной перестройки его функционирования», – рассказал Данилов.

Муфтият, по словам эксперта, столкнулся с новыми способами давления: обыски мечетей, медресе, исчезновения людей, репрессии против религиозных активистов, активизация альтернативных исламских проектов и попытка переформатирования ДЦМК в так называемый Таврический Муфтият. «Муфтияту показывали, что, если вы прекратите сотрудничество с Меджлисом, вас ждет исчезновение, репрессии и поглощение другими альтернативными проектами. Это все сопровождалось довольно агрессивной кампанией в прессе», – рассказал Данилов.

К концу 2014 года, по мнению эксперта, «стало понятно, что Муфтият Крыма фактически разорвал устойчивые связи, не все, с Меджлисом, и может восприниматься как отдельный институт, который ищет партнеров в российском исламской среде». «Скорее всего, таким партнером становится Совет муфтиев России», – добавил эксперт.

Грядет обострение конкуренции

Данилов отметил, что, как и в случае с Крымом, оккупация и война на Донбассе привели к значительному миграционному потоку. Он уточнил, что информация с оккупированных территорий противоречивая, но исследователи констатируют, что базировавшийся в Донецке Духовный центр мусульман Украины (ДЦМУ) свернул деятельность несколько лет назад и находился в кризисном состоянии. «В результате боевых действий его главный имам выехал с территории Донецка, общины, которые остались на оккупированной территории и на неоккупированной, на самом деле стали теперь автономными, теперь сами решают свои практические вопросы», – рассказал Данилов.

Участники семинара
Участники семинара

Еще одно духовное управление – муфтият «Единение», зарегистрированный несколько лет назад, по данным эксперта, позиционирует себя сейчас как муфтият «ДНР». Эта структура, как считает Данилов, изначально была тесно связана с председателем Центрального духовного управления мусульман России Талгатом Таджуддином и одной из задач ставила восстановление тесных духовных контактов России и Украины.

Также в Украине продолжают действовать несколько общин Духовного управления мусульман Украины (ДУМУ) «Умма» Саида Исмаилова и ДУМУ Ахмеда Тамима.

Исследователь обратил внимание на то, какие вызовы возникают в связи со сложившейся в мусульманской среде Украины ситуацией. В первую очередь, он обратил внимание на миграционные потоки мусульман из Донбасса и Крыма. Так, с полуострова выехало много религиозных активистов, но среди них – незначительный процент имамов. В то время как из Донбасса уехал «преимущественно исламский истеблишмент».

«Миграция и изменение фактически исламской карты приведет к обострению конкуренции в исламской среде, к переформатированию институционального поля. Тяжелая ситуация с ДУМК не может не привести к тому, что какие-то новые формы институализации будут на материковой Украине продолжены», – убежден Данилов.

Для исламской среды Украины потеря ДУМК, по мнению эксперта, является если не катастрофической, то очень тяжелой. «В последние годы баланс сил между ДУМУ «Умма» и ДУМУ Ахмеда Тамима обеспечивался исключительно благодаря тому, что публичную репрезентацию лидерства в мусульманской среде Украины взял на себя муфтий Крыма Эмирали Аблаев. Он воспринимался как важный представитель в Совете Церквей Украины. Сейчас муфтий Крыма не может участвовать в заседаниях Совета Церквей, в которой остается только одно мусульманское управление, в 2015 году ожидается, что Ахмед Тамим попытается взять реванш и стать тем человеком, который будет представлять всех мусульман Украины», – предположил Данилов.

В связи с агрессией на Востоке и аннексией Крыма у наблюдателей и исследователей, по мнению эксперта, возникнут вопросы относительно политической лояльности духовного управления Ахмеда Тамима. «Созданный им Духовный центр мусульман Крыма стал одним из факторов поддержки оккупации, аннексии и борьбы с инакомыслием в среде крымских татар и тоже почти инкорпорирован с Талгатом Таджуддином, так же, как и муфтият «Единение» на Донбассе. Все это конечно, станет в 2015 году предметом общественной дискуссии», – считает исследователь.

В завершение Сергей Данилов еще раз подчеркнул, что события в Крыму и на Донбассе достаточно серьезно повлияют на исламскую среду, и поэтому работа в этом направлении со стороны государства и научных институтов должна быть продолжена.

Эксперт об изменениях в мусульманской среде Украины
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:26 0:00

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG