Доступность ссылки

Долгая дорога домой…


Члены Госкомиссии по проблемам крымскотатарского народа в Москве. 1990 год

Четверть века назад, 29 января 1990 года постановлением Совета министров СССР – «в целях решения практических вопросов, связанных с восстановлением прав крымскотатарского народа», – была образована Государственная Комиссия по проблемам крымскотатарского народа и утвержден ее состав.

К тому времени почти полувековой опыт самоотверженной борьбы крымских татар за возвращение на родину выработал у них устойчивое предубеждение в отношении создаваемых властью комиссий, поскольку вся их деятельность сводилась к имитации решения; на практике же была отмечена ужесточением репрессий против активистов национального движения. Достаточно вспомнить образованную в 1987 году пресловутую Комиссию во главе с Андреем Громыко, 11-месячная деятельность которой завершилась опубликованием 9 июня 1988 года «заключения», вызвавшего новую волну массовых протестов крымских татар.

Но страна стремительно менялась…

За четыре года с начала перестройки в апреле 1985 года до марта 1989 года, когда состоялись первые (после 70-летнего перерыва) частично альтернативные выборы в высший орган государственной власти СССР – Съезд народных депутатов, – был проделан поистине гигантский путь. Многие процессы, вызванные общественным пробуждением, вышли из-под контроля кремлевских вождей, чьи замыслы в проведении реформ по сути были обусловлены желанием непременно сохранить монополию КПСС на власть.

Крупным шагом в развитии демократии в стране стал проходивший с 25 мая по 9 июня 1989 года I Cъезд народных депутатов СССР. Съезд, транслировавшийся по центральному телевидению прямо из зала заседаний, начался неожиданно – внезапно взошедший на трибуну рижский депутат Вилен Толпежников призвал собравшихся почтить память погибших при разгоне демонстрации в Тбилиси. Это было первое, но отнюдь не последнее откровение съезда – потом были еще памятные выступления академика Андрея Сахарова, юриста Анатолия Собчака, историка Юрия Афанасьева и многих других. Дни съезда, обозначенные американским историком Мартином Малиа как «момент перехода от реструктуризации коммунизма к его активной дезинтеграции», были теми шестнадцатью днями, «которые потрясли мир», но еще больше – СССР.

Во время работы съезда, 7 июня 1989 года, в Ферганской долине Узбекистана произошли погромы домов турок-месхетинцев (еще одного депортированного Сталиным народа, сконцентрированного в своей массе также в Узбекистане). Тысячи семей турок-месхетинцев, а также сотни семей крымских татар в одночасье превратились в беженцев…

Для оказания помощи соотечественникам спустя десять дней были созданы Региональный штаб Среднеазиатского совета Организации крымскотатарского национального движения (ОКНД) по ферганским событиям в Ташкенте и Комитет по проблемам беженцев в Крыму. Принимались меры для обеспечения их безопасности в Узбекистане и оказания помощи тем из них, кто прибыл в Крым.

Во многих местах проживания крымских татар были проведены митинги. Четверо суток продолжалась демонстрация возле здания Крымского обкома в Симферополе против шовинистической позиции властей в отношении беженцев, возвращающихся на свою Родину. Повсеместно для них проводился сбор средств. После четырехдневной демонстрации крымских татар – беженцев из Ферганской долины – перед зданием Крымского обкома в Симферополе в конце июня 1989 года с требованием обеспечить их жильем и работой вопрос был решен положительно.

А 12 июля 1989 года избранный Съездом народных депутатов Совет национальностей сформировал Комиссию по проблемам крымскотатарского народа под председательством Геннадия Янаева. В ее состав вошли 14 человек, среди них было четверо крымских татар (Джульверн Аблямитов, Айдер Куркчи, Аксеит Сеитмеметов, Фикрет Сефершаев).

Несмотря на продекларированную властями «политику демократизации», получение разрешения на прописку на исторической родине для крымских татар по-прежнему было сродни подвигу, хотя переселение в Крым представителей иных национальностей продолжалось

Несмотря на продекларированную властями «политику демократизации», получение разрешения на прописку на исторической родине для крымских татар по-прежнему было сродни подвигу, хотя переселение в Крым представителей иных национальностей продолжалось.

Вопреки всем препятствиям и лишениям, крымскотатарский народ возвращался домой, и это было уже неотвратимо… А после ферганских событий, побудивших к активным действиям даже наиболее колеблющуюся часть крымских татар, процесс стал еще интенсивнее (если на начало 1989 года, согласно официальной переписи, в Крыму насчитывалось 38 тысяч 400 крымских татар, то к концу этого же года, их количество превысило 70 тысяч человек).

14 ноября 1989 года Верховный Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав», а уже 28 ноября Верховный Совет СССР одобрил «Выводы и предложения» созданной им комиссии.

Документ предусматривал отмену нормативных актов репрессивного и дискриминационного характера, а также признавал законным правом крымскотатарского народа возвращение в «места исторического проживания и восстановление национальной целостности», осуществление пересмотра дел, возбужденных за участие в крымскотатарском движении.

Комиссия приняла решение о разработке и осуществлении государственной программы возвращения татар в Крым, в связи с чем считала целесообразным создать новую – теперь уже правительственную комиссию – с включением в нее представителей Совета министров СССР, Советов министров РСФСР, Украинской ССР, Узбекской ССР, Таджикской ССР, Крымского областного совета народных депутатов и представителей крымскотатарского народа. Этот орган должен был определить основные направления программы, ее сроки, источники финансирования (включая материальные обязательства со стороны перечисленных республик), варианты решения вопросов трудоустройства, жилья, социальной инфраструктуры.

Состав новой Комиссии, учрежденной теперь уже для решения «практических вопросов», связанных с восстановлением прав крымскотатарского народа, – утвердил в январе 1990 года своим постановлением Совет министров СССР. Комиссию возглавил заместитель председателя Совета министров СССР Виталий Догужиев; в ее состав вошли 25 человек, из них пятеро крымских татар (Рефат Аппазов, Риза Асанов, Ферид Зиядинов, Ахтем Типпа, Рефат Чубаров).

После трех месяцев интенсивной работы в мае 1990 года правительственная комиссия приняла Концепцию государственной программы возвращения крымских татар в Крымскую область.

Концепция определяла важнейшие задачи Государственной программы, а также методы организованного возвращения крымских татар в места исторического проживания. Согласно этому документу, гарантии восстановления прав крымскотатарского народа должны были базироваться на реализации системы политических, правовых, экономических, социальных и культурных мер, сопровождающих процесс возвращения его в Крымскую область. Конкретизация этих мер должна была найти отражение в Государственной программе.

Концепция правительственной комиссии предусматривала возвращение крымских татар в Крымскую область на добровольных началах, организованно и в следующих основных формах:

– государственно-организованная – по разработанному графику с максимальным учетом индивидуальных привязанностей, одновременным решением вопросов развития производственной сферы, соцкультбыта, инфраструктуры, строительством жилья;

– индивидуальная (инициативная). Такая форма возвращения освобождала государство от необходимости предоставления жилой площади. Жилье в этом случае должно было быть приобретено за свой счет либо путем индивидуального и кооперативного строительства, или в результате обмена;

– групповое возвращение, основанное на различных формах хозяйственных отношений: аренде, семейном подряде, кооперативах и т.д.

Организованное возвращение планировалось начать с 1991 года по установленной в Государственной программе квоте по годам и завершить в основном в 1996 году.

Общий контроль и координация работ по выполнению Государственной программы возлагались на Государственную комиссию по проблемам крымскотатарского народа, Совет министров Украинской ССР, Совет министров РСФСР, Совет министров Узбекской ССР и Совет министров Таджикской ССР, а в Крымской области – на комиссию при областном Совете народных депутатов. Выполнение Государственной программы должны были обеспечивать государственные органы при тесном взаимодействии с общественными формированиями крымских татар.

Такие принципы были положены в основу будущих решений, связанных с возвращением крымских татар на родину. В составе Крымского облисполкома был создан «Комитет по депортированным народам».

Деятельность комиссии продолжалась вплоть до сентября 1991 года, когда после августовского путча Госсовет СССР принял решение об отмене большинства министерств и ведомств СССР.

Практически любое решение, направленное на ускорение процесса репатриации крымских татар, приходилось буквально вырывать с боями

По свидетельству члена комиссии Рефата Аппазова, ее работа была очень интенсивной и сопровождалась горячими дискуссиями. Практически любое решение, направленное на ускорение процесса репатриации крымских татар, приходилось буквально вырывать с боями (большинство комиссии составляли люди, не только малосведущие в национальной проблеме крымских татар, но и мировоззренчески крепко связанные с советским прошлым). Тем не менее, как полагает Аппазов, деятельность комиссии была весьма плодотворная, и если бы не распад Союза (факт сам по себе отрадный), повлекший за собой прекращение работы Комиссии, скорее всего репатриация не растянулась бы на столь длительный срок.

С того времени минуло четверть века. Значительная часть крымских татар вернулась на историческую родину. Однако жизнь ставит перед людьми все новые и новые вопросы, решать которые им приходится по-прежнему самостоятельно – часто не только без помощи властей, но даже им вопреки…

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG