Доступность ссылки

Почему крымские адвокаты опасаются вести дела, возбужденные ФСБ


Симферополь – Крымские адвокаты в большинстве своем отказываются заниматься делами репрессированных крымских татар, считает глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. Юристы, представляющие интересы людей, отчасти согласны с таким мнением. Наблюдатели полагают, что на адвокатов может оказываться давление со стороны правоохранительных органов. В Крымской полевой миссии по правам человека пока не фиксировали указанных фактов. Вместе с тем, там признают, что в российских реалиях на территории полуострова количество юристов, способных защищать интересы подозреваемых, значительно уменьшилось.

Накануне председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров в эфире одного из украинского телеканалов заявил, что делами крымских татар, которые оказались под следствием или в отношении которых возбуждены уголовные дела, практически не хотят заниматься местные адвокаты.

«Каждый раз в Крыму все меньше адвокатов, которые хотели бы взяться за дела, возбужденные ФСБ или Следственным комитетом, особенно против крымских татар», – отметил Чубаров. Он не стал называть фамилии тех юристов, в отношении которых могло бы оказываться давление, но при этом упомянул фамилию «адвоката с большим стажем» Александра Лесового. «Он в предыдущие годы в Крыму работал», – подчеркнул глава Меджлиса.

В настоящее время Лесовой, как известно, защищает в суде интересы заместителя главы Меджлиса Ахтема Чийгоза, содержащегося под стражей, а также правозащитника Синавера Кадырова, которого выдворили за пределы Крыма, признав виновным в нарушении миграционного законодательства России. Кроме того, ранее Лесовой выступал адвокатом сына народного депутата Мустафы Джемилева Хайсера, подозреваемого в убийстве человека. Когда дело передали в Краснодарский краевой суд, у Джемилева-младшего сменилась защита.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

Чубаров также отметил, что в представительном органе крымскотатарского народа пытаются привлечь к помощи адвокатов с материковой России. «Мы стараемся на подкрепление найти еще поддержку со стороны признанных в России адвокатов. Поскольку другие туда, на крымскую землю, не могут попасть», – сказал глава Меджлиса.

Напомним, за последний год десятки крымских татар, проживающих на полуострове, попали в поле зрения правоохранительных структур: Следственного комитета, прокуратуры, Министерства внутренних дел или Федеральной службы безопасности. В отношении ряда из них проводятся следственные действия (задержания, аресты, допросы, обыски в домах) либо возбуждены уголовные дела по различным статьям Уголовного кодекса Российской Федерации.

«Дела политической категории адвокаты не хотят брать»

Адвокат Эмиль Курбединов представляет интересы разу несколько крымских татар, в отношении которых в настоящее время проводятся расследования по различным делам. Наиболее известное из них – «дело 3 мая». В этот день в прошлом году несколько тысяч крымских татар, собравшихся на пункте пропуска Турецкий вал в Армянске, предприняли попытку встретить лидера крымскотатарского народа Мустафу Джемилева, которому запретили въезд в Крым. Позже некоторых участников встречи задержали, среди которых оказались Таир Смедляев, Эдем Эбулисов (в декабре прошлого года им изменили меру пресечения, отпустив на свободу) и Эдем Османов, недавно взятый под стражу сроком на два месяца. Всем им инкриминируют применение физической силы против сотрудников правоохранительных органов. Курбединов представляет их интересы в суде либо на допросах. Параллельно он ведет еще несколько так называемых политических дел, в которых фигурируют крымские татары.

Дела политической категории адвокаты не хотят брать, боясь, что у них могут возникнуть какие-то проблемы
Эмиль Курбединов

В беседе с изданием Крым.Реалии Курбединов признается, что пока не испытывал давления со стороны правоохранительных структур из-за своей деятельности. В то же время он соглашается с мнением, что его крымские коллеги по разным причинам отказываются браться за «политические дела». «К сожалению, такая тенденция есть. Дела политической категории адвокаты не хотят брать, боясь, что у них могут возникнуть какие-то проблемы», – поясняет он.

Отметим, что в мае прошлого года, когда в судах рассматривались дела о перекрытии крымскими татарами дорог 3 мая в знак протеста против запрета Джемилеву на въезд в Крым, в ряде случаев интересы подозреваемых представлял руководитель юридического управления Меджлиса Тейфук Гафаров. Однако в августе, когда его назначили заместителем мэра Симферополя, Гафаров уже не мог заниматься адвокатской деятельностью, а юруправление представительного органа фактически осталось без руководства.

«Людей со стержнем не очень много»

Активист крымскотатарского движения, глава Центральной избирательной комиссии Курултая Заир Смедляев, который, к слову, тоже является фигурантом «дела 3 мая», а его интересы на допросах представляет Джемиль Темишев, также полагает, что на крымских адвокатов, ведущих дела крымских татар, так или иначе оказывается давление.

«Дело в том, что получить (российскую) лицензию адвоката, потом ее сохранить и так далее – все это зависит от власти, против которой иногда вынуждены выступать эти адвокаты. Поэтому людей с юридическим образованием много, адвокатов много, а людей со стержнем, которые готовы стоять на стороне закона, не очень много. К сожалению, таковы сегодняшние реалии», – сказал Смедляев в комментарии для Крым.Реалии.

Заир Смедляев
Заир Смедляев

Отвечая на вопрос о том, возможно ли привлечение для таких дел адвокатов с материковой России, Смедляев отметил, что для этого необходимы значительные финансовые средства, связанные в том числе с транспортными расходами.

Полевой координатор Крымской полевой миссии по правам человека Александра Крыленкова в комментарии для Крым.Реалии признается, что с конкретными фактами давления на местных адвокатов, ведущих «политические дела», к правозащитникам пока не обращались. Она отметила, что «политические дела» – это отдельная категория дел, которыми занимаются «определенного склада адвокаты». «В России, Украине – примерно одинаковая система. Есть некая когорта адвокатов, которые занимаются такими делами. Но дело в том, что те адвокаты, которые действовали на территории Крыма, они работали по украинскому праву в украинских судах и имели украинскую лицензию. Понятно, что при сегодняшней ситуации оспаривать все можно только в российских судах. Для этого необходима российская лицензия», – говорит Крыленкова.

По ее словам, в Крыму количество адвокатов, занимающихся данной категорией дел, небольшое. К тому же, оно сократилось, поскольку одна часть уехала в Украину, а другая – не захотела получать российскую лицензию.

Крыленкова добавила, что при наличии обращения от крымчан, оказавшихся под следствием, и при поддержке коалиции украинских и российских правозащитных организаций, в некоторых делах принимают участие российские адвокаты.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG