Доступность ссылки

Севастопольский ядерный реактор по-прежнему стоит без дела


Севастопольский университет ядерной энергии и промышленности

Севастополь – С самого начала крымского политического кризиса вопрос о ядерном реакторе ИР-100, находящемся на территории Севастопольского национального университета ядерной энергии и промышленности, стоял достаточно остро. Дело в том, что, вследствие аннексии полуострова, украинские профильные ведомства лишились фактической возможности контролировать этот техногенный объект. Делегация Украины на заседаниях МАГАТЭ неоднократно заявляла об угрозе ядерной безопасности, которая возникла вследствие оккупации полуострова, однако международное агентство по атомной энергии на эти острые сигналы практически никак не отреагировало.

Крым.Реалии попытались выяснить нынешний юридический статус реактора. С этой целью корреспондент издания пообщался с директором севастопольского института ядерной энергии и промышленности Владимиром Кирияченко.

Как выяснилось, лицензия на научное использование реактора институтом так и не была получена.

«У нашего института по-прежнему имеется действительная украинская лицензия. Ни российское, ни украинское государство не предпринимали попыток у нас ее отобрать. В то же время, в Российской Федерации лицензии иностранного образца на использование ядерных объектов не имеют юридической силы. Для получения соответствующей лицензии нужно пройти достаточно витиеватый путь», – рассказал Кирияченко. По его информации, институт уже направил все необходимые документы в Росатом, однако ответ оттуда пока не пришел.

«При этом согласование документации еще не означает возможность научно-практического использования реактора. Все сотрудники, которые будут обслуживать аппарат, должны будут пройти курсы повышения квалификации, которые проводятся исключительно в Москве, в часовом эквиваленте они длятся порядка 250 часов. Поэтому нам еще предстоит уделить весьма продолжительный временной промежуток подготовительной работе, прежде чем приступить к использованию аппарата», – добавил Кирияченко.

Здание университета
Здание университета

Руководитель института также отметил, что на учебном плане студентов, который включает в себя проведение лабораторных работ на реакторе, отсутствие лицензии никак не сказалось. «Проведение лабораторных работ и опытов на реакторе не является лицензируемым видом деятельности. Понимаете, для научного использования реактора его необходимо вывести на мощность, а лабораторная студенческая работа данных действий не предполагает. Поэтому студенты продолжают выполнять учебные задания согласно намеченному плану», – пояснил Кирияченко.

Дискуссионные тяжбы в МАГАТЭ

Отвечая на вопрос корреспондента Крым.Реалии о нынешнем юридическом положении реактора и заявлениях Украины о недопустимости использования аппарата российскими властями, Кирияченко отметил, что подобные вопросы решаются на заседаниях МАГАТЭ, куда входят и Украина, и Российская Федерация.

«В прошлом году, когда начались эти дискуссионные тяжбы, Россия апеллировала договором, заключенным между агентством(МАГАТЭ – Прим. ред.) и СССР в 1985 году и прилагающимся к нему протоколом от 2000 года. В данных документах говорится о контроле России над своим ядерным потенциалом, структурные части которого расположены в различных субъектах государства. МАГАТЭ, де-факто, согласилась с данным аргументом, с условием, что делегация агентства будет иметь право неограниченного доступа на реактор с различными видами научно-ревизионных проверок, в том числе и внезапных. Тогда все пришли к консенсусу», – рассказал Кирияченко.

Кто бы что ни говорил, а Россия сейчас фактически контролирует Крымский полуостров. Это может именоваться любыми литературными эпитетами: оккупация, возвращение на историческую Родину и иже с ним, но наблюдение над такими объектами, как ИР-100, должно осуществляться тем государством, которое имеет фактическую власть в том или ином регионе
Владимир Кирияченко

Сам руководитель института согласен с этим решением. «Объясню почему: реактор несет в себе страшную силу, независимо от политической обстановки. Кто бы что ни говорил, а Россия сейчас фактически контролирует Крымский полуостров. Это может именоваться любыми литературными эпитетами: оккупация, возвращение на историческую Родину и иже с ним, но наблюдение над такими объектами, как ИР-100, должно осуществляться тем государством, которое имеет фактическую власть в том или ином регионе», – убежден Кирияченко.

Директор института также сообщил, что, несмотря на отсутствие лицензии, в институт при посредничестве Росатома поступает достаточно большое количество предложений от различных предприятий по потенциальному научно-практическому использованию реактора.

Мемориальная табличка памяти инженеров-героев
Мемориальная табличка памяти инженеров-героев

«Очень жаль, что мы не имеем возможности сейчас удовлетворить предложения заказчиков. Ибо от этого выиграли бы все: и наука, и наш институт. Реактор в какой-то мере уникален, следовательно, за его использование заказчик платил бы институту достаточно крупную денежную сумму. В то же время проведение научно-практических исследований положительно сказывается и на мировой науке. Поэтому лицензирование реактора даст огромный толчок в развитии нашего института. Для этого нужно время, но я считаю, что рано или поздно мы добьемся поставленных целей», – подытожил Кирияченко.

ИР-100 или ДР-100 – исследовательский ядерный реактор, построенный и введенный в эксплуатацию в Севастопольском национальном университете ядерной энергии и промышленности в 1967 году. Используется для проведения научно-исследовательских и учебных работ в области молекулярной и ядерной физики, радиационной химии, для производства радиоактивных изотопов, приборов и оборудования, облученных в полях гамма-квантов, а также для подготовки специалистов по эксплуатации ядерных реакторов.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG