Доступность ссылки

Стремление Путина уничтожить Украину грозит коллапсом России


Владимир Путин

Рубрика «Мнение»

Чего хочет Путин (точнее, совокупность российских элит, выразителем «цивилизационных стремлений» которых он является) и то, какие цели он демонстрирует – разные вещи.

«Бабло и понты» – стратегическое стремление путинской элиты

Стремится он к неограниченной и вечной личной власти. Чтобы его оставили в покое и позволили ему безнаказанно делать все, что заблагорассудится со своей страной и электоратом. Для этого ему нужна вертикально организованная авторитарная империя и «народ», не задающий лишних вопросов. Об этом свидетельствует динамика концентрации капиталов путинской элитой по сравнению с развитием человеческого капитала и инфраструктуры за время его правления.

При этом ему нужны мировое признание и уважение – необходимые атрибуты абсолютной власти и гарантия сохранения капиталов. То есть формально его цель – преимущественно внутренняя, хотя и требует для своей реализации определенных внешних условий. Пользуясь лексикой путинской дипломатии последнего времени, ее можно определить как «бабло и понты».

Внешняя агрессия является логическим шагом на пути построения авторитаризма в условиях растущего системного социально-экономического и управленческого продолжающегося кризиса в России с 2011-2012 годов. Когда он не смог реализовать свои стратегические устремления «простым» путем – аннексией Крыма и быстрым расчленением Украины при молчаливом согласии мировых лидеров, он обратился к другим методам воздействия. «Другие методы» являются традиционными для преступников и спецслужб – запугивание, шантаж, тайные операции, ложь.

Сегодня он, а вместе с ним российские элиты и общество, является отражением телепропаганды, стремительно меняющей риторику от борьбы с «фашизмом» и «защиты русских» к войне с глобальным доминированием США. Это свидетельствует о двух вещах: во-первых, об отсутствии долгосрочной стратегии, а во-вторых, о понимании, что в этой борьбе российский режим является обреченным в случае обострения конфликта.

Язык шантажа: передел Европы или большая война

Целью является раскол антироссийской коалиции, сформировавшейся в течение последнего года, в первую очередь, раскол единства ЕС и США. Предложить что-то Путин не может – в экономической и социальной сфере России нечем привлечь более или менее развитые страны. Природные ресурсы больше не являются критическим фактором воздействия. Остается шантаж и запугивание.

Война в Украине является только «примером» для европейских стран – нас пытают, чтобы запугать Европу и заставить ее пойти на условия агрессора

Сегодня Путин пытается предложить европейским лидерам выбор между войной и отказом от части территорий: не только Украины, но всего «Восточного блока» – бывшего СССР и Варшавского договора. В таком случае война в Украине является только «примером» для европейских стран – нас пытают, чтобы запугать Европу и заставить ее пойти на условия агрессора.

Достаточно ли усилий прилагает Кремль, чтобы заставить, например, Германию снова разделиться? А именно этого – возвращения под контроль России бывшей ГДР – требуют сейчас российские политики.

Предложение является провальным: оно рассчитано на «слабость» западных лидеров, коррумпированность элит, неспособность к адекватному ответу обнаглевшему поддонку. Но в данном случае Путин имеет дело не с лидерами и замкнутыми элитами, а с развитым гражданским обществом с выстроенной системой гражданских институтов, развитыми государствами, где «лидеры» являются лишь наемными работниками. Именно это российские сторонники тоталитаризма ошибочно считают проявлениями «слабости», но, в то же время, это определяет устойчивость этих государств и обществ. Такими дешевыми трюками, как шантаж и угрозы, их не возьмешь.

Во-вторых, состояние безопасности европейских стран несравненно выше российского. Оно определяется торгово-экономической, военно-политической и социальной стабильностью. Военная безопасность является лишь составной частью общей безопасности. Но и в этой компоненте преимущество европейских стран является несомненным и тотальным.

Даже уровень боеспособности определяет технологический уровень вооружений, уровень управления войсками, профессиональный и социальный уровень личного состава. А вовсе не количественные военно-технические показатели, к сравнению которых мы привыкли: количество отдельных типов оружия и живой силы. Поэтому в любом конфликте Россия обречена на быстрое и сокрушительное поражение.

В Москве это понимают, а потому на открытый конфликт с развитыми странами никогда не пойдут. Будут и впредь шантажировать и запугивать. В надежде, что когда-то это сработает, и они получат хотя бы часть «своего» – гарантии неприкосновенности капиталов и статусов – «бабло и понты».

Чего Путин хочет в Украине

Если брать «программу минимум», то, во-первых, сделать очаг постоянной нестабильности на границе ЕС, чтобы дестабилизировать эту структуру. Во-вторых, сделать очаг конфликта на своей границе – традиционная советская практика. В-третьих, уничтожить экономический потенциал и социальный капитал Украины, чтобы максимально усложнить ее интеграцию в мировые структуры.

«Программа максимум» включает полное уничтожение Украины. Еще в начале прошлого года эта программа была вполне актуальна – достаточно внимательно почитать откровенные тексты идеологов путинского режима – своих планов они не скрывали: расчленение Украины на управляемые извне протектораты, этноцид и массовый террор. Эти планы рухнули благодаря не государству, а народу Украины. Но и сейчас уничтожение Украины как самостоятельного субъекта международной политики является навязчивой идеей Москвы.

В этих условиях также существует угроза масштабного конфликта. Сегодня вероятность его вспышки определяется не военно-политическими или социально-экономическими факторами, а скорее социально-психологическими факторами. Но, даже начавшись, эта война не будет длительной, и кончится уничтожением России.

Именно страх руководит сейчас российскими элитами, заставляет делать ошибочные шаги, наращивая краткосрочные угрозы

Думаю, и сам Путин, и большинство его советников и идеологов это понимают. В частности, заявления генерала Л. Ивашова, секретаря Совбеза Российской Федерации М. Патрушева, и Е. Примакова об этом однозначно свидетельствуют. Поэтому с наращиванием военной истерии и повышением градуса шантажа, господствующей эмоцией там становится страх. Именно страх руководит сейчас российскими элитами, заставляет делать ошибочные шаги, наращивая краткосрочные угрозы.

Он хочет ослабить убийственное давление санкций, но выбирает для этого самый худший путь – шантаж и запугивание, что укрепляет западную антироссийскую коалицию и усиливает давление. Он хочет заблокировать интеграцию Украины в европейские экономические и оборонные структуры, но только консолидирует украинское общество, ЕС и НАТО. Он хочет создать зону контролируемый замороженный конфликт для постоянного давления на Киев, а взамен получает поток «ветеранов Новороссии» – вооруженных злых нигилистов, отчаявшихся, готовых к бунту и преступлениям, и таким образом расшатывает собственное государство.

Политика Путина – это путь к краху его режима

То есть политика Путина – это путь к краху его режима. В преимущественно демократическом и либеральном мире кулуарная политика, основанная на шантаже и угрозах, не является действенным рычагом. В мире «стеклянных домов» шантажист обречен на поражение. Под давлением международных санкций, в условиях укрепления антироссийской коалиции, шансов ни на развитие, ни на сохранение пресловутой «стабильности» уже нет. В лучшем случае российское государство ждет медленная стагнация, в худшем – разрушительный коллапс.

Что делать нам? Только в рамках стабильной сильной коалиции мы можем победить: критически ограничить ресурсы агрессора и остановить его. Это тяжелый, в первую очередь, политический процесс. Мы должны привлекать больше сторон для переговоров, придерживаться прозрачности при выработке и принятии решений, держать свое слово и требовать того же от всех сторон, удерживать военное, политическое и экономическое давление и не поддаваться пропагандистским атакам.

Юрий Костюченко, эксперт по вопросам безопасности, ведущий научный сотрудник Научного центра аэрокосмических исследований НАН Украины

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG