Доступность ссылки

«Российская империя, СССР веками уничтожали наш народ. Их нет, а народ есть», – режиссер из Крыма Сеитаблаев


Киев – В аннексированном Крыму российские власти в некоторых аспектах поступают сейчас таким же образом, как в 1944 году действовал Сталин, осуществив депортацию крымских татар. Об этом заявил в эфире Радио Свобода украинский актер и режиссер, заслуженный артист Автономной республики Крым, ведущий телешоу «Храбрые сердца», постановщик фильма «Хайтарма» Ахтем Сеитаблаев. По его мнению, Кремль пытается создать крымским татарам такие условия, чтобы они оставляли свою Родину. И эту политику Владимира Путина поддерживает немало российских кинематографистов, которые ранее охотно снимались на украинском полуострове и не провозглашали тогда «Крым наш!» В то же время режиссер отметил, что за годы независимости Украины киевская власть не занималась проблемами крымских татар. А в конце интервью Ахтем Сеитаблаев подчеркнул – российская империя и СССР веками уничтожали крымскотатарский народ. Их нет, а народ есть.

– Вы прежде всего известны по фильму «Хайтарма», вот сразу начнем с этой темы. Фильм относительно недавно снятый, действительно с успехом прошел как в Украине, так и за рубежом, но так сложилось – Вы снимали до тех событий, которые произошли фактически год назад – в начале марта – в конце февраля 2014 года, Майдан и потом то, что произошло в Крыму. Получается, что Вы стали провидцем в чем-то – фактически события, которые с Вашим народом крымскотатарским совершил сталинский режим 70 лет назад, повторяются сейчас, на самом деле? Вы чувствовали, когда снимали, собственно, эту картину, что так может произойти? Или для Вас это стало неожиданностью?

Ахтем Сеитаблаев
Ахтем Сеитаблаев

– Во-первых, спасибо за вопрос, на самом деле, меня уже не раз об этом спрашивали после того, как наш фильм получился. Конечно, нет – ни о чем подобном я и близко не думал и не мог себе представить, что в 21 веке могут повториться в некоторых своих аспектах те события, которые происходили в 1944 году. Если бы я мог предположить, что такое в принципе возможно, может быть – хотя я человек не военный, не политик, не аналитик, не государственный деятель, – но наверное я бы занимался другими вещами, чем съемкой фильма, ведь фильм мы задумывали... собственно идея фильма появилась давно, она была в воздухе последние 50 лет, так как очень часто и очень много среди крымскотатарской общественности, интеллигенции и общественных деятелей не раз возникала идея о том, что крымские татары требуют собственного кинематографа и если это произойдет, то, наверное, будет правильно, чтобы первый фильм был как раз об одной из самых трагических страниц истории нашего народа. Собственно, съемки фильма стали возможными в 2012 году, когда нашелся крымскотатарский бизнесмен, который взял на себя все бремя материального обеспечения нашего фильма, финансовое обеспечение. Поэтому, в первую очередь, мы задумали этот фильм как дань памяти нашим старикам, которые смогли выжить в те трагические времена для нашего народа, дали жизнь, в свою очередь, нашим родителям, и сделали все...

– Вам тоже. И Вы же родились 1972 не на своей Родине?

– Нет-нет, я родился...

– В Узбекистане?

– Да, в Узбекистане, мои родители...

– Вы смогли вернуться, я так понимаю, только в конце восьмидесятых?

– В 89-году, если быть абсолютно точным.

– Потому что советская власть, как мы помним, кто, может, подзабыл историю – против многих народов Сталин совершил это преступление. Но крымские татары фактически последние, уже во время «перестройки», имели возможность вернуться в свои дома.

Что это была за страна, в которой мы все жили, которая, собственно говоря, ненавидела то, на чем она основана – народ?

– Да, это абсолютно верно. Если мне не изменяет память, за время существования СССР было депортировано 49 народов. 41 – частично и 8 – тотально, в том числе и крымские татары. Поэтому, когда мы занимались собственно подбором материала, его аналитикой, работой в архивах с историками, исследуя все эти материалы я не раз задавал себе вопрос: что же это было за государство, с какой системой координат государства и человековедения, что для того, чтобы был возможен сам факт существования этого государства, нужно было уничтожать собственный народ во всех его национальных проявлениях. Ведь депортации и уничтожения касались не только крымских татар, но и русских и западных украинцев, чеченцев, балкарцев, поволжских немцев и дальневосточных корейцев. Поэтому я всегда спрашивал себя – что это была за страна, в которой мы все жили, которая, собственно говоря, ненавидела то, на чем она основана – народ? Поэтому фильм задумали, прежде всего, как определенный культурологический акт памяти для стариков, в честь наших стариков выживших и давших нам возможность вернуться на Родину, но прежде всего мы задумали его как некую памятку для детей, для нового поколения, потому что наши дети разных национальностей ходят в одни и те же детские сады, школы, высшие учебные заведения, и Крым не является исключением. Крым, как Вы знаете, изначально был многонациональным, многоконфессиональным, и люди не имели другой возможности просто жить, кроме как договариваться. Есть много примеров. И как крымские ханы из династии Гиреев считали своим священным долгом поддерживать православные христианские монастыри на территории Крыма, и один из самых ярких примеров – это Свято-Успенский монастырь, на территории Бахчисарайского заповедника, когда практически все ханы рода Гиреев в какие-то памятные даты или в святые праздники для христиан приходили вместе со свитой и ставили пудовые свечи, тем самым выражая свое отношение государственного деятеля к тому, что на территории его государства живут не только мусульмане, но и другие дети его страны и отвечая на вопрос: «Зачем они это делают?», как правило, получали один и тот же ответ: «Это люди, которые живут в моем ханстве, это люди, которые верят в единого Бога, а следовательно – они мои дети».

– Вот Вы приводите исторические факты, но мы же видим, какой сейчас один из основных лозунгов в России: «Крым наш!», исторически и сейчас, наконец-то, дождались. При этом – да, это уже смешно выглядит. И российские социологи не решаются ставить такой вопрос, репрезентативные исследования проводить, но – я не буду говорить большинство, однако значительная часть россиян как, собственно, в России, так и те, кто сейчас живет уже формально – хотя никто на Западе не признает – в Крыму – части Российские Федерации, они достаточно... ну я не знаю... не буду употреблять слово «враждебно», но недоброжелательно относятся к крымским татарам. И это при том, что они, немало россиян признавали качество Вашего фильма, очень хорошо о нем отзывались, когда была премьера «Хайтармы», и вот все это рядом... Не какой-то «плебс», а в том числе и деятели искусства – кинематографисты, Ваши коллеги. Вот я не знаю – как это может уживаться? У меня, например, нет на это ответа. А у Вас? Вот смотрите – тот же Никита Сергеевич Михалков. Ясно, он открыто не комментирует эту тему, он не призывает к каким-то депортациям, но он, Говорухин, все эти... их множество! это же не единичные случаи! Они, эти кинематографисты и не только, полностью поддерживают Путина во всех его действиях. Априори. И фактически, как говорят русские, «косвенно», они поддерживают эту политику, которая сейчас проводится против крымских татар...

– Для меня это большая боль, потому что некоторые актеры, так называемые «подписанты» этого письма с поддержкой политики, проводимой Кремлем, и Путина – я их знаю лично. Некоторые из них снимались в некоторых моих фильмах. Для меня это, конечно... Во время съемок фильма возникает на короткое время такая своеобразная семья, когда мы общаемся где-то на разные темы, кроме съемочного процесса. И мне казалось, что у нас установились очень прозрачные, адекватные отношения... Несколько фильмов я своих снимал в основном в Крыму, и вот когда они приезжали в Крым, мне нравилось рассказывать о том, где мы снимаем, в каком конкретном месте, какая история с этим связана. И мне казалось, мы нашли все точки соприкосновения...

– Не звучала тогда фраза: «Наш Крым» и так далее?

– Конечно, нет. А потом... кого-то из них, наверное, купили. Кто-то, наверное, испугался. Я Вам приведу пример из собственного опыта. Когда мы ездили получать «Нику»...

– ...Русская известная кинопремия...

«Ты знаешь, я вот мозгом понимаю, что происходит что-то неправильное...»

– ...Да, такой своеобразный российский «Оскар». 30 марта и 1 апреля прошлого года. Мы как раз встречались с одним знакомым, с которым дружим уже не один год, они люди с телевизионного мира, и вот как раз когда мы обсуждали и говорили о том, чей Крым, и когда приводишь факты, проводишь исторический анализ и говоришь, что, в принципе, Крым, благодаря аннексии, если суммировать все время, начиная с первой аннексии Екатерины Второй и заканчивая собственно современным периодом в 20 веке, получается примерно 80 лет. Ну во-первых, это даже сравнивать нельзя ни с Крымским ханством – 4 века, как известно, ни с древними греками и тому подобное. И говорить о том, что Крым – российский, мягко говоря, невежественно. Но нам сказал человек, который работал на телевидении не одно десятилетие? Он сказал о том, что... «Ты знаешь, я вот мозгом понимаю, что происходит что-то неправильное...»

– На российском телевидении работает человек?

«...А на душе приятно мне, что Крым – наш»

– Да. «...А на душе приятно мне, что Крым – наш». Но через полгода, когда вырос курс доллара в России, а у многих россиян, особенно в Москве, как, впрочем, когда-то и у нас, кредиты в долларах, и когда это стало конкретно бить по собственному карману, вдруг в разговоре, буквально парту недель назад, он сказал: «Слушай, мне не хватает моей зарплаты, которой до того хватало и заплатить проценты по кредиту, и тело кредита, и, собственно говоря, жить – мне не хватает даже покрыть свой кредит, потому что он стал в несколько раз больше». Вы же понимаете, что я ответил? «Вы платите, собственно говоря, за Крым».

– Понимаете, просто, что интересно – вот мы с Вами одного почти поколения, на два года я Вас старше, я прекрасно помню советский кинематограф, что было в Советском Союзе из немногих ценных вещей. Хорошо, «В области балета мы впереди планеты всей, хоккей»... Если серьезно, на самом деле кинематограф очень высокого уровня был. Ну и конечно, на один шедевр приходилось сто халтур соцреалистических, но...

– ...Но так во всем мире.

– ...Во всем мире так, и в Голливуде, и сейчас в российском современном кинематографе, где по количеству они уже догнали, я так понимаю, советское кино, но по качеству, мягко говоря, если не брать во внимание Звягинцева, еще нескольких , пары-тройки режиссеров, это и близко не стоит к советскому кинематографу. И советский кинематограф, кроме игры, сюжетов и т.д. был, прежде всего, не спецэффектами классный, а действительно гуманистическое начало в нем было. И дело ведь не в том, кому Крым принадлежал несколько столетий – ханству, Екатерине Второй, и вообще. Мне так кажется, может, я ошибаюсь, – разве это имеет значение? Должны же быть в центре внимания какие-то отношения между людьми, так в хорошем смысле «космополитизм»? Куда все делось в России, не могу понять через двадцать пять лет после свержения «совка»...

– Я согласен знаете с чем? Я согласен с тем, что... я не помню фамилию этого человека, кажется, он был одним из тех, кто с Виктором Шендеровичем делал культ личности, по образованию он сам врач-психиатр ...

– ...Художник Андрей Бильжо – карикатурист?

А чем гордиться за последние десятилетия в России? Чем? Вот в государственном масштабе – чем? Они слетали... куда? На месяц? У них с дорогами все в порядке, у них бизнес процветает? Вот и все.

– Точно. Так вот, он сказал... Я абсолютно согласен с его тезисом о том, что: «А чем гордиться за последние десятилетия в России? Чем?». Вот в государственном масштабе – чем? Они слетали... куда? На месяц? У них с дорогами все в порядке, у них бизнес процветает? Вот и все.

– «Газ – батюшка, нефть – матушка»...

– Поэтому Маккейн правильно сказал, что это – бензоколонка, которая представила себя каким хедлайнером мысли.

– Понимаете, я почему вспоминаю советские времена – я их прекрасно помню в том смысле, что при всех моментах (была более жесткая, конечно, цензура, жестче был диктат, чем сейчас в России), но люди... не было сего безумия. Ведь дело не только в том, мне кажется, что зомбирует телевидение.

– А Афганистан? А Чехословакия?

– Да. Но – Афганистан – все знали, что это позорная война.

– А Чехословакия?

– Конечно. Все, просто не могли говорить...

– Кто – «все»?

– Многие?

– Ну, давайте тогда проанализируем.

– А почему сейчас такое в России? Вы же общаетесь с россиянами. Я вот не могу дать на это ответ. И это делают художники, образованные люди, которые снимали гуманистические фильмы!

– Но и в те времена достаточно много деятелей культуры поддерживали ввод войск в Чехословакию, и в Афганистан...

– Это было более добровольно-принудительно, мне кажется, нет? А сейчас – искренне, по зову сердца поддерживают. Карен Шахназаров, почитать, как Вы не относитесь к уровню этого режиссера? Станислав Говорухин... перечислять их можно бесконечно. Труднее найти в России людей, которые бы адекватно сейчас оценивали ситуацию.

– Один из моих друзей сказал, что им сделали укол в голову с помощью телевизора. Я приведу пример моего отца, который живет в Крыму, как и многие мои родственники. Он был здесь, приезжал несколько месяцев назад в Киев, когда он приехал, и мы с ним начали разговаривать, я вдруг понял, что политическая тема, вот о том, что случилось... мой отец, так, для справки, отсидел полгода в одиночной камере, тогда за участие в национальном движении за несогласие с той политикой, которую проводило советское правительство в отношении крымских татар в частности. Он практически всю свою жизнь посвятил национально-освободительному движению. И вот приезжает этот умудренный жизнью человек, якобы все знает о том, что такое государственная советская политика от Кремля, не мне Вам об этом говорить, она в такой гротескной форме пытается повторить ту политику, которую проводил СССР. Так вот, он приехал и в первые дни у нас с ним были довольно напряженные разговоры по поводу того, что происходит. А это человек, который, как мне казалось, привит на всю жизнь против таких вещей. Он смотрит телевизор. Он смотрит телевизор, и он на полном серьезе у меня спрашивает, зачем украинцы убивают украинцев, зачем так происходит? Прошла, кажется, неделя, у меня, слава Богу, нет российских телеканалов, я ему, конечно, понемногу включал и показывал интернет, газеты, в интернете показывал ему какие-то вещи из российских СМИ, и мы с ним так сидели в течение нескольких вечеров, анализировали одну и ту же информацию. За неделю он сказал мне, что страшные вещи происходят.

– На себе почувствовал.

Вы и сами прекрасно знаете, что Крым – это заповедник коммунизма

– Да. Что у него есть возможность проанализировать ситуацию, а у многих людей, которые живут в Крыму, ее нет. Но не стоит забывать, Вы и сами прекрасно знаете, что Крым – это заповедник коммунизма. Последние 50-60 лет это почетная пенсия для работников КГБ, партийных органов, соответственно, их дети и внуки, при всем моем уважении, я не сторонник крови и не сторонник каких жестоких мер, хотя и очень радикализировались последнее время в связи со всеми этими событиями, иногда под наплывом эмоций говорю, что да, нужно просто «чемодан-вокзал-Россия» для тех, но если попытаться рассуждать с холодной головой, мы поймем, что, в принципе, никто не занимался ни Крымом, ни Донбассом, никто ничем не занимался, кроме...

– Вот. Крым был украинским почти четверть века, тот же фильм «Хайтарма» – удалось снять только в 2012 году. И если бы не нашелся Ваш собрат, то и не было бы...

Я несколько раз обращался тогда в Госкино Украины, на что мне ответили: «Один фильм о крымских татар уже есть, зачем вам еще один?»

– Если говорить абсолютно на чистоту, я несколько раз обращался тогда в Госкино Украины, на что мне ответили: «Один фильм о крымских татар уже есть, зачем вам еще один?». Поэтому давайте будем откровенными – украинское правительство в лице власти никак не занималось крымскими татарами, и, тем более, культурой. Мы никому были не нужны, на нас смотрели как на потенциальную пятую колонну, как на какой-то потенциально опасный народ, который постоянно чего требует, непонятно, почему. Наряду с этим, конечно, нужно отдать должное – именно поэтому крымские татары, по крайней мере, большая часть, живут в той системе координат, чувствуя себя гражданами Украины. Потому что Украина – это единственное государство, которое пошло навстречу и хотя бы минимально сделало все для того, чтобы крымские татары получили возможность вернуться на свою Родину. Если говорить, так сказать, по гамбургскому счету, никто ничем не занимался и не давал никакой возможности. И Вы правы – пока не нашелся крымский татарин, который полностью взял на себя финансирование этого фильма, фильм бы не появился. Более того, когда мы создали фильм и обратились затем ко всем крупным дистрибьюторским и прокатным фирмам Украины, не хочу называть имена, но если нужно – назову, мы получили тотальный отказ.

– Я так понимаю, можете меня поправить, в России активно можно было продвинуть Ваш фильм, чем в Украине?

– Нет, это не совсем так. В России было пять закрытых показов, потому что на фоне того скандала, который произошел 17 мая 2013 года, в день премьеры «Хайтармы» в Симферополе, бывший генеральный консул Российской Федерации в Крыму Вадим Андреев не пустил девять ветеранов, которые специально прилетели по приглашению, некоторые из которых были соратниками Амет-Хана Султана во время войны, его боевыми товарищами, другие были его учениками, кто вместе с ним служил в Жуковском...

– Главного героя фильма – напомню, кто до сих пор не смотрел это кино.

Генеральный консул России Вадим Андреев запретил девяти героям Советского Союза посетить премьеру, мотивируя это тем, что фильм «Хайтарма» искажает историю Советского Союза, показывает в неприглядном виде Красную армию...

– Да, он был дважды героем Советского Союза. Так вот, генеральный консул России Вадим Андреев вызвал за 2 часа до начала премьерного показа и таким образом запретил девяти героям Советского Союза, среди которых было четыре адмирала, два генерала и два адмирала, более того, один из них – бывший командующий военной авиацией ВМФ России... Таким образом, консул запретил им посетить премьеру, мотивируя это тем, что фильм «Хайтарма» искажает историю Советского Союза, показывает в неприглядном виде Красную армию...

– И они ему поверили? Во время войны были под пулями – не боялись, а тут дали указание – и не приехали. Или приехали?

– Нет, они, во-первых, уже были в Симферополе, они уже на тот момент прилетели, они посетили несколько мероприятий, связанных с премьерой собственно фильма и предстоящим Днем скорби 18 мая. А вот буквально за 2 часа до начала фильма их вызвали и запретили идти. Я не знаю, что им сказали. Теперь вот знаю и анализирую ситуацию, которая происходит в России, я ни на секунду бы не удивился, если бы мог предположить, что им, возможно, угрожали напрямую.

– Конечно, никто не имеет права их осуждать...

– Часть из них все-таки пришла. Так вот, собственно говоря, когда Андреев сказал о том, что его мнение – это мнение его как дипломата, и это мнение Российской Федерации, и нужно донести до каждого крымского татарина именно эту мысль Российской Федерации, мы, конечно, все удивились. И когда журналисты на следующий день спросили у него, видел ли он фильм, Андреев ответил: «Нет, фильма я не видел, но я уверен, что это именно так».

– Как насчет Бориса Пастернака... Ничего не меняется...

– И то, что происходит сегодня – это абсолютное подтверждение того, что это все готовилось очень давно.

– Вы ведете шоу, которое называется «Храбрые сердца», и это не просто игра – Вы и в жизни пытаетесь так действовать. Что дает Вам основания все-таки, несмотря на все, что вы сейчас рассказали, то, что мы знаем, по крайней мере, положение вещей в Крыму, для определенного оптимизма? Вот Вы сказали – «чемодан, вокзал»... Конечно, депортации... сейчас Путин повторить действия своего предшественника, Иосифа Виссарионовича, не решится. Но его политика очевидна, и правозащитники это констатируют – вытеснить крымских татар, создать им такие невыносимые условия, чтобы они оставляли свою Родину, и не было бы тогда проблем...

– Это происходит, так. Я Вам скажу так: в течение трехсот лет Российская империя делала все для того, чтобы уничтожить наш народ. Российской империи нет – наш народ есть. В течение семидесяти лет Советский Союз делал все для того, чтобы нас не было даже в перечне народов, живших на территории Советского Союза, чтобы уничтожить наш народ. Советского Союза нет – наш народ есть. И Путина не будет, а мы будем, что бы там ни происходило. В заключение я хочу просто напомнить Вам библейскую историю, которую Вы знаете лучше меня. 2015 лет назад, не так много, наверное, было людей верующих, что в Страстную пятницу верили, что в воскресенье он воскреснет. Но, наверное, во многом благодаря тем немногим людям, которые верили в это, в воскресенье он воскрес. У меня есть вера. У меня есть вера в мой народ, в украинцев, в то, что Всевышний есть. И все будет хорошо. К сожалению, с кровью. К сожалению, это так. Но очевидно так предпочитает Всевышний, чтобы мы прошли этот путь и научились ценить друг друга, научились слушать друг друга, прислушиваться друг к другу и отделять зерна от плевел.

– Вы, конечно, имеете связь со своими родными, знакомыми в Крыму, что они вам рассказывают?

Они оставляют своих детей и внуков без возможности учиться за рубежом, получать загранпаспорта и ездить смотреть на мир

– Ничего хорошего они не рассказывают, насколько я понимаю ситуацию, в более выгодном (если можно так сказать) положении находятся пенсионеры. До Нового года бюджетники – учителя, врачи, насколько я могу судить, потому что у меня знакомые есть и родственники, в том числе среди них есть врачи и учителя. Они с удивлением и радостью для себя заметили, что зарплата существенно увеличилась, буквально до Нового года и после эта зарплата существенно уменьшилась – денег нет, чтобы платить им. Те, кто с самого начала понимал и мог проанализировать ситуацию, и понимал, что ни к чему хорошему это не приведет, они лишний раз в этом убедились. А те, кто кричал, бегая в купальниках по пляжу, с российскими флагами, мечтающие умереть в России, они с катастрофической скоростью к своей мечте приближаются. Пусть простят меня эти взрослые люди, но я совсем не воспринимаю ту ситуацию, когда люди, имеющие жизненный опыт, прожившие большую часть жизни, которые должны как минимум желать хорошего будущего себе, своим детям и внукам, забив голову мифическими обещаниями колбасы по 2,20 золотыми дождями, которые должны на них упасть, не понимаю почему (только потому, что они живут в Крыму?). При этом, совершенно не анализируя, что они оставляют своих детей и внуков без возможности учиться за рубежом, получать загранпаспорта и ездить смотреть на мир. Их дипломы не будут признаны нигде, и в том числе, по-моему, и в России. Я не понимаю таких взрослых людей. То есть вы прожили жизнь для чего? Чтобы не дать жить своим внукам? Только потому, что вот 40 лет назад вы были молоды, красивы, успешны, колбаса там была 2.20. Именно поэтому? Если память мне не изменяет, мы всегда приходим к тому, что человек очень часто стоял перед выбором – свобода или хрен с редькой. Как только он менял свободу на хрен с редькой, он лишался и того, и другого.

– Вы все-таки художник. Есть планы снимать следующий фильм, или сейчас не до кино?

– Ну как же не до кино? Не мне вам говорить, но вы прекрасно, наверное, знаете сами это выражение Уинстона Черчилля, когда его спросили, для чего мы тратим так много денег на культуру во время войны, он сказал: «За что мы воюем?» Я мечтаю, и более того, мы делаем конкретные шаги в этом направлении, приступить летом к съемкам фильма о киборгах. Я имел счастье и возможность познакомиться с некоторыми из них на передаче «Храбрые сердца», и то, что меня потрясло, (и не только меня но и всех нас) – фантастический по своей человеческой энергии героизм. Не только воинов, а вообще украинцев, потому что мы все украинцы. И волонтерские подвиги, и материнские, добровольческие и собственно военные и медицинские. И когда ты встречаешься с этими людьми, слышишь их настоящие истории, ты понимаешь, и очень хочешь, чтобы эти люди стали архитекторами новой страны, потому что они прекрасно знают цену крови, знают, что такое патриотизм, знают – в какой стране они хотят жить. И они знают, что для этого делать. Если Всевышним данный инструмент через творчество рассказывать об этих людях, этим людям и нам всем, и даже всему миру, я считаю преступлением не делать этого.

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG