Доступность ссылки

Андрей Кириллов: Крым поаннексировали, а людей забыли


Рубрика «Мнение»

После аннексии Крыма его жители разделились на тех, кто стал ожидать стремительного его освобождения (условные «украинцы»), стремительного расцвета («русские») или просто какой-нибудь определенности (все остальные). Не произошло ничего.

Освобождение Крыма отложено на неопределенный срок и даже о таковых намерениях слышно нечасто – и это естественно во время войны, причем такой, когда приходится не атаковать, а оборонятся. И политики, и все более мощное гражданское общество, наверное, интуитивно берегут силы и не тратят их на стратегии и практики возвращения полуострова. Сейчас нет критической необходимости тратить на него силы, а вот на армию и фронт – конечно. И потому крымская тема занимает небольшое место в общественном сознании – чаще всего она всплывает, когда появляется повод позлорадствовать над многочисленными крымскими проблемами.

Но лучше ли от этого тем крымчанам, кто надеется и ждет – пусть не мгновенного возвращения к ним украинского государства, но хотя бы ясных и внятных заявлений по этому поводу? Они оправданно чувствуют себя забытыми. Но стоит ли ждать от правительства месседжей, пусть даже систематических и волевых, по тем вопросам, решить которые оно не может или решение которых будет сопровождаться сейчас непреодолимыми трудностями? Возвращение Крыма Украиной а) будет возможно после прекращения войны, и б) будет требовать усилий всей страны.

Но и у простодушных фанатов Путина причин для радости мало. Некоторое увеличение доходов пенсионеров и бюджетников минимизировано растущими ценами даже на товары первой необходимости и лекарства, ни о каких серьезных инвестициях речи нет и быть не может, уровень безработицы, явной и скрытой, растет стремительно. Основа городской экономики – мелкий бизнес и торговля – в депрессии в связи с проблемами поставок (они прямо связаны с Украиной) и со снижением покупательской способности населения. Туристы не приедут. Мост с Таманью не построят. Новые чиновники, приехавшие из России, вытирают ноги о граждан.

Россия попыталась всем народом обустроить под себя Крым, но быстро потеряла к этому интерес. Сейчас на Крым все чаще смотрят как на причину внутренних российских экономических проблем, а на крымчан – как на подозрительных и слишком уж хитрых приспособленцев

Дело в том, что присоединение к России обещало этим людям превратить Крым в «город-сад», но не через 4 года, а скоро, очень быстро. Похоже, они, такие крымчане, подсознательно имели в виду возвращение к положению Крымской области, снабжение которой было не хуже московского и жить в которой было престижно для населения всей огромной советской страны. Ничего подобного не произошло. Россия попыталась всем народом обустроить под себя Крым, но быстро потеряла к этому интерес. Сейчас на Крым все чаще смотрят как на причину внутренних российских экономических проблем (что верно), а на крымчан – как на подозрительных и слишком уж хитрых приспособленцев, что хотя бы отчасти, но справедливо.

В итоге их тоже забыли – и Путин, и простые россияне. Не хотят строить в Крыму Сингапур. И потому крымчане массово стали писать Путину письма с жалобами – они не могут поверить,что они ему не нужны,что он не станет тратить сокращающиеся ресурсы на своих новых подданных.

Как чеховский Фирс, они могут лишь в одиночестве бормотать: «Меня забыли, человека забыли». Но их никто не слышит и не слушает.

Крымчане с трудом, но привыкают к положению, что их крымские особенности, возможность сплотиться в какую-то силу с какими-то требованиями сейчас будут игнорироваться полностью – не такова Москва, чтобы считаться с вялым недовольством, и не таково крымское УФСБ, чтобы лишить себя удовольствия ловить зачинщиков подобного. Раньше своей фрондой столице крымчане гордились, а крымские политиканы ею торговали. Никакие мнения крымчан, будь то «за» жизнь в России или «против» этого, в учет приниматься не будет – слишком уж грозные мировые силы вовлечены в разрешение крымского вопроса. 2,5 миллиона бедных, нежизнеспособных, склонных, как считается, к предательству и глубоко провинциальных крымчан, к тому же разобщенных и морально надломленных – мелочь, когда вокруг проблемы принадлежности их полуострова вот-вот сцепятся Запад и Россия.

Так всегда выходит: когда ты с радостью или по собственной слабости отдал собственную землю и судьбу в руки более сильного, то не стоит удивляться, что с тобой перестают считаться. Крымчане в массе своей наблюдали, как их присоединяют – теперь время получать от этого результат.

PS. Во время подготовки этого материала стало известно,что Петр Порошенко обратился к крымчанам с обращением, в котором назвал присоединение Крыма к России захватом и заявил о том,что Украина никогда с этим не согласится. Это первое подобное его заявление с того момента, как он стал президентом, даже во времена шокировавших крымчан отключений электричества и остановки поездов подобного не было. Какой смысл делать это заявление сейчас? Может быть, его западные партнеры, не забывающие упоминать о Крыме и его положении, выказали недоумение неопределенностью его позиции? Или, может быть, это своего рода пролог к более оформленной крымской политике? Однако Порошенко свою позицию высказал и сделал это вполне однозначно.

Андрей Кириллов, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG