Доступность ссылки

«Особо опасный преступник…» Муксим Османов


Муксим Османов

«Я оказался особо опасным преступником, поэтому выдворен был из Москвы с комфортом…», – К юбилею ветерана национального движения Муксима Османова

История национального движения крымскотатарского народа – это судьбы и усилия многих людей. К числу тех, чья фигура заслуживает безусловного уважения и памяти потомков, относится Муксим Османов.

Муксим Османов родился 23 февраля 1930 года в живописном уголке Крыма – селе Демирджи под Алуштой. Окончил 7 классов школы. В 1944 году, как и остальные крымские татары, был депортирован – семья оказалась в Узбекистане, в окрестностях Ферганы. Отец в 1946 году умер.

Как и многие его сверстники, чья судьба совпала с периодом жизни в спецпоселениях, Муксим рано начал трудиться. С апреля 1945 по март 1952-й он работал слесарем на местной ватной фабрике. На этом вредном производстве в результате травмы повредил себе глаза. Трудовую деятельность пришлось прекратить, так как Османов ослеп на оба глаза и получил первую группу инвалидности.

В 1953 году Муксим Османов переезжает в Фергану. Здесь он знакомится с активистами зарождающегося национального движения – Бекиром Османовым, Джеппаром Акимовым – и включается в него. Многие, кто его знал, отмечали – не имея высшего образования, Муксим-агъа обладал прекрасными знаниями и поистине феноменальной памятью. Очень скоро он завоевал авторитет в национальном движении и выдвинулся в число заметных его деятелей.

Ветеран крымскотатарского национаьного движения Муксим Османов с семьей
Ветеран крымскотатарского национаьного движения Муксим Османов с семьей

Свою будущую жену – Лейлю Алиеву – Муксим Османов встретил 1965 году в Москве, где он был в числе «инициативников» национального движения. В этом же году они поженились. Вскоре у четы Османовых родились дочь Эльмира и сын Крымдар.

В качестве народного представителя Муксим Османов неоднократно посещал столицу – вместе с соотечественниками встречался с государственными деятелями, партийными руководителями, которым передавались от имени всего народа петиции, коллективные и индивидуальные письма, заявления с многочисленными подписями крымских татар под ними. Неоднократно он посещал редакции газет «Правда» и «Известия». Благодаря своим незаурядным способностям, Муксим-агъа умел заставить себя слушать, когда говорил о восстановлении прав крымскотатарского народа. Так, 18 марта 1958 и 4 августа 1965 Османов в составе группы крымскотатарских представителей побывал на приеме у председателя Президиума Верховного Совета СССР Анастаса Микояна, которому был передан ряд документов с требованиями крымскотатарского народа. В 1966 году после выступления на митинге крымских татар в Фергане Османов был арестован на 15 суток – «за мелкое хулиганство».

21 июля 1967 вместе с соотечественниками он был на приеме в Кремле. На этом приеме глава КГБ Юрий Андропов сообщил группе крымскотатарских представителей, что готовится политический документ о реабилитации крымских татар, а вот единого мнения в вопросе возвращения их в Крым в Политбюро нет. «Реабилитация» эта оказалась лишь на бумаге – Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года так и не решил крымскотатарской проблемы.

Я очевидно оказался особо опасным преступником, поэтому выдворен из Москвы был 17 мая с комфортом самолетом. В течение трех дней вызывался в КГБ для того, чтобы уяснить, что мне запрещено въезжать в Москву
Муксим Османов

В мае 1968 активисты движения решили провести акции в Москве – с тем, чтобы потребовать у властей вернуть народ в Крым. В ответ последовали решительные действия, на что Муксим Османов отреагировал с иронией: «Я очевидно оказался особо опасным преступником, поэтому выдворен из Москвы был 17 мая с комфортом самолетом. В течение трех дней вызывался в КГБ для того, чтобы уяснить, что мне запрещено въезжать в Москву».

Дома у Османова неоднократно проводились обыски. Он много раз вызывался в прокуратуру и КГБ на допросы и профилактические беседы.

11 апреля 1970 года Муксим Османов в составе группы крымскотатарских представителей посетил приемную ЦК КПСС и приемную Верховного Совета СССР – передав документ о том, что Указ 1967 года практически не выполняется, а местные власти всячески препятствуют возвращению крымскотатарского народа к себе на родину. В результате он был задержан и вместе с другими своими соотечественниками отправлен по месту жительства.

Из информации председателя КГБ при Совете Министров УССР Виталия Федорчука в ЦК КПУ узнаем: «По полученным оперативным данным, 7-8 мая 1972 года в Маргилане Узбекской ССР состоялось т.н. республиканское совещание главарей татарских «инициативников», на котором присутствовало до 40 «представителей» от различных городов Узбекистана… На сборище обсуждался вопрос о предстоящем праздновании 50-летия со дня образования СССР и в связи с этим новые требования крымских татар по «восстановлению их национальных прав». Руководители сборища Акимов Джеппар и Османов Муксим предложили подготовить новые документы в правительственные инстанции, организовать под ними сбор подписей, а также собрать деньги для посылки «представителей в Москву».

Спецсообщение Федорчука заканчивалось так: «Органами госбезопасности республики принимаются меры по пресечению антиобщественной деятельности крымскотатарских националистов и «автономистов».

12 июля 1972 года в доме Османова опять проводится обыск, как и у большинства активистов крымскотатарского национального движения за их участие 18 мая в траурных мероприятиях по случаю годовщины депортации крымскотатарского народа. Всего по Узбекистану было проведено 17 обысков. Следователем прокуратуры Ферганы у Османова при этом обыске обнаруживается богатый «компрометирующий материал». В протоколе обыска приводится перечень найденных и изъятых у Османова бумаг, начиная с клочка бумаги с каким-то адресом и заканчивая письмом от имени крымскотатарского народа с подписями под ним, адресованным Президиуму Верховного Совета СССР в связи с 50-летием СССР, Всенародным запросом крымскотатарского народа в Политбюро.

Участник национального движения Бекир Умеров вспоминает такой эпизод.

В 1974 года в Маргилане за распространение листовок были привлечены к уголовной ответственности школьники – за то, что призывали бороться за возвращение в Крым

В 1974 года в Маргилане за распространение листовок были привлечены к уголовной ответственности школьники – за то, что призывали бороться за возвращение в Крым – Умеров Ильми, Сулейманов Эльвер и он, Бекир.

В дни, когда назначалось судебное заседание, к зданию суда стекались люди, чтобы поддержать ребят и их родителей. «На переговоры с государственными обвинителями и судьями ходил Муксим агъа Османов. Он был слепым, но отсутствие зрения с лихвой компенсировалось. Об уникальных способностях Муксим агъа ходили легенды. Незадолго до истории с листовками, отец рассказывал, как возил Муксим агъа на встречу инициативников под Кокандом. На протяжении пути, более ста километров, он не только указывал путь, но и предупреждал о ямах, подсказывал, как лучше их объехать».

22 июля 1974 года инициативники добились встречи с руководством Ферганской области по поводу нашего дела, вспоминает Бекир Умеров. К первому секретарю обкома Шамсутдинову, вошли Бекир и Ильми Умеровы, Эльвер Сулейманов и Муксим-агъа с супругой.

«Шамсутдинов долго разъяснял, как хорошо мы живем, пользуемся благами, которые предоставило государство, а вместо благодарности – клевещем на советский строй. Ответил ему Муксим-агъа, детально разложив суть национального вопроса крымских татар. Шамсутдинов сначала реагировал очень агрессивно. Перебивая, кричал: «Да как вы смеете... Что вы себе позволяете». Даже был момент, когда его помощники хотели схватить Муксим-агъа. Помощников оттолкнула Лиля-тата. Под натиском аргументов Шамсутдинов менялся на глазах. От агрессии не осталось и следа. Он стал просить: «Ну придерживайтесь, пожалуйста, каких-то рамок», а далее вообще начал оправдываться: «Ну что мы можем поделать... От нас ничего не зависит...». С трудом прервав выступление Муксим-агъа, Шамсутдинов сказал, что опаздывает на самолет и подвел итоги: «Не будем ломать жизнь детям. Пусть учатся и живут нормально. Только очень прошу решать национальный вопрос крымских татар за пределами Ферганской области, на соответствующем уровне».

В середине 1970-х – попытка поселиться в Крым для крымских татар приравнивалась к подвигу, и те, кто отваживался на это, обрекали себя на тяжелую жизнь

Серьезный шаг был предпринят Муксимом Османовым в середине 1970-х – попытка поселиться в Крым. Прописка для крымских татар в то время была практически невозможна, переезд в Крым приравнивался к подвигу и те, кто отваживался на это, обрекал себя на тяжелую жизнь.

В 1976 году с семьей он переехал в Крым, в Белогорске купил домик. И началась изнурительная борьба за право жить на родине. Османов, не желая нарушать закон, неоднократно обращался во все инстанции с просьбой дать ему и его семье разрешение на оформление дома и прописки, но ему в этом отказывали. В результате 15 августа 1976 года против Муксима Османова, инвалида 1-й группы, Белогорским РОВД Крыма было возбуждено уголовное дело по обвинению в «злостном нарушении паспортных правил».

27 сентября Османов ехать на суд отказался, заявив, что он подал жалобу на противозаконное ведение дела. Наряд милиции во главе с начальником Белогорского РОВД Бабичем доставил его в суд силой. 24 ноября народный суд Белогорского района Крыма признал его виновным и подвергнул лишению свободы сроком на 2 года. Поскольку обвиненный был инвалидом 1 группы, советский суд проявил «гуманность» и к нему была применена статья 45 УК УССР, предусматривавшая отбывание данного срока условно.

Османов на протяжении 1976-1979 годов пытается опровергнуть решение суда, обращаясь в различные инстанции разных уровней. Понятно, что такая его активность не могла остаться без внимания органов. В сообщении главы КГБ УССР Федорчука в ЦК КПУ от 8 февраля 1978 года читаем: «По оперативным данным, экстремистские элементы пытаются использовать сложившуюся обстановку для подстрекательства части крымских татар к совершению антиобщественных действий. 21 января с.г. экстремист Османов М. провел у себя на квартире сборище, в котором приняло участие около 15 человек. В беседе подстрекал их к развертыванию среди непрописанных работы «по активизации их деятельности, чаще, и в массовом порядке посещать руководителей районов и области, выдвинуть лозунг «Дайте нам работу».

24 января 1980 года начальник оперотдела Крымского УКГБ полковник Павленко проводит очередную профилактическую беседу с Муксимом Османовым. Павленко сказал ему, что, если где-нибудь будет проявляться активность крымских татар, отвечать придется ему, так как к нему «валом валит народ, а он сидит и дает советы».

Муксим-агъа Османов умер после тяжелой продолжительной в Симферополе 5 января 1997 года.Уже когда в конце 1980-х крымские татары стали массово возвращаться на родину, Муксим Османов, обивая многочисленные пороги кабинетов представителей официальной власти, принимал деятельное участие в организации Комитета по делам депортированных, был одним из тех, кто создавал крымскотатарскую газету «Достлукъ» (Дружба), участвовал в восстановлении крымскотатарского драматического театра.

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

  • Изображение 16x9

    Гульнара Бекирова

    Историк, кандидат политических наук. До 2014 года работала в Крыму на крымскотатарском телеканале ATR и преподавала в Крымском инженерно-педагогическом университете. С ноября 2014 года – автор исторической колонки «Страницы крымской истории» на Крым.Реалии. Автор и ведущая программы «Тарих седасы» («Голос истории») на телеканале ATR, член Украинского ПЕН-центра. Автор десяти книг, сценарист шести документальных фильмов, множества статей и публикаций в украинских и зарубежных СМИ. Лауреат Международной премии им. Бекир Чобан-заде, финалист книжного рейтинга «Книжка року-2017».  Заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.          

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG