Доступность ссылки

Крымские бабушки надвое не говорят


Ожидание продолжается. На полуострове ждут, что придет сильная рука и по-хозяйски решит все проблемы, но сильная рука до сих пор не справилась с очередями за российским паспортом, за ними появились очереди за СНИЛСом, а экономические показатели в разы упали. Хочется спросить: доколе? В Крыму «инициатива наказуема», и пока страх наказания не будет побежден – ожидание не самоустранится.

Когда я писала в одном из своих блогов, что «большинство просто ждет», я имела в виду именно это. Большинство в ожидании следующей сцены. И сцена обязательно будет, только крымчане всего лишь зрители. Главные постановщики-режиссеры уже давно все в Кремле решили и придумали. Через свои СМИ передали.

Большинство крымчан в этом спектакле даже не актеры. Актеры – преимущественно бабушки. Бабушки вышли на площади в марте, а за кремлевским стенами коварный план продумывался годами и продвигался на полуострове пророссийскими партиями с бабушкиным электоратом, которым украинские власти оставляли полную свободу действий.

У крымского зрителя нет выбора. Он бездействует. Он молчит. Он даже не знает, что у него есть право не согласиться

Но я сейчас не об этом. Зритель смотрит на представление XX века и невольно сам погружается в него. Он уже не может выйти, потому что единственный выход – это развитие сюжета, а в этом представлении все ностальгически идет по кругу. Зритель ждет, что вытворит режиссер, но на экране все то же советское кино. И у зрителя нет выбора. Он бездействует. Он молчит. Он не знает, что у него есть право не согласиться. В конце концов, что он вообще-то не на спектакле – вокруг него та суровая реальность, в которой он на самом деле живет уже много лет. Живет смиренно.

Но разве он может не согласиться с этой реальностью, если любого мыслящего не так, как задумал режиссер, называют лишенным ума и обвиняют в том, что он не такой, как все? Какое тяжкое преступление!

Трудно выражать свое мнение, когда вокруг все сошли с ума или просто закрылись по своим домам, дабы не выдать, что думают иначе.

Если все вокруг безынициативны, то кто будет формировать гражданское общество? В Крыму иммитация гражданского общества осталась за бабушками. Искренними бабушками, которые выходили в марте на площади за свое прошлое. Это самый страшный консерватизм – когда молодое поколение не может предложить своего, модернизированного, и прошлое продолжает разрушать настоящее.

И если завтра начнется армагедон, все застынут в ожидании: а что скажут бабушки? А крымские бабушки надвое не говорят.

Илона Болконская, крымчанка, блогер

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG