Доступность ссылки

По обе стороны Перешейка: истории крымчан с материка и полуострова


©Shutterstock

Киев – Год назад начался захват административных зданий в Крыму. С того времени более 20 тысяч крымчан покинули полуостров. В социальных сетях не утихают взаимные упреки в том, что одни из Крыма выехали, а другие – остались и идут на компромиссы с властью. Журналист Крым.Реалии поговорил с крымчанами, оказавшимися по разные стороны перешейка, и узнал, почему одни в Крыму остались, а другие Крым оставили.

Артур остался в Крыму из-за страха не найти работу и жилье на материке. «Я переживал из-за того, что у меня нет нормальной профессии, которой можно заработать себе на жизнь в незнакомом городе», – рассказывает Артур, филолог по образованию.

После «референдума» у парня надежд не было. «Черт, я помню десятки людей с проукраинских митингов, которые в жизни не ходили на всякие митинги, и тут пошли, потому что это реально была единственная надежда как-то повлиять на происходящее. Было понимание, что за нас решать проблему никто не будет, уж точно не политики из Киева. И вот уже после этих встреч я бродил по городу и время от времени мне на пути встречались мои единомышленники. Как же мы были рады друг друга видеть! Любой такой человек был мне ближе некоторых старых знакомых. Вот тогда была надежда. А после «референдума» надежды не было», – разгорячившись, говорит Артур.

После «референдума» у парня уменьшилась зарплата, а вскоре закрылась и организация, в которой он работал. «Мне не платили мой минимум в шесть тысяч рублей из-за неразберихи с перерегистрацией, поэтому работу пришлось поменять. Скажем, средняя сумма чека в кафе, в котором я обедаю со своей девушкой, составляет 600 рублей. Билетик в кино – 200. Цветы не знаю сколько стоят... А вообще работа есть», – говорит Артур.

В произошедшем он винит себя и удивляется, почему многие крымчане считают виновными кого-то извне. Артур разочарован в своих земляках. Разочарован их пассивностью. Особенно отчетливо эта пассивность проявилась на последних украинских выборах в Крыму, когда большая часть населения на них не явилась. «Я раньше как думал: да пофиг, они все равно на мою жизнь не влияют. Их дело – воровать бюджет, мое – выбраться из этой дыры. А в итоге они многих людей просто в ней закопали. Вот такая история о полезности выборов», – говорит Артур.

Но и после украинских выборов на материке у Артура не появилось никаких надежд. «Для меня было небольшим шоком прохождение Оппозиционного блока и людей, бывших уже в прошлых правительствах. Политика, газеты, телевидение, мнения экспертов и подобные вещи стали для меня пустыми. Вообще, вся эта ситуация заставляет начать мыслить самостоятельно», – делает вывод молодой человек.

Спустя год Артур планирует все-таки выехать на материк. «Дальше год жизни в Крыму. Дни эпичнейших разочарований. И дни великих открытий, как, например, «чувак» с трезубом на футболке, гуляющий по центру Симферополя, или цветы у памятника Шевченко. Время переосмыслений всего и вся. Время воспоминаний о прошлом и страха от неизвестности и многовариантности будущего. Что будет дальше – я не знаю. Но знаю, что когда-нибудь я соберу чемоданчик и поеду в Херсон, выйду на вокзале, пройдусь по проспекту Ушакова и обратно, поеду в Одессу, Львов, попытаюсь попасть в Ужгород, потом в Киев. Оттуда, наверное, на восток. Полтава, Харьков, Запорожье. Ну, а Донецкая и Луганская область – это уже как время покажет», – вдохновенно говорит Артур.

«Люди ужасно злорадствуют»

Ясмин 21 год, после «референдума» она неоднократно порывалась уехать, но из-за семьи и близких решила остаться. «В принципе, мне не было ужасно дискомфортно, чтобы уезжать. Я живу здесь, потому что люблю своих родных и Крым, который с горами и морем, а не с депутатами и главами правительств», – говорит девушка.

В долгосрочной перспективе девушка планирует выехать. И не только из Крыма, а из стран СНГ вообще. «Почему? Я бы хотела, чтобы мои дети жили в более стабильных государствах с другими правовыми условиями», – говорит Ясмин.

Из-за невыполненных украинской властью обещаний у девушки возникает чувство брошенности. «Я о сложностях с документами, границами, паспортами и дипломами для крымчан», – объясняет она.

Кроме того, чувство брошенности появляется из-за «горячих обсуждений в социальных сетях». «Речь о постах, в которых люди говорят об очередных санкциях или ограничениях, связанных с Крымом. Люди ужасно злорадствуют, мол, поделом, так и надо крымчанам. Не понимаю, зачем нужно всех под одну гребенку, не я же выбирала текущую ситуацию. Более того, не я ее допустила», – возмущается Ясмин.

Она поддерживает тех, кто покинул полуостров. И неважно, выехали они на материк украинский или российский. «В любом случае, молодцы. Если человек видел для себя в переезде лучшие перспективы – почему нет? Отличные инициативы», – считает девушка.

«Воспитывать поколение здоровых умов»

Общественник Энвер с оккупацией не смирился до сих пор. И выезжать он не собирается. «Личная жизнь связана с полуостровом. И еще это – Родина», – поясняет парень.

После «референдума» он надеялся на незамедлительную реакцию Украины и экономические санкции. Его надежды не оправдались, но парень не опускает руки и продолжает заниматься общественной деятельностью, планирует развиваться и «воспитывать поколение здоровых умов». В нынешних условиях ему плохо удается это сделать, «но вода точит камень».

Энвера настораживает двоякая политика украинской власти. «Мы не видим изменений и политической воли. Мы не видим хороших сигналов с материка, прозрачности при создании структур по взаимодействию с переселенцами и с крымчананми, оставшимися в Крыму», – говорит Энвер.

Тем, кто выехал, он хочет сказать одно: «Пусть чаще приезжают. Хотя бы раз в два месяца. Пусть детей растят на родине и организовывают фонды помощи крымчанам. Пусть присоединяются к совместным проектам и видеоконференциям и сохраняют родной язык», – обращается Энвер к переселенцам.

«Без денег далеко не уедешь»

Света осталась на полуострове из-за родителей. «Родители настояли. Да и без денег далеко не уедешь с незаконченным образованием. Просто страшно покидать место, где родился. А что, если потом не будет пути назад?» – вопрошает Света, которая боится перемен.

После «референдума» студентке казалось, что она «просто наблюдает со стороны за событиями сериала, в котором в конце все равно восторжествует справедливость».

Девушка рассказывает, что ощущение брошенности было у нее всегда. «Власть особо не интересовалась Крымом и раньше. Сейчас «новая» власть ведет активную пропаганду своей деятельности. Что-то делается, конечно, но ощущения защищенности и уверенности в завтрашнем дне как не было, так и нет», – признается студентка.

«Мне было бы приятно, если б вы подписали, что я из Симферополя, это мой родной город»

Константин Савчук из Симферополя в начале апреля 2014-го уже был в Одессе. Рассказывает, что выехал, «потому что дышать стало тяжело». «И в прямом, и в переносном смысле. Близкие люди, родственники, те люди, с которым я общался на протяжении многих лет, начали меняться на глазах. Такое ощущение, что я их вообще не знал. И таких людей становилось все больше», – говорит Константин о настроениях в Крыму во время «референдума».

Кроме того, у него начались проблемы на работе. Константину поставили условие: либо он принимает российскую сторону и получает российское гражданство, либо переезжает и работает на материке. «Мне все-таки казалось, что это временно и лучше переждать эту ситуацию с близкими по духу людьми, все же в своей стране, в Украине, а не в оккупации, потому что я воочию видел, как это все происходило. Наше предприятие захватывали люди с оружием, когда я как раз был на работе», – рассказывает диспетчер авиаполетов Константин.

Как диспетчеру, ему предложили переехать в другой город Украины по его выбору. «Мне повезло. У нас был один работодатель как с Крымом, так и с Украиной. И он предложил всем переехать. Решились на это процентов 20. Очень многие колебались до последнего, в том числе и я. Я все думал, что это не может быть правдой, все эти «референдумы». Поэтому держался еще до апреля», – объясняет Константин.

Надеялся, что скоро это все завершится. И в итоге хотелось вернуться домой. Но время проходит, а ничего не изменяется, а наоборот, риторика политиков и «телевизоров» поменялась в другую сторону, как будто смирились уже с утратой
Константин Савчук

Выезжая, он надеялся, что рано или поздно справедливость восторжествует. «Надеялся, что скоро это все завершится. И в итоге хотелось вернуться домой. Но время проходит, а ничего не изменяется, а наоборот, риторика политиков и «телевизоров» поменялась в другую сторону, как будто смирились уже с утратой», – разочаровывается мужчина.

Когда Константин приехал во Львов, то почувствовал радушие людей, но теперь парень ощущает себя «не совсем в своей тарелке». «Некоторые люди высказывали, что вы сдали Крым, чуть ли не предали Украину. Они не понимают, что все эти «референдумы» были сделаны искусственно, а то, что крымчане выходили по своей воле на проукраинские митинги, здесь люди почему-то со счетов сбрасывают», – говорит Константин.

Тем, кто остался в Крыму, он хочет сказать: «Крепитесь. Наверное, это только начало. И для нас, и для вас», – безнадежно говорит Савчук.

«Не цунами и не землятресение... а российская оккупация»

Председатель гражданской организации «Крымская волна» Оксана Новикова в Крыму занималась бизнесом. С полуострова она выезжала «впопыхах». «Достаточно быстро приняли решение. Боялись, что закроют границу сразу после «референдума», – рассказывает Оксана.

На материке ей готовы были помочь друзья, коллеги и партнеры. По словам женщины, она ехала во Львов для того, чтобы изменить что-то в Украине, «чтобы не потерять остальную территорию и вообще иметь какое-то будущее». Она убеждена, что на полуострове никакого будущего нет. «Мне очень больно думать о том, что наш Крым погибнет. Но, к сожалению, с тех пор как я выехала, такое ощущение, что время там остановилось, и регион просто притрусило пылью. Молодежь выезжает оттуда. Львов полон молодежи, здесь постоянно какой-то «движ». Где есть молодежь – там есть будущее, где нет молодежи – там нет будущего. Исходя из этого, у Крыма будущего нет. Моему сыну 17 лет, и мы уехали учиться», – объясняет Оксана.

Женщина точно знает, что когда в Крыму будет нормальная юрисдикция и правовое поле, когда «произойдут реальные тектонические изменения и в мозгах людей, и в ситуации», она вернется. Вернется, чтобы сделать из своей малой Родины что-то действительно настоящее и качественное, то, что будет иметь будущее. «Даже застройка Крыма происходила хаотично и, скажем честно, не очень качественно. Я всегда говорила, что только какое-нибудь цунами или землятресение спасет Крым от такого позора. Ну, не цунами и не землятресение... а российская оккупация. Это даже круче, честно сказать. Они там еще больше настроят всякой пакости. Потом это все придется менять и перестраивать», – говорит Новикова.

На полуострове у Оксаны осталось много друзей, коллег и бывших партнеров, женщине хочется пожелать им стойкости. «Находясь там, ты не замечаешь многих вещей и начинаешь считать их нормой. Старайтесь все-таки выезжать», – говорит Оксана.

«Хочу только передать привет своим в Крыму»

Студент географического факультета Ленур Абибуллаев выехал через десять дней после «референдума». Выехал, потому что не хотел получать российский паспорт, без которого не смог бы продолжить обучение в Крыму на бюджете.

Во Львове Ленур возобновил обучение и нашел новых друзей. Говорит, что адаптироваться было несложно. Ощущения брошенности у студента нет. Здесь он почувствовал поддержку со стороны местного населения, студентов и преподавателей.

В Крыму же, напротив, ощущение брошенности было. «От меня отвернулись очень многие мои друзья из-за моих политических взглядов. После того, как я перевелся во Львов, у меня вообще осталось только несколько настоящих друзей, которые продолжают со мной общаться», – рассказывает Ленур.

Ему трудно предполагать, что будет дальше. «Я не могу прогнозировать, потому что у нас в стране все может измениться за два-три часа, а университет я закончу через полтора-два года», – говорит студент. Однако после оккупации Ленур планирует вернуться.

Крымчанам студенту сказать нечего. «Переубеждать кого-то я не собираюсь, это бессмысленно. Я уже понял. Хочу только передать привет своим в Крыму, вот и все. Тем, кто остался моими друзьями», – улыбается Ленур.

Крымский студент про свою адаптацию во Львове
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:53 0:00

«Они герои»

Культурный менеджер Халил Халилов продает готовые музыкальные проекты и сам создает новые. «Когда все вернется на место, я перенесу все это в Крым», – говорит он.

Халил выехал для того, чтобы сберечь и развивать культуру своего народа. Он уверен, что в Крыму у него бы этого не получилось. «Я понимаю, что в Крыму информационная и культурная блокада. Следующий мой проект – это джазовая школа, которую мы создали совместно со львовскими музыкантами, на базе которой скорее всего будет происходить и модернизация крымскотатарской музыки», – делится планами Халил.

Решение выехать он принял, когда понял, что будет давление на проукраинское население, на крымских татар, в том числе в области культуры. Мужчина был не согласен с тем, что произошло в Крыму, и отказался получать российский паспорт. А людям, которые, несмотря ни на что, продолжают оставаться в Крыму, он говорит, что они герои.

Почему Халил Халилов выехал из Крыма
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:09 0:00

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG