Доступность ссылки

Городской сквер на берегу Балаклавской бухты, март 2014...


Поделитесь тем, что видели и что знаете, пишите нам на email: krym_redaktor@rferl.org

Алена Иванова

Сразу хочу отметить, что всей душой поддерживала Майдан. После его победы чувство тревоги заглушала огромная печаль по погибшим. Поэтому я не придавала значения митингам и слухам. Все это было как-то явно искусственно. Но меня заинтересовало сообщение, что в Севастополь возвращается «Беркут». Я посмотрела съемки о его встрече на площади Нахимова. Убедилась, что это не было массовым мероприятием. Скорее постановка, тщательно смонтированная так, чтобы не было заметно, как мало людей встречает этих убийц.

И последующие потуги организовать в городе какую-то самооборону из местных были смехотворны. Если смотреть записи этого времени о визитах депутатов Госдумы или каких-то других собраниях людей, то можно ясно увидеть, как это все было на самом деле театрально и малочисленно. Я не сомневалась тогда, что все, кому нужно понять, что происходит, видели и чувствовали так же, как я. Большой недостаток таких наблюдений – мое отсутствие на месте событий. Да, я сидела дома. Однако наступил момент, когда все стало не смешно! Абсурдно, но не смешно!

Перед тем, как идти к заблокированной военной части в Балаклаве, я привела себя в порядок, как перед смертью. Вымылась, оделась в хорошее. Я появилась перед воротами погранотряда в Балаклаве, когда уже было темно. Это было совершенно дикое зрелище

Первое сообщение о блокаде военной части в Балаклаве. И я решила, что если я и это пропущу, то что я тогда вообще буду знать точно? Я отправилась туда, спрятав в белье бумажку с именем, на случай, если будут стрелять. Я привела себя в порядок, как перед смертью. Вымылась, оделась в хорошее. Я появилась перед воротами погранотряда в Балаклаве, когда уже было темно. Это было совершенно дикое зрелище.

Я живу в городе, где расположена российская военная база, но я не видела никогда раньше их с оружием и с этими броневиками, на которых сверху сидели пулеметчики. В окнах КПП украинской части были видны стопки книг и бумаг. Думаю, это на случай стрельбы.

К воротам нельзя было подойти. Вся улица от площади чуть выше до ворот была заставлена разной военной техникой, движение транспорта по ней было закрыто. С другой стороны в этом месте находится небольшой городской сквер. А часть имеет свои причалы и расположена прямо на берегу Балаклавской бухты. За территорией части по главной дороге города начинается набережная, с магазинчиками и кафе – это одно из самых красивых мест в Крыму! Получалось, что вся эта куча вооруженных настоящим оружием людей находилась прямо в самом центре городка!

Мимо толпы по краю площади то и дело проходил городской автобус. Когда я пришла, там на площади орали в микрофон и махали российским флагом. Часть толпы присоединялась к кричалкам, но я отошла туда, где люди стояли молча. В этот момент там было ужасно холодно. Я приложила усилия, чтобы успокоиться, через некоторое время чувство холода прошло. Боюсь, что я вполне видимо дрожала все это время.

Ко мне присоединилась хорошая подруга. И мы подошли ближе к солдатам, просто вцепившись друг в друга. Меня поразил размер «человечков». В среднем каждый из них был много меньше, чем те мужчины, что стояли за нашими спинами. Вообще впереди стояли одни женщины. Крикунов уже попросили удалиться. Мы все следили за тем, как разговаривают толстые важные офицеры из части с непонятными людьми в гражданском, почему-то ходившими среди солдат свободно. Мы следили, как к одному из пузатых офицеров подошла женщина с юной девушкой, наверное жена и дочь. Они о чем-то пошептались и разошлись. Офицер вернулся, а женщина прошла мимо нас. Она была в полном порядке! У нее было вполне спокойное лицо и почему-то мне запомнилась запечатанная новая швабра в ее руках. До этого момента не было понятно, чем все закончится. Скажу честно. Мы боялись стрельбы и жертв, очень боялись! Но эта швабра... Швабра почему-то означала договоренности. Так оно и получилось в результате.

Я бы хотела написать тем, кто не сдавался в этой части до последнего: ребята, я знаю, что вы небольших чинов. Я знаю, что вы любите Украину и сейчас! Я рада, что вы остались живы

Однако я бы хотела написать тем, кто не сдавался в этой части до последнего: ребята, я знаю, что вы небольших чинов. Я знаю, что вы любите Украину и сейчас! Я рада, что вы остались живы.

Теперь у вас есть выбор, а у мертвых его не было бы! Распорядитесь своей жизнью правильно! И еще – мы слышали ваши голоса! Оцепление и люди на площади сильнее всего взволновало, что вы что-то кричали хором! Нам не было слышно, что. Мы вас слышали! И мы все, и ватники и не ватники, кто там был, все были в тот момент на вашей стороне!

Еще одна маленькая группа действующих лиц, которых лично я всегда буду считать приглашенными актерами – «самооборона». Человек 10 каких-то пыльных помятых мужичков. С наклеенной скотчем распечаткой на рукавах. Издалека это было как немецкий орел со свастикой в руках, потом оказалось – орел севастопольский, с памятника затопленным кораблям. Весь памятник на рукав не помещался, взяли только верхнюю часть. Но выглядели они как чужаки, приезжие. Их пропускало оцепление и они формально изображали праведный народный гнев.

Дальше у меня опять переживания. Так что останавливаюсь на этом.

Алена Иванова, севастопольчанка

Мнения, высказанные в рубрике «Свидетельства оккупации», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Поделитесь тем, что видели и что знаете, пишите нам на email: krym_redaktor@rferl.org

В ДРУГИХ СМИ



XS
SM
MD
LG