Доступность ссылки

«Крым – Украина!» Крымчане сопротивлялись российскому военному вторжению на полуостров


Акция протеста против оккупации в Бахчисарае, 14 марта 2014 года.

Киев – Кремль и крымские власти утверждают, что подавляющее большинство крымчан поддерживало «присоединение к России» и высадку российских войск, которые год назад десантировались на полуостров. Однако, помимо митингов в поддержку действий Москвы в разных городах Крыма проходили многочисленные акции против военного вторжения на полуостров. В Симферополе вплоть до дня «референдума» жители столицы проводили митинги в парке Шевченко. Кроме того, крымчане собирались у воинских частей, поддерживая украинских военных в разных частях республики. Корреспондент Крым.Реалии год спустя встретился с участниками антивоенного движения и выяснил, как крымчане сопротивлялись оккупации, и каких лишений им это стоило.

В период Евромайдана в Крыму не было масштабных и радикальных митингов в поддержку протестов против режима Виктора Януковича. Однако сразу после бегства экс-президента из страны ситуация на полуострове изменилась. Меджлис крымскотатарского народа 23 февраля собрал многотысячный митинг на площади возле Совета министров, участники которого потребовали распустить крымский парламент и внести изменения в Конституцию АРК, которые будут гарантировать права коренного народа Крыма.

26 февраля депутаты Верховной Рады Крыма объявили о проведении внеочередной сессии. Глава Меджлиса Рефат Чубаров в интервью для Крым.Реалии рассказал, что тогда он еще не догадывался о планах Кремля, но почувствовал, что руководители крымского парламента могут принять на сессии решения, опасные для жителей полуострова.

«Накануне мы президиумом уже приняли решение провести митинг. Когда я уже вечером пришел в Меджлис, я чувствовал, насколько ситуация является неординарной. Я срочно созвал Меджлис. Вечером 25 февраля мы подтвердили решение президиума и еще раз призвали людей прийти на митинг», – сказал Чубаров.

На призыв Меджлиса откликнулись более десяти тысяч человек. Большую часть из них составляли крымские татары, но в митинге также принимали участие русские, украинцы и представители других национальностей. В свою очередь, партия «Русское единство» также объявила о проведении митинга в этом же месте. Крымчан, которые выступают против сепаратизма, на площади оказалось больше, чем сторонников Кремля. Обстановка у Верховной Рады была очень напряженная, постоянно возникали стычки, многие получили ранения. В конце концов основное требование митингующих – отложить сессию – было выполнено.

На призыв Меджлиса откликнулись более десяти тысяч человек. Большую часть из них составляли крымские татары, но в митинге также принимали участие русские, украинцы и представители других национальностей

«Добившись своей задачи 26-го, мы разошлись по домам, удовлетворенные тем, что мы спасли себя, спасли Крым, спасли Украину. Если вы помните, в тот день все украинские и зарубежные медиа говорили о том, что попытка дестабилизации ситуации в Крыму не удалась, потому что сторонники территориальной целостности Украины дали отпор всем противникам новой Украины», – сказал Рефат Чубаров.

На данный момент Следственный комитет России возбудил уголовное дело по поводу событий 26 февраля. Под стражу взят заместитель председателя Меджлиса Ахтем Чийгоз, которого подозревают в организации беспорядков.

Щекун: поначалу было сложно собрать даже 40 человек

После того, как вооруженные люди без опознавательных знаков захватили здания Верховной Рады Крыма и Совмина и принялись патрулировать улицы, общественное движение крымчан против сепаратизма резко сбавило обороты. По словам украинского правозащитника Константина Реуцкого, который с конца февраля по конец марта провел в Крыму, многие в тот момент начали бояться выходить на улицу и открыто заявлять о своей позиции.

«После захвата административных зданий и первых нападений на активистов люди почувствовали опасность и были растеряны. В то же время были и те, кто в этот момент понял, что тупиково отсиживаться дома. В любом случае, проукраинские акции были малочисленней, чем пророссийские. Но опять же это из-за того, что искусственно создавалась атмосфера страха, и везде стояли так называемые пророссийские активисты, которые иногда были вооружены автоматическим оружием и недвусмысленно намекали, что не стоит выражать проукраинскую позицию», – сказал Реуцкий.

Как рассказал корреспонденту Крым.Реалии общественный активист Андрей Щекун, несмотря на риски, начиная со 2 февраля, симферопольцы начали собираться в парке Шевченко и демонстрировать, что далеко не все крымчане рады высадке «зеленых человечков». Проведение акций координировали участники движения Евромайдан-Крым.

Андрей Щекун о движении против оккупации Крыма
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:49 0:00

«Первая акция, которую мы организовали, была малочисленной. Собралось всего человек 40, и то их было очень сложно организовать. У нас среди самих участников Евромайдана-Крым шла дискуссия, является ли это необходимым. Но видя, что проходят только митинги в поддержку присоединения Крыма к России, мы решили начать свои акции», – рассказал Щекун.

С каждым днем на митингах против оккупации собиралось все больше людей, которые преодолевали страх и выходили на улицы

По словам активиста, с каждым днем на митингах против оккупации собиралось все больше людей, которые преодолевали страх и выходили на улицы. Наиболее массовая акция, которая, по оценкам Щекуна, собрала более тысячи человек, состоялась 8 марта. В этот день симферопольцы, выступающие против военной агрессии России, собрались в центре города – у кинотеатра «Симферополь» и прошлись маршем до воинской части, расположенной на улице Карла Маркса.

«Про нашу акцию узнала «самооборона», которая организовалась под конец ее проведения. Они гнались с битами, чтобы бить нас, но наши успели покинуть это место», – рассказал активист.

Российские боевики против крымских женщин

В этот же день, 8 марта, по словам Щекуна, по всему Крыму около 15 тысяч человек вышли на акцию «Женщины Крыма за мир». В разных городах и поселках крымчанки выходили вдоль трасс с плакатами, украинскими и крымскотатарскими флагами.

Женщины на тот момент отыгрывали огромную роль, так как они фактически противостояли вооруженным мужчинам. Это героический поступок со стороны женщин Крыма
Андрей Щекун

«Женщины на тот момент отыгрывали огромную роль, так как они фактически противостояли вооруженным мужчинам. Это героический поступок со стороны женщин Крыма, которые сделали много чего, митингуя и поддерживая украинскую армию», – считает активист.

Одна из жительниц Симферополя, которая организовывала движение «Женщины Крыма за мир», Оксана Новикова рассказала корреспонденту Крым.Реалии, что эта инициатива была разделена на два крыла: крымскотатарское и интернациональное.

«Мы ежедневно проводили акции под военными частями, вдоль дороги с плакатами. Это были абсолютно мирные мероприятия, но часто нас оттесняли и провоцировали потасовки, а милиция спокойно наблюдала за происходящим», – рассказала Новикова.

По словам крымчанки, в тот период, когда проводились протестные акции, возле ее дома постоянно дежурили представители «самообороны». 10 марта из соображений безопасности ей пришлось вывезти своих детей за пределы полуострова, а 16 марта – самой покинуть Крым.

Активно во время протестов проявили себя и представители творческой интеллигенции. Симферопольский театральный режиссер Галина Джикаева, которая до марта 2014 года была художественным руководителем арт-центра «Карман», в разговоре с корреспондентом Крым.Реалии отметила, что большинство их зрителей были против российского вторжения.

Как интеллигенция сопротивлялась аннексии Крыма
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:43 0:00

«Мы воспитывали своего думающего зрителя. Спектакли у нас были не развлекательные, а такие, которые заставляют человека критически относится к происходящему. Поэтому люди, которые были воспитаны и в театре, и на наших спектаклях, были самостоятельно мыслящими. Подавляющее большинство из них уехали после «референдума», – рассказала режиссер.

По словам Джикаевой, на одном из собраний, в котором принимал участие кинорежиссер Олег Сенцов, а также его соратники и друзья, было принято решение разбиться на группы и распределить направления работы: кто-то помогал военным, кто-то – журналистам, кто-то – занимался митингами. В помещении арт-центра «Карман» для всех желающих проводились курсы оказания первой медицинской помощи.

«Я была уверена, что Киев будет что-то предпринимать, что будут столкновения. Воевать я не могу, и единственное, чем я могу заниматься – это курсы первой медицинской помощи. Я сразу сказала, что в нашем центре ничего не будет, кроме этих курсов», – рассказала Джакаева.

После «референдума» Галина осталась в Симферополе, где продолжала руководить театральной труппой и ставить спектакли. Однако летом сотрудники ФСБ начали вызывать ее на допросы по делу Олега Сенцова и Александра Кольченко, и из соображений безопасности Джикаевой пришлось выехать на материковую часть Украины.

Аресты, похищения, убийства и пытки

По мере приближения к дате проведения «референдума» усиливались репрессии и давление в отношении активистов движения против военной агрессии России. 9 марта боевиками крымской «самообороны» были похищены лидеры движения Евромайнан-Крым Андрей Щекун и Анатолий Ковальский. Они провели 11 дней в плену, где подвергались пыткам.

По данным Крымской полевой миссии по правам человека, всего за март «самообороной» Крыма было похищено 20 человек

Были похищены не только лидеры движения против оккупации, но и его рядовые участники. Так, 11 марта бойцы «самообороны» похитили симферопольца Михаила Вдовченко, когда он, обвязавшись украинским флагом, возвращался с митинга. Михаил – молодой рабочий, который присоединился к движению только 7 марта, а до этого общественной либо политической деятельностью не занимался.

«Меня и других держали в подвалах симферопольского военкомата девять суток. Руки и глаза залепили скотчем. Украинских военных там били жестоко, но меня не так сильно. Спать не давали, за любой вопрос или слова пинали и били прикладом. Стреляли из пневматического пистолета по ногам и рукам, оказывали психологическое давление», – рассказал Вдовченко в комментарии для Крым.Реалии.

По данным Крымской полевой миссии по правам человека, всего за март «самообороной» Крыма было похищено 20 человек. Один из них – Решат Аметов был найден мертвым со следами жестокого насилия. Судьба еще одного пропавшего крымчанина – участника Автомайдана Василия Черныша по прежнему остается неизвестной. Последний раз он выходил на связь с близкими 16 марта – в день референдума.

После похищений лидеров и участников протестов, по словам Андрея Щекуна, акции протеста стали малочисленными. Активист считает, что это произошло по двум причинам: многие были запуганы похищениями людей, а активисты, которые ранее координировали и организовывали митинги, оказались в плену.

После похищений лидеров и участников протестов акции стали малочисленными, а после референдума активисты движения против оккупации окончательно переключилось на помощь украинским военным и их вывоз на материк

После того, как 16 мая прошел «референдум» о статусе Крыма, акции против российской агрессии уже не проводились, и большинство участников движения против оккупации переключилось на помощь украинским военным и их вывоз на материк.

По словам общественного активиста Максима Осадчука, который на данный момент является членом украинского добровольческого батальона «Айдар», вплоть до мая в Крыму продолжали действовать группы, которые подпольно распространяли агитацию против оккупации, но масштабы этой деятельности были незначительными.

«Было несколько автономных групп, но об их успехах говорить не приходится. Движение после «референдума» прекратилось полностью. Членами таких групп были Олег Сенцов и Александр Кольченко. В мае их арестовали. На мой взгляд, это было сделано не потому, что они представляли опасность. Это было акцией устрашения для всех крымчан, не согласных с аннексией», – сказал Осадчук корреспонденту Крым.Реалии.

По словам Андрея Щекуна, ряд крымских активистов уже после референдума создали подпольную группу под названием «Украинский народный дом». Они планировали продолжать ненасильственное сопротивление оккупации Крыма. В конце мая члены этой группы Леонид Корж, Тимур Шаймарданов и Сейран Зинединов пропали без вести, и их судьба остается неизвестной по сей день.

Значительная часть активистов, которые участвовали в протестах против военного вторжения, вынужденно переехали из Крыма на материковую Украину. Многие из них продолжают бороться с оккупацией, находясь на континенте – вдали от своей малой Родины.

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG