Доступность ссылки

Живешь в Крыму – молчи. Проукраински настроенные жители полуострова получают «черные метки»


Такие листовки о крымской правозащитнице Александре Дворецкой распространяли год назад в Крыму

Киев – Психологи считают, что принадлежность к общности – одна из базовых потребностей человека. В современном мире стало модно «дружить против». Организаторы одного из недавно созданных сайтов, где формируют списки людей, поддерживающих украинскую позицию в Крыму и на территории Донецкой области, говорят: «Мы ни в коем случае не призываем к расправе над людьми из базы данных… Мы лишь хотим, чтобы все задумались, что за свои поступки рано или поздно придется отвечать».

На просторах сети сегодня существует не один подобный сайт, в «черный список» украинцев на оккупированной территории попадают не только политически активные люди, часто подобные «санкции» со стороны активного большинства бьют по рядовым жителям, простым горожанам.

За каждой строчкой, именем и фамилией, занесенной в «черный список» стоит реальный человек со своей историей.

Формирование первого «черного списка» началось еще до оккупации Крыма, тогда в Киеве стоял Майдан, а в Крыму уже страстно не любили приверженцев украинской революции, тогда их стали называть «майдаунами», а «майданутых города Севастополя» местный форум решил объединить.

На страницах интернет-портала «неравнодушные граждане» начали формировать список украинцев, которые открыто демонстрировали свою позицию. «Город должен знать своих хероев в лицо», – так звучал основной лейтмотив списка. Здесь публиковали фото, имена, фамилии, ссылки на личные профили в социальных сетях, пытались установить место работы, домашний адрес, делились информацией о родственниках и друзьях севастопольских украинцев. Поскольку город небольшой, находились сотрудники и одноклассники, соседи и сослуживцы, которые готовы были поделиться информацией. Список с каждым днем увеличивался. Нередкими были угрозы, в основном, с желанием выгнать украинцев из города, «очистить пространство» для «русского мира».

«Помню, составила письмо к модераторам и администраторам сайта, грамотно со ссылками на украинское законодательство. Писала о нарушении закона о персональных данных и воровстве авторских фотографий. В ответ получила «совет» скорее изучать законодательство Российской Федерации. Тогда мы и не думали, что может произойти аннексия, быстро и беспощадно, тогда я была уверенна, что международное право нас защитит», – рассказывает крымчанка Алина.

Спустя какое-то время доступ к ветке на форуме был ограничен. Сейчас страница с «черным списком» продолжает существовать, но доступ туда открыт не для всех участников форума.

В основном, о том, что их имя в списке, узнавали от друзей, часто в «личку» стучались сочувствующие и те, кто искренне поддерживал украинский Севастополь. Нередко присутствие в списке могло повлиять и на бизнес

В основном, о том, что их имя в списке, узнавали от друзей, часто в «личку» стучались сочувствующие и те, кто искренне поддерживал украинский Севастополь. Нередко присутствие в списке могло повлиять и на бизнес.

«Первой реакцией были шок и слезы. Информацию обо мне и моей политической позиции опубликовали вместе с призывом бойкотировать мои услуги – я детский фотограф. После информацию стали рассылать моим друзьям, многие из приверженцев России писали, что разочарованы. Я плакала, просила админов групп удалить этот ужас. Потом как-то успокоилась, пообщавшись с ними – поняла, что разговоры бесполезны. Это было очень неприятно», – рассказывает крымчанка Инна.

Об обращении к правозащитникам не могло быть и речи: к тому времени «русский мир» почувствовал себя хозяином положения. Теперь, рассказывает Инна, грубили и угрожали представители правоохранительных органов.

«Ко мне домой приходила полиция. Такие хамы! «Где муж? Где русский паспорт?! Вы на территории Российской Федерации, подчиняйтесь!» Думаю, что обращение в органы (по поводу публикации личных данных. – Прим. ред.) только усугубило бы ситуацию. Ну, а в Украине я как-то даже не думала об этом», – теперь уже спокойно говорит Инна, находясь в Одессе.

«Пришлось скрывать свое отношение к происходящему»

Олексий так же имел «счастье» познакомиться с представителями ФСБ. Интерес со стороны органов был вызван нескрываемой политической позицией молодого человека. Сегодня он уже не в Крыму и может называть свое настоящее имя.

«Сначала явились полицаи. Приходили домой, потом к себе, на Пушкина, 10 вызвали, в отдел по борьбе с экстремизмом. Видимо, экстремизмом был флаг на балконе, который висел там с 2012 года. А ФСБ подключилась уже после того, как мы с друзьями весело гульнули в местном клубе. Кому-то не понравилась моя футболка с надписью ПТН ХЛо. Ну и решили они узнать про меня побольше, путем допроса о моих политических взглядах, планах на жизнь и отношении ко всему происходящему», – рассказывает активист.

История закончилась обыском, забрали несколько книг, лэптоп и старый телефон, позже – все вернули. Олексий говорит, что, судя по всему, о его личности наводили справки с давних лет, когда нынешние сотрудники ФСБ носили шевроны СБУ, уж очень много историй ему вспоминали при встречах российские спецслужбы.

А вот Никита «засветился», помогая украинским военным. Во время захвата штаба ВМС Украины и воинских частей на мысе Фиолент передавал бойцам еду, за что и стал «почетным» членом «черного списка», вернее не он сам, а его машина, фото и номера которой были опубликованы вместе с рассказом о желании парня помочь украинцам.

«Через пару дней утром обнаружил, что на машине спустили колеса (но всегда думал, что это дети) и все. Просто номер машины запомнить сложно. Сначала переживал немного, а потом отпустило. Но в соцсетях были удалены все посты про Украину и тому подобное», – говорит Никита.

Пришлось скрывать свое отношение к происходящему, сменить имя и фамилию в открытых ресурсах и, по-прежнему находясь на территории Крыма, не показывать свои политические взгляды

Таким образом, пришлось скрывать свое отношение к происходящему, сменить имя и фамилию в открытых ресурсах и, по-прежнему находясь на территории Крыма, не показывать свои политические взгляды.

В идеале можно создать скрин-шот страницы, где распространяют личные данные, обратиться к администрации сайта с просьбой посодействовать в ограничении распространения личной информации. После обратиться к правоохранителям с заявлением и жалобой как на конкретное лицо, которое опубликовало данные, так и на администрацию сайта, которая допускает распространение сведений, а после дело может дойти до суда.

Однако это юридическая теория, на практике «с жалобами подобного рода никто не обращался, да и в общем заметно, что люди потеряли доверие к судам», – говорит юрист организации КрымSOS в Киеве.

«Многие люди боятся обращаться в суды. Не верят в их эффективность, нет доверия к судебной системе. Даже если человек столкнулся с нарушением его прав, он 100 раз подумает, стоит ли обращаться в суд. Лишь небольшой процент обращаются с жалобами с желанием отстоять свое право», – рассказывает Виктория Савчук, юрист.

Выкладывая личные данные в социальную сеть, каждый пользователь должен быть готов к потере контроля над данными. В реальности украинцы смирились с правилом: живешь в Крыму – молчи.

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG