Доступность ссылки

Михаил Крылатов: Куда вернулся Крым?


Газета «Крымские известия», 14 марта 2015 года

Рубрика «Мнение»

Симферополь – Есть такой феномен: журналисты, сплошь плохие литераторы, часто пишут совсем не то, что хотят сказать. Например, один гениальный русский писатель говорил, что писать следует так, чтобы читатель мог зримо представить себе тот процесс, который описан в книге или в статье. И чтобы как можно реалистичней описать, как его героиня бросается в колодец, он откладывал перо, выбегал во двор, лил в колодец воду и бросал камни, прислушиваясь к каждому всплеску, запоминая каждый звук, чтобы поточнее отразить его в слове. Очевидно, стремлением писать исключительно реалистично заразилась и редакция газеты «госсовета» Крыма «Крымские известия». В № 46 5712) за субботу, 14 марта, на вопрос «куда вернулся Крым», «колонка редактора» отвечает пером (или скорее клавиатурой) Ирины Иванченко: «Назад, в материнское лоно». Постарайтесь теперь, как предлагал тот писатель, реалистично и зримо представить этот процесс возвращения Крыма. Очевидная оговорка по Фрейду, когда автор намерен соврать, но автоматически говорит правду.

Представили? Естественно, как всегда в языке, это слово имеет много значений, но прилагательное «материнское» и предлог «в» в данном заголовке говорят о том, что автор употребила его в наиболее распространенном значении. В «Евангелии от Луки» оно употребляется также в наиболее широко известном значении – «чрево, утроба, пазуха». Известное библейское выражение «лоно Авраамово» толкователи поясняют как «Теплое место во чреве матери, где рождаются и живут некоторое время дети».

Вот как определяют смысл этого слова знатоки сакрального во всем человеческом существе йоги: «Лоно – это не только место, откуда рождается ребенок, это место и структура, которая рождает нас самих. Мы все рождены из лона, но до сих пор это одно из наименее известных частей нас самих».

«Жизнь есть то материнское лоно, в котором рождаются все её проявления» – писал известный философ Сергей Булгаков.

«Её ноги, протянутые через мое живое лоно, слегка ёрзали; я гладил их» – писал Владимир Набоков в «Лолите».

В «Современном толковом словаре русского языка» Ефремовой значится: «Лоно – грудь (устар.), чрево, чресла женщины».

В словаре Ожегова: «Лоно – грудь или чрево, чресла».

В наиболее авторитетном словаре Владимира Даля: «Лоно – грудь, перси, недра, утроба, колени». Вот и выбирайте, что вам нравится: Крым вернулся в грудь? В перси? В недра? В утробу? В колени матери-России?

И наконец, чтобы меня не обвинили в предвзятости, во время одной из языковедческих дискуссий, один участник спора сказал: «Лонная кость – вообще-то находится в районе паха. Поэтому для меня как человека изучавшего анатомию, словосочетания «лоно церкви», «лоно природы», «лоно науки» и так далее звучат несколько странно. У матери-природы есть только одно материнское лоно. Все остальное – переносные значения, которые не адекватны содержанию этого слова, известного с библейских и античных времен».

Чехов: «Газетная шушера обращает газету в дом терпимости…»

Но дело тут, в общем, совсем не в значении одного этого слова. Дело в самой газете. Учрежденная при Украине газета «Крымские известия» как трибуна для всех фракций Верховной Рады Крыма, а точнее – для выражения точек зрения и мнения практически всех слоев крымского общества, сегодня газета превратилась в средство для выражения только одной русской точки зрения, в место восхваления всего русского, и в коллективного украинофобского агитатора. «Крымские известия» сегодня помимо того, что отражают только точку зрения Константинова, забыли об элементарных требованиях профессионализма и фактически разделили историю Крыма на две части: при России здесь все идеально, как в раю, а при Украине все было плохо, как в аду.

Ирина Иванченко в своей «колонке редактора» пишет о том, что возвратиться назад в лоно России было сокровенным желанием каждого крымчанина, которое она смогла прочитать даже в немом взоре некоего фермера. Автор для убедительности ссылается на русских писателей, в частности Льва Толстого о том, что в «графинечке» он увидел «дух неподражаемых русских». А также философа Николая Бердяева о том, что «русские могут вести лишь национальное существование в материнском лоне. Если бы было уничтожено русское государство и ослаблена русская промышленность, то уничтожены и ослаблены были бы и все русские. Ни один русский гражданин не может представить своего существования вне России – он может существовать лишь в ней и через нее. Только раб способен легко отречься от своей родины и предать ее».

Главный редактор «русской трибуны» забывает, что в национальном вопросе ее подстерегают две смертельные опасности

Все как бы «к месту». Но только как бы. Потому, что главный редактор «русской трибуны» забывает, что в национальном вопросе ее подстерегают две смертельные опасности. Во-первых, цитатам, где великие русские говорили о величии русских в превосходных степенях, вряд ли стоит доверять, потому что они это говорили тогда, когда нужно было подлизаться к царю, императору, к президенту, и вряд ли тогда они были искренни. При этом в анналах сочинений все тех же самых великих русских писателей ровно столько же цитат, в которых они говорят о русском народе столь оскорбительно и уничижительно, что невольно задумываешься, где они были правдивыми. В частности, у того же и Толстого и у того же Бердяева много не в меньшей степени негативных высказываний и оценок о русских, русском народе и русских правителях. Звучат они оскорбительно, поэтому не станем здесь их приводить.

Во-вторых, практически все, что они говорят о русских, это же самое касается и любого другого народа. Например, часто повторяют ходячее выражение: русский язык – душа русского народа. Да у каждого малого или великого народа его язык – это его душа в такой же степени, как и у русских.

Или еще пример. Вот берем того же выше цитированного Бердяева и изменяем его слова: «Украинцы (а в равной степени – французы, немцы, китайцы, японцы, англичане и т.д. – авт.) могут вести лишь национальное существование в материнском лоне. Если бы было уничтожено украинское государство и ослаблена украинская промышленность, то уничтожены и ослаблены были бы и все украинцы. Ни один украинский гражданин не может представить своего существования вне Украины – он может существовать лишь в ней и через нее. Только раб способен легко отречься от своей родины и предать ее». Подставьте сюда любую другую национальность – и все будет истина! Так что хотела доказать Ирина Иванченко, цитируя это шовинистическое высказывание Бердяева? Что русские – это уникальные люди с уникальными свойствами и характером? Как видим – не уникальные ни характером, ни свойствами, уникальные разве что своим шовинизмом. Ну, а тот факт, что «только раб способен легко отречься от своей родины и предать ее» относиться совсем уж не только к русским. Поэтому «герои крымской весны», как и сама Иванченко, могут не надеяться, что Крым состоит исключительно из одних рабов, которые легко предадут свою родину и признают Крым «русским», как его называет «Крымские известия».

Россия – это не русское государство, а изначально, еще со времен империи, оно было российское, то есть государство не только русских, но всех других национальностей, которых вначале империи насчитывалось 170, а теперь осталось только 110

Тем более, что к цитатам великих русских уже следовало бы научиться относиться критически. Опять возьмем те же слова того же Бердяева. Почему он пишет «русское государство»? Ведь Россия – это не русское государство, а изначально, еще со времен империи, оно было российское, то есть государство не только русских, но всех других национальностей, которых вначале империи насчитывалось 170, а теперь осталось только 110. Или там все остальные гости, а хозяева – русские? Или редактор может показать на карте только «русское государство»? Почему Николай Бердяев пишет «русская промышленность»? Разве промышленность имеет национальность? Ведь все заводы в России – это российская, а не русская промышленность. Или Иванченко может показать «русский» завод и «не русский» завод? Выходит, что Бердяев либо просто не имел понятия, что говорит, либо говорил совсем не о «русском государстве», которого нет и не было, и не о «русской промышленности», которой не было и нет.

О том, с какими ужасающими перекосами, враньем и натяжками пишут обо всех национальных вопросах «Крымские известия», можно написать еще много. Но просто незачем, ведь таким газетам еще задолго до возникновения «Крымских известий» дал определение известный писатель, которого нынешняя крымская власть называет «крымчанином», – Антон Павлович Чехов. Они резко отрицательные, при том в искренность Чехова можно верить, потому, что хвалебных слов о «газетах» он нигде не говорил, и его точка зрения была однозначной: «Кто уходит в газетную работу? Увы, это горько, но это так: отбросы интеллигенции, люди, которым больше деваться некуда... Здесь – нужен аттестат хотя бы среднего образования. Там – требуется протекция. Тут нужна исключительная деловитость, известные знания, хорошая репутация. В редакции вы, господа редактора, ничего этого не требуете. Вы проявляете положительно преступную терпимость, и потому вы повинны в том, что возле газеты развелась туча полулитературной мошкары, ядовитого овода. Печатное слово – это страшное оружие. Вы с этим оружием обращаетесь, как ребенок обращается с отравленным кинжалом. Ваши издатели в массе – это базарные шибай, барышники, заботящиеся только о доходах. Кто подешевле работает на них – тот им и мил, тот им и друг. Поэтому-то у нас и разводится такое нестерпимое количество газетной шушеры, проституирующей газетное дело, обращающей газету в дом терпимости». Как будто бы знал провидец Антон Павлович, что когда-то будет выходить такая газета «Крымские известия».

Михаил Крылатов, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG