Доступность ссылки

Рыба и политика: есть ли будущее у крымских рыболовов?


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

На протяжении прошлого года в прессе неоднократно появлялись сообщения о том, что рыболовная промышленность полуострова переживает не лучшие времена. Но на фоне прочих проблем переходного периода и тектонических геополитических сдвигов вокруг республики проблемы рыбной промышленности, мягко говоря, ушли на второй план.
А зря, ведь по данным Федеральной службы государственной статистики в прошлом году вылов рыбы в Крыму сократился на 60% (по сравнению с 2013 годом).

Конечно, 2014 год стал, возможно, самым тяжелым и переломным в новейшей истории полуострова. Но это не оправдывает того факта, что показатели добычи и продажи рыбы упали почти также стремительно, как доходы местного курортного бизнеса.

В этом контексте важно подчеркнуть, что Крым является сельскохозяйственным регионом, где не так много перспективных отраслей экономики. А ведь, учитывая ирригационные проблемы полуострова и заблокированный Северо-Крымский канал, каждая доходная строчка бюджета является дополнительным доказательством того, что республика в состоянии хотя бы частично себя прокормить.
Кроме того, невзирая на свою кажущуюся несерьёзность, рыбная тема не только отчётливо демонстрирует вектор развития отношений Крыма с Украиной и Россией, но и возвращает нас к несправедливо забытому вопросу о реальном состоянии экосистем в Азовском и Чёрном морях, которые переживают свои худшие времена за последние 100 лет.
Но экологические вопросы просто не могут оказаться на повестке дня, так как сейчас российским властям полуострова важно доказать, что они могут добыть рыбы не меньше, чем в украинские времена. По всей видимости, это именно та макиавеллиевская цель, которая оправдывает средства.

Причины падения

Основной причиной сокращения объёмов вылова рыбы в прошлом году стало закрытие украинского рынка. И ударило оно не только по автономии, но и по материковой Украине.

Так, подбивая итоги развития рыболовной отрасли страны, глава Ассоциации рыболовов Украины Александр Чистяков констатировал, что 90% рыбы на отечественных прилавках – это импорт. С Крымом Украине было намного легче, ведь именно местные рыбаки давали 2/3 всего национального улова.

В абсолютных цифрах потери более чем внушительные. К примеру, из-за того, что все суда, занимавшиеся океаническим промыслом, базировались в Севастополе, Украина лишилась 100 тысяч тонн рыбы. Кроме того, страна потенциально потеряла ещё около 54 тысяч тонн рыбы – по крайней мере, именно столько удалось выловить крымским рыбакам в 2013 году (при общем объёме вылова в Азово-Черноморском бассейне в 84 тысячи тонн).

Впрочем, полуострову тоже пришлось несладко. Украина перестала покупать местную рыбу из-за ограничительной политики в отношении автономии. Россия же просто не стала грузить себя поиском рынка для сбыта продукции крымских рыболовных предприятий, ведь в Российской Федерации, обладающей огромными водными просторами, достаточно собственных производителей рыбы.

В итоге местные рыбаки потеряли возможность сбывать традиционную для полуострова рыбу, добываемую республиканскими предприятиями (ту же хамсу, о которой на материке знают крайне мало), а борьба за внутреннего потребителя в регионе начала превращаться в смертельное противостояние.

На полуостров ринулись российские рыболовы, которые принялись просто-напросто выдавливать из бизнеса местных производителей

На полуостров ринулись российские рыболовы, которые принялись просто-напросто выдавливать из бизнеса местных производителей (численность профессиональных рыбаков в Крыму ориентировочно составляет 14 тысяч человек). Главное оружие пришельцев – низкие цены.

Например, российский рыбопромышленник Аттанов (ИП Аттанов Ю.В.) из Новороссийска (Краснодарский край) буквально завалил симферопольские рынки своей рыбой (кетой, горбушей, красной рыбой), а традиционную для крымских рыболовов хамсу стал отдавать бесплатно в качестве довеска, дабы усложнить продажи местным конкурентам.

При этом, как заявил руководитель керченского рыболовецкого предприятия «Белая Русь» Александр Горбачевский, этот же бизнесмен всячески препятствует выходу крымских производителей на российский рынок.

Доведенные до отчаяния местные рыбаки принялись искать лазейки к украинскому рынку. И, кажется, их нашли, ведь уже в этом марте на киевских базарах снова появилась керченская хамса

Скорее всего, доведенные до отчаяния местные рыбаки принялись искать лазейки к украинскому рынку. И, кажется, их нашли, ведь уже в этом марте на киевских базарах снова появилась керченская хамса. Очевидно, здесь не обошлось без коррупционных схем, ведь в Украине продажа крымской рыбы де-юре запрещена. А поскольку никаких официальных заявлений об открытии нашего рынка для рыболовов полуострова не было, мы имеем дело с предпринимательской самодеятельностью, хорошо сдобренной коррупцией на границе.

Конечно, закон есть закон, но ведь речь идёт об экономическом выживании рыболовных династий, которые, возможно, стоят лояльного отношения со стороны Киева. Ведь даже «серая» торговля с Украиной может дать рыболовной промышленности полуострова необходимую подпитку.

А при наличии инициативы со стороны местных властей здешний рынок сбыта можно выровнять административными средствами, в крайнем случае напрямую заступившись за местных производителей в их борьбе с крупными российскими игроками. Но пока ни в России, ни в самом Крыму такой политической воли не наблюдается.

Нерешённой остаётся и главная проблема, непосредственно связанная с ухудшением состояния среды обитания рыбы (Азовского и Чёрного морей). Этот вопрос напрочь игнорируется местными контролирующими инстанциями. Что не к добру, ведь основные препятствия для развития местной рыболовной сферы находятся не в политической, а в экологической плоскости.

Проблемы рыбного места

Азово-Черноморский бассейн до сих пор ассоциируется с понятием «рыбного места», хотя на самом деле это уже давно не так. И хоть следствие проблем обоих морей общее – уменьшение количества рыбы, которую можно выловить, – их причины существенно отличаются.
Основная беда Азовского моря заключается, конечно же, в плановой добыче рыбы. В середине ХХ века здесь ежегодно ловили до 120 тысяч тонн рыбы, а в 2010 году – уже только 11 тысяч тонн.

Сейчас донецкие экологи с украинской стороны Азовского моря говорят о необходимости временного прекращения вылова рыбы в водоёме. Российская же сторона транслирует гордые заявления об увеличении объёмов добычи рыбы по сравнению с 2014 годом. Естественно, сейчас из-за политического конфликта вылов рыбы никто останавливать не будет, а значит, экология продолжит страдать.

Чтобы передать всю трагичность ситуации, связанной с Азовским морем, достаточно сказать, что из более чем 40 видов промысловых рыб в достаточном для промысла количестве здесь осталось всего три бюджетных: бычок, хамса и тюлька. Все остальные – либо просто редкость, либо вообще занесены в Красную книгу.

С Чёрным морем дела обстоят ещё хуже. Мало того, что более 20 стран сливают сюда свои промышленных отходы через крупные реки, загрязняя мелководную северо-западную часть водоема, где находятся основные нерестилища рыбы, так в море уже более двадцати лет развивается практика промышленного и «административного» браконьерства.

Нелегальным промыслом занимаются и крымские рыбаки, добывающие краснокнижную рыбу (последний случай поимки браконьеров был зафиксирован в Ялте), и их турецкие коллеги

Нелегальным промыслом занимаются и крымские рыбаки, добывающие краснокнижную рыбу (последний случай поимки браконьеров был зафиксирован в Ялте), и их турецкие коллеги. Так, известны случаи, когда турецкие рыбаки вылавливали рыбу (преимущественно камбалу) у западнокрымского мыса Тарханкут целыми флотилиями (в составе 40 шхун в полной экипировке с эхолотами).

Кстати, крымские рыболовы особо не скрывают специфики местного рынка. Летом 2014 года, в разгар рыболовной безработицы и выхода из рынка многих специалистов, они открыто говорили, что в украинские времена бизнес существовал только благодаря тени.

Мол, каждый месяц платили по 2 тысяч гривен взятки рыбнадзору (на тот момент примерно 250 долларов) и ловили, что хотели, хотя основным спросом пользовалась камбала, которую прямо с берега забирали предприимчивые турки. Потом исчезли турки, исчез украинский рынок, и рыбная ловля перестала приносить деньги, достаточные для нормальной жизни в регионе.

Сейчас в плане самого отношения к морю ничего не изменилось, разве что рыбы стало меньше, а планы эксплуатации масштабнее. Опять-таки цифры совершенно неутешительны: в прошлом году в Чёрном море крымчане выловили всего 23 тысячи тонн рыбы (при среднем показателе прошлых лет в 40 тысяч тонн).

Но местным властям, кажется, нет никакого дела до этих данных. Понятно, что такая позиция, мягко говоря, контрпродуктивна, ведь история знает множество случаев, когда чиновническое самодурство и желание обеспечить производственный результат в конечном итоге оборачивалось трагедией.

Так стоит ли ждать катастрофы, если учёные, не смущаясь, кричат, что вылов рыбы необходимо приостановить, чтобы наконец-то начать серьёзно разбираться с экологическими проблемами? Ответ очевиден, но среди лиц принимающих решения его никто не хочет произнести вслух.

Андрей Самброс, крымский обозреватель Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG