Доступность ссылки

​Когда пересекаю «границу», до сих пор боюсь, что меня свяжут и увезут неизвестно куда, – крымский майдановец


Виталий Надеждин

Киев – Сейчас Крым – как СССР в 30-е годы, рассказывает 21-летний крымчанин Виталий Надеждин. Парень переехал в Киев в конце лета, с тех пор в Симферополь наведывается один или два раза в месяц – там живет его семья. После того, как Виталий вернулся с Майдана в Киеве, родные назвали его фашистом и обвинили в убийстве людей. О том, как изменилась жизнь в Крыму и почему оставаться украинцем невозможно даже в родном доме, Виталий Надеждин рассказал «Крым.Реалии».

Впервые крымчанин Виталий поехал на Майдан после убийства Сергея Нигояна. Вспоминает, тогда его сверстников из Симферополя массово отправляли на Антимайдан – 200 гривен в сутки.

«Когда на Грушевского нас поливали из водометов, и на улице был сильный мороз, я очень сильно заболел, уехал лечиться. Вернулся только 19 февраля. Пешком дошел до Майдана, метро работало. Только зашел – и начинают наступать, со сцены объявления, что кто хочет записаться в самооборону – подходите. Мы нашли себе какие-то каски и стояли на баррикадах до утра, а 20 февраля утром началось... На моих глазах убивали людей».

В тот момент в Крыму еще было украинское телевидение, и в семье Виталия конфликтов на политической почве не возникало. Когда украинские каналы выключили, ситуация изменилась кардинально.

Двери дома Виталия были обклеены антимайдановскими наклейками
Двери дома Виталия были обклеены антимайдановскими наклейками

«Пошел поток информации только из России, и началось: я фашист, бандеровец, убивал людей. До сих пор бабушка с дедушкой так говорят мне, – рассказывает парень. – Когда приехал домой с Майдана, у меня все двери были заклеены антимайдановскими наклейками. Мать мне тогда сказала: «Все будут знать, что здесь бандеровцы живут». На антимайдановских страницах в интернете я фигурировал как «предатель Крыма». Когда я езжу домой, у меня до сих пор паника. Такое впечатление, что, когда я буду проходить паспортный контроль на российской границе, то меня свяжут и увезут в неизвестном направлении».

В феврале, когда на полуострове появились так называемые «зеленые человечки», крымчане понимали, что это российские войска, но молчали. «У нас 22 года независимости очень активно шла антиукраинская пропаганда, – утверждает Виталий. А с начала Майдана, то вообще. Люди все время жили в тревоге: ждали каких-то «бендеровцев» из Киева и из Львова».

Объяснить, почему одни подверглись воздействию пропаганды, а другие – нет, парень не может.

Когда меня спрашивают мои друзья, «почему ты не за Россию?», я не могу понять, почему я должен быть за Россию. Почему они являются патриотами той страны, в которой никогда даже не были?
Виталий Надеждин

«Я в школе изучал украинский язык. У меня 1 сентября играл украинский гимн. И когда меня спрашивают мои друзья, «почему ты не за Россию?», я не могу понять, почему я должен быть за Россию. Почему они являются патриотами той страны, в которой никогда даже не были? После так называемого референдума было празднование. Когда праздновался День независимости в предыдущие годы, эти люди тоже праздновали, были концерты, тоже все радовались».

«В Крыму отдыхали только российские «ура-патриоты» и бюджетники

Курортное лето-2014 в Крыму Виталий называет провальным: «Работал с мая по июль в Симеизе и Черноморском. У нас было кафе и пансионат. В пансионате жил только персонал, отдыхающих вообще не было. В Крым приехали отдыхать разве что российские «ура-патриоты», которые обрадовались, что «Крым наш». Санатории были заполнены бюджетниками: дали билет и езжай. Тех, кто реально платил деньги, не было».

В августе в Симферополе украинцы «отмечали» День независимости – тем, что вывешивали на балконах украинские флаги и украшали автомобили сине-желтой символикой.

Сейчас Крым в составе России – это как СССР 30-х годов. Если ты скажешь не то на публику – тебя могут куда-то вывезти, а затем найдут мертвым. Люди боятся
Виталий Надеждин

«Сейчас Крым в составе России – это как СССР 30-х годов. Если ты скажешь не то на публику – тебя могут куда-то вывезти, а затем найдут мертвым. Люди боятся», – говорит Виталий.

Виталий не имеет ни российского паспорта, ни статуса переселенца. Говорит, материальная помощь от государства ему не нужна. В Киеве занимается волонтерством – собирает деньги на лекарства для бойцов добровольческого батальона «Донбасс». Несмотря на то, что родные парня имеют пророссийские настроения, он мечтает забрать их с полуострова: не верит в то, что Крым быстро вернется в состав Украины.

«Когда я в последний раз приезжал домой, мы смотрели этот Лайвньюз, о том, что так называемые ополченцы – почти ангелы, и я не удержался, рассмеялся. Начался конфликт, который перерос в «Зачем ты сюда приехал, фашист?!» За год я уже к этому привык».

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG