Доступность ссылки

Крымчане спасают сами себя – создают кооперативы самоснабжения


Специально для Крым.Реалии, рубрика «Мнение»

Симферополь – В Симферополе появились два новых предприятия в одном лице. С одной стороны – это кредитный потребительский кооператив, с другой – нечто наподобие закрытого (только для участников кредитного кооператива) недорого магазина с громким названием «Крымская региональная корпорация по обслуживанию населения». Создал ее предприниматель Валентин Халецкий.

Смысл для него в том, что есть какой-никакой оборот денег и товаров, в обстановке растущей безработицы он при деле. А смысл для участников «закрытого клуба» членов кооператива в возможности купить некоторые продовольственные товары, как утверждают, «по ценам производителя», то есть без накруток посредников, хотя это чистая психологическая иллюзия. Опыт редкий и довольно интересный, такая «корпорация» пока единственная в Крыму, и он заслуживает того, чтобы проанализировать его и с экономической, и с социально-политической и с психологической точек зрения.

Реальный объем торговли в Крыму упал на величину близкую до половины ее прежнего объема

Опыт Валентина Халецкого интересен, прежде всего, тем, что за последний год, как утверждает независимый экономический эксперт Сергей П., просивший не называть его имени, реальный объем торговли в Крыму упал на величину близкую до половины ее прежнего объема. Российская статистика этот факт не подтверждает, потому, что она организована по ложной схеме, она учитывает объем торговли в деньгах, и естественно оборот более дорогих гривен в 2013 году выражался меньшей цифрой, чем оборот сильно подешевевших рублей в 2014 году. Сейчас счет идет на миллионы и миллиарды, а толку-то?

Не отражают сущность процесса даже попытки оценить объем продаж в так называемых сопоставимых ценах, прежде всего потому, что адекватно сопоставить их нельзя, и каждая статистика сопоставляет так, как нужно, чтобы не разгневать власть. Реальный объем падения торгового товарооборота эксперт Сергей П. с коллегами попытался определить путем опроса предпринимателей, занимающихся этим видом деятельности. У них просили оценить динамику объема торговли не по деньгам, а по количеству проданного товара. Было опрошено больше 300 бизнесменов, которые занимаются торговлей продуктами и промышленными товарами. По всем группам товаров они показали сокращение объемов продаж от 30% до 50%. Крымчане сегодня покупают значительно меньше обуви, одежды, особенно длительного пользования, типа пальто, шуб, дорогих курток и т.д. Из группы продовольственных товаров крымчане стали значительно меньше покупать мяса и мясных изделий, колбас, сократились продажи рыбы, молочных продуктов.

Резкий выброс на рынок пустых денег спровоцировал рост цен, который не удается остановить уже больше года

Значительно подорожали услуги ЖКХ и другие их виды, например проезд на транспорте, интернет, мобильная связь и т.д. Непомерно дорогими стали рестораны и другие предприятия общепита. Причина проста – оккупация дала толчок рекламным кампаниям об увеличении пенсий, зарплат, выплате разных пособий. Резкий выброс на рынок пустых денег спровоцировал рост цен, который не удается остановить уже больше года. После скачка покупательской активности в марте-мае 2014 года, рост продаж остановился, и начал сокращаться. Сейчас прирост цен значительно опередил прирост зарплат и пенсий, поэтому у крымчан сейчас часто не хватает денег на самое необходимое.

Единственное исключение: крымчане стали покупать больше автомобилей, но причин для радости и здесь нет, по двум причинам. Во-первых, с открытием границы Крыма с Россией на рынок через Керченский пролив хлынули супердешевые подержанные автомашины российского производства, которые стоят нередко 90 –150 тысяч рублей. Для сравнения – импортные профессиональные фотоаппараты среднего ценового диапазона без объектива стоят сегодня в Крыму от 105 до 180 тысяч рублей. Почему бы не приобрести автомобиль по цене фотокамеры? Это заставило снизить цены и на импортные автомобили во многих фирменных автосалонах. Однако, считают эксперты, это явление временное – за счет подержанного «металлолома» в ближайшее время рынок поспешных нетребовательных покупателей насытится и цены начнут расти.

Что придумал Валентин Халецкий

В такой ситуации многие крымчане, – особенно беднейшие, пенсии которых составляют не больше 10 тысяч рублей, и семьи, где работает один человек, получая от 15 до 25 тысяч рублей, а содержать нужно не редко еще 2-3 члена семьи, в том числе учить детей, – ищут возможности приобрести продукты хотя бы 5-10% дешевле, что уже составляло бы значительную прибавку в покупках. Этим и воспользовался Валентин Халецкий.

Стол заказов продуктов питания по ценам производителя
Стол заказов продуктов питания по ценам производителя

Как видно из объявления, бизнесмен пообещал им экономию (при этом он называет это «доходом»!) в 25%, и если бы это была правда, то было бы выше всяких похвал. Он стал принимать покупателей в свой «кооператив», просто записывая в тетрадку суммы денег, которые они сдали как взнос на личный счет. Вы можете ничего не покупать, и тогда в конце месяца получите какой-то неназванный процент на вложенный депозит. Но смысл не в этом, а в том, что вкладчик становится в этой «корпорации» покупателем, и Халецкий дает ему возможность приобрести в его магазине товар (в среднем!) на 25 % дешевле, чем на рынке, то есть что-то дешевле на 10%, что-то на 20%. Естественно, что точно эти проценты никто не считает.

«Мы начинали с ноля. Написали объявление и волновались – придут ли люди. Но к нам постепенно стали ходить жители близлежащих домов. Мы начали расширять ассортимент товаров в основном за счет заказов наших членов кооператива. Закупаем их без посредников и продаем по соответствующим ценам, поэтому и получается, что стоимость ниже, чем в торговых сетях или даже на Привозе. Товар не залеживается, потому что берем в основном то, что заказывают наши постоянные клиенты», — объяснил Валентин Халецкий депутату «госсовета» Крыма Петру Запорожцу, пришедшему проверять его вместе с корреспондентами газеты «Крымские известия».

«Схема предельно проста, – пишет газета, – основана прежде всего на доверии покупателей. Основные оборотные средства – из кошельков клиентов. К примеру, кто-то купил продукты на 400 рублей, а продавцу дал 500. Остаток записывается в специальную книжку, и в любой момент человек может использовать его, добрав товары. Пока же – сумма идет на пополнение ассортимента…»

Получается, что покупатели, они же члены кооператива, как бы, не в обиде, они приобрели товар дешевле, чем на рынке. Но это чисто психологическая иллюзия, которую эксплуатирует бизнесмен. Во-первых, он использует явно затруднительное положение крымчан, попавших в трудную экономическую ситуацию в результате аннексии Крыма. Во-первых, они деньги сдают вперед, а товар и проценты получают позже, не замечая того экономически обидного факта, что деньги у них ушли, а товара они еще не получили.

Во-вторых, утверждение Халецкого, что он продает товар «по ценам производителя» явно лукавое. Скажем, некий товар стоит на рынке, условно возьмем, 200 рублей. Как известно, посредники-торговцы на рынке сейчас, закупив товар оптом, увеличивают розничную цену на 100, а то и больше процентов. То есть при розничной цене товара 200 рублей, его купили оптом за 100, а то и за 80 рублей. Халецкий тоже купил его за столько же, но продает у себя уже не по низкой оптовой цене, а, называя это «ценой производителя», делает скидку с рыночной цены всего лишь в среднем на 25%, то есть продает, не за 200, а за 175 рублей. Дешевле? Да! Но и самому Халецкому-то тоже осталось с этой операции не менее 75-80-ти рублей, гораздо больше, чем сэкономил сам «вкладчик кооператива»!

«Мы только начали работу, но уже обслуживаем более ста человек, – рассказывает Валентин Халецкий. – Даже если каждый оставит по сто рублей, получается больше десяти тысяч. Поначалу люди вносят минимальные суммы, но постепенно проникаются доверием, оставляют больше денег на своей книжке. За счет этого и расширяемся».
Как видим, при скидке в 25% бизнесмен «зарабатывает» себе от 30 до 50%. Правда, ему нужно оплатить аренду помещения, видимо, уплатить налоги, оплатить транспорт по доставке товара, электроэнергию, изготовление торгового оборудования, выплатить зарплату продавцу, и так далее. И мы отнюдь не виним находчивого бизнесмена ни в чем, только вот нужно понимать, что он не является никаким благотворителем, а представляет из себя точно такого же посредника, как и все остальные, только он придумал скидку на 25 % и создал для себя возможности ее делать, воспользовавшись, во-первых, бедностью своих «членов корпорации», во-вторых, ее закрытостью, иначе бы к нему, как и на рынке, набежала бы масса посторонних покупателей и раскупили бы весь товар.

Это не экономика, это политика

На самом деле «Крымская региональная корпорация по обслуживанию населения» Халецкого – это экономика только с виду, а на самом деле это политика. До аннексии Крыма ничего подобного в Крыму не создавалось потому, что в этом не было потребности. Люди могли пойти на рынок и купить все, что им нужно было, а теперь они вынуждены сначала отнести деньги Халецкому, подождать какое-то время ничего за это не имея, и только потом купить на 25% дешевле, при том, что на этой же операции бизнесмен заработал до 40%. Его корпорация – это, по сути, «кооператив самоспасения» и для тех, кто у него покупает, и для него самого.

Его помощь крымчанам есть, но она ничтожна, поскольку он обслуживает всего лишь фиксированное число жителей в 100 человек из более, чем 1,5 миллиона покупателей в Крыму. Валентин Халецкий говорит о том, что его опыт можно было бы распространить по Крыму. Его поддерживает депутат Петр Запорожец, советский замполит по образованию и образу жизни, никогда экономику не изучавший. Он говорит, и парламентская газета это пропагандирует, что таким образом в Крыму можно было бы восстановить систему советских ОРСов, то есть «отделов рабочего снабжения». ОРСы – это были в структуре советских заводов или трестов такие отделы на правах цехов, которые занимались заготовкой продуктов для столовых и буфетов на заводе. И иногда по заказу профсоюзной организации они привозили на завод картофель и другие овощи для заготовки рабочим на зиму действительно по цене производителя, то есть по цене колхоза, где они его купили, или же с минимальной надбавкой транспортного цеха самого завода за перевозку.
Идея может и интересная, но не осуществимая. Во-первых, при открытом нормальном, а не искорёженном вбросами пустых денег рынке, как в Крыму, никакие ОРСы не нужны и невозможны. Сегодня этот опыт работает исключительно потому, что он представляет собой средство самоспасения крымчан от бедности, куда их ввергла аннексия. Это только в закрытой советской экономике ОРСы могли составлять значительную часть товарооборота.

Кредитный потребительский кооператив
Кредитный потребительский кооператив

К тому же Петр Запорожец умалчивает, что в советское время для рабочих существовали ОРСы, а для начальства – закрытые распределители и закрытые магазины специального снабжения, где не было ни дефицита товара, ни высокой цены. Для рабочих – обычные бедные заводские и городские больницы, а для начальства целое Четвертое управления Минздрава, где дефицита лекарств и оборудования не было, а уровень лечения был в разы выше. Причем, и в послесоветское время система особого снабжения и охраны здоровья начальства видоизменилась, но сохранилась, и та же столовая в нынешнем «госсовете», где блюда в 2-5 раз дешевле, чем в городе, и откуда депутаты получают продуктовые пайки и наборы, чем не «отдел снабжения» чиновников?

Во-вторых, такие корпорации, как у Халецкого, могут существовать пока их строго ограниченное число, и пока у Халецкого у самого денег недостаточно для организации своего бизнеса. Такая корпорация это своеобразный старт-ап для бизнесмена. И как только он сколотит на ней первоначальный капитал, он создаст нормальный торговый бизнес и будет получать прибыль не 75, а все 100%.

В-третьих, такая корпорация не может быть большой, она может обслуживать самое большее один небольшой жилой микрорайон, чтобы в «корпорацию» можно было идти пешком, потому, что если скидка на товар составляет, скажем, 20 рублей, и проезд из дома тоже стоит 20 рублей, то какой смысл ехать?

В-четвертых, таких корпораций не может быть много. Во-всяком случае, они не могут составлять хоть какую-то статистически заметную величину, потому, что если их станет много, они не повлияют на удешевление товара на рынке, а наоборот – станут продавать товар по той же цене, по которой он продается на рынке, потому, что рано или поздно им придет мысль, а ради чего это мы так продешевляем? Еще по Марксу известно, что происходит с капиталом, если он чувствует норму прибыли в 100 и больше процентов.

Такие корпорации – это не органическое порождение рынка, а решение от безысходности, средство спасения людей с минимальными доходами, которое может приносить пользу какое-то небольшое время, но не может заменить нормальный рынок нормальных товаров и нормально функционирующих денег

О своем опыте Валентин Халецкий рассказывал и на заседании комиссии в «госсовете». И как верно заметил «первый заместитель министра промышленной политики» Крыма Ян Латышев, «корпорация создана по схеме финансовой пирамиды, с той разницей, что процент возвращается не деньгами, а продуктами. Он сказал, что хорошо, что Валентин Халецкий честный бизнесмен, а если попадется такой, что соберет деньги и сбежит? Во-вторых, финансовая пирамида имеет свойство насыщаться. «Корпорация» существует пока только полгода и кредиторов у нее всего сотня человек. Но когда участников кооператива становится все больше – это значит, что долг перед ними возрастает. В какой-то момент организатор пирамиды становится неплатежеспособным. Что тогда делать, кто возместит вкладчикам их вклады хотя бы без процентов? Или, например, что произойдет, если все члены корпорации по какой-либо причине придут и попросят вернуть все их вклады, а их нет, потому, что они вложены в какой-нибудь товар сомнительного качества, который никто не хочет брать даже со скидкой? Поэтому «корпорация», скорее всего, интересна просто как опыт одного изобретательного бизнесмена, но предприятия такого типа не могут быть созданы потому, что для этого не создана (и она вряд ли будет создана!) правовая основа, учитывающая все нюансы.

Ответов на эти вопросы нет, потому, что такие корпорации – это не органическое порождение рынка, а всего лишь паллиатив, решение от безысходности, средство спасения людей с минимальными доходами, которое может приносить пользу какое-то небольшое время, но не может заменить нормальный рынок нормальных товаров и нормально функционирующих денег. И выход из кризиса совсем не в создании таких «корпораций», а в деоккупации Крыма и формировании органов власти и рынка по классическим законам и правилам.

Артур Воронин, экономический обозреватель

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG