Доступность ссылки

Свидетельства оккупации. Мы учимся выживать


Поделитесь тем, что видели и что знаете, пишите нам на email: krym_redaktor@rferl.org

Надежда

Когда все началось, у меня был грудной ребенок. Я мало выходила в город и все, что происходило, видела лишь по телевизору – тогда АТР транслировал все события в прямом эфире. Телевизор работал целыми днями. Помню митинг 26-го февраля: с одной стороны крымские татары, с другой – пророссийские активисты. Но какого-то страшного предчувствия не возникло тогда.

Мы в Крыму привыкли к таким акциям, нам не в новинку слышать на улицах лозунги: «Крым – Россия!». Мы знаем, что крымские татары и пророссийские организации всегда были непримиримыми оппонентами. Потому и тот митинг воспринимался лишь как очередной виток противостояния. Но когда утром стало известно о захвате зданий парламента и правительства, стало не по себе. По АТР я увидела пугающе пустой центр Симферополя и российские флаги над Верховной Радой и Советом министров. Полдня была неопределенность – ничего не происходило.

Их праздники «крымской весны» для нас – траурные даты. Для нас это один длинный черный день, который длится уже больше года

А потом случилась та самая сессия, где депутаты назначили референдум. При этом они цинично врали перед телекамерами, что речь не идет об отделении Крыма от Украины, просто, мол, хотим расширения полномочий автономии. С того дня события стали развиваться со скоростью лавины. На улицах появилась военная техника и «зеленые человечки». Они патрулировали центр Симферополя, блокировали аэропорты, воинские части. В соцсетях тогда разразились споры – должны украинские военные стрелять или нет. По моему мнению, для чего тогда нужна армия, если не защищать свою страну? Другое дело, что команды из Киева им никто не дал. Помню, собиралась позвонить своему знакомому командиру воинской части, поддержать его добрым словом. А потом узнала, что он с самого начала был готов перейти на службу к оккупантам и подчиненных убеждал. Он и сейчас командует той самой частью. Только теперь его судьба мне интересна лишь как предателя.

Масштабы предательства поражали. Милиция, СБУ, МЧС, прокуратура, военные и госслужащие – оказалось, что для них присяга ничего не значит. Они просто переоделись в форму другого государства, заменили портреты и флаги в кабинетах и продолжают «служить».

Потом начались «открытия» и среди коллег, друзей, знакомых. Каждый проявился. Многих, с кем общались и дружили годами, просто вычеркнули из своей жизни. Их праздники «крымской весны» для нас – траурные даты. Для нас это один длинный черный день, который длится уже больше года. Слезы. От бессилия, от несправедливости, от страха.

Я не могла заставить себя выйти на улицу – меня тошнило от обилия триколоров. Я смотрела на людей, которые, как и раньше, бежали на работу, в магазин, вели детей в школы, и не понимала – рухнула только моя жизнь? Я с ужасом слушала рассказы мамаш, которые водили своих маленьких детей к Верховной Раде Крыма, чтобы те могли потрогать «зеленых человечков» и сфотографироваться с ними. Другие женщины с детьми в это время стояли вдоль дорог с антивоенными плакатами и украинскими флагами, а мимо них проносились российские танки. Эта картинка с тех пор навсегда со мной. Когда-то она станет иллюстрацией в учебниках истории.

Помню чувство безысходности, когда над нами один за одним летели десятки разных самолетов, а люди вокруг радостно махали им руками. Они приветствовали «освободителей», а мы видели оккупантов. Нас не от кого было освобождать. Но многие в Крыму до сих пор верят, что сюда двигались полчища «бандеровцев» и, «если бы не Путин»...

Мне больно видеть, как Крым снова превращается в «совок». Как легко здесь ломают судьбы людей, как учат ненавидеть инакомыслящих, как нагло врут те, кто у власти, как они издеваются над крымскими татарами, и самое страшное, что все это находит радостный отклик в душах людей. Тех самых, которые выступают против фашизма.

Тем более смешно слышать сейчас о том, что крымчане отстояли свободу и сохранили мир, в том числе и межнациональный. Мы жили в мире и были свободны еще недавно. Мы знаем вкус свободы. И это не то, что нам пытаются сейчас подсунуть, как маргарин вместо масла.

Мы с удовольствием наблюдаем массовое разочарование крымчан вожделенной Россией

Когда еще до «референдума» коммунальные службы Симферополя снимали украинские флаги на площади Ленина и вывешивали вместо них триколоры, я думала – как же так, кто позволил, они все будут наказаны. Но никто не наказан до сих пор. Киев только через год возбудил какие-то дела против крымских сепаратистов, только недавно арестовал имущество крымских депутатов, только недавно составил список военных-изменников. Мне не понятно, почему Украина до сих пор не подала исков в международные суды по поводу аннексии. Мы – все, кто остался в Крыму в надежде на то, что полуостров вернется в Украину, не видим каких-то шагов со стороны украинского руководства для возвращения украденной части страны. Как не видели абсолютно никаких действий год назад. Я не понимаю, почему власть Украины не сделала ничего, чтобы защитить свою территорию. Почему не прислушалась к Меджлису, который говорил: готовится отторжение Крыма. Почему крымчан – патриотов Украины оставили на баррикадах в борьбе за украинский Крым без малейшей поддержки. Нас не защитили тогда, а сейчас – просто кинули на выживание.

Мы учимся выживать. Но «обросли» колючками. Мы научились ненавидеть и злорадствовать. Мы с удовольствием наблюдаем массовое разочарование крымчан вожделенной Россией. Нас радует, что местные перекрасившиеся князьки начали «пожирать» друг друга, как пауки в банке. Мы все еще верим, что этот черный день закончится. Ведь даже самая длинная полярная ночь сменяется рассветом.

Надежда, жительница Симферополя

Мнения, высказанные в рубрике «Свидетельства оккупации», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В ДРУГИХ СМИ



XS
SM
MD
LG